ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Почему бы не давать ему большие дозы три или четыре раза в день? — спросил Бхейд.

— Это сильнодействующее лекарство, поэтому передозировка вредна для него. Вот почему мы должны постепенно давать ему это лекарство.

— А что именно делает это лекарство?

— Оно борется с действием припарки из зеленых ягод, которую Альтал использовал, чтобы остановить кровь. Мозгу нужна кровь, брат Бхейд, поэтому мы не можем совсем перекрыть доступ крови. Мы должны пройти по очень узкой грани между слишком большим количеством крови и ее недостатком. Это очень похоже на настройку лютни.

— Как долго это будет продолжаться? — спросила Андина.

— Вероятно, часов десять — самое большее двенадцать. Будьте очень внимательны оба. Эти регулярные дозы совершенно необходимы. Без этого Элиар может еще больше погрузиться в бессознательное состояние и остаться там навсегда.

— Если то, что ты говоришь, — правда, то это не может быть местом главной атаки на наши позиции, — сказал сержант Халор Альталу, и лицо его выражало беспокойство. — Если вся эта кутерьма с пещерой была лишь изощренной уловкой, чтобы заманить Элиара в это конкретное место и убить его, они должны проводить свою главную атаку где-то не здесь.

— Возможно, это слишком большие тонкости для Пехаля и Гелты, сержант, — возразил Альтал. — Они все еще в пещере, Лейта? — спросил он у бледной девушки.

— Да, — ответила она. — Я не могу разобрать связный разговор, но похоже, в пещере все то же количество народу.

— До рассвета осталось всего пара часов, — задумчиво сказал Халор. — Если бы они планировали напасть на нас откуда-то из другого места, они бы уже зашевелились. Есть ли хоть какой-то шанс, что Элиар встанет к тому моменту на ноги?

— Я бы не рассчитывал на это, сержант, — ответил Альтал.

— Что ж, мы и раньше сражались в войнах без него, — сказал Халор, слегка пожимая плечами. — Баррикады Гебхеля и эти пастухи из Векти смогут сдерживать натиск по всей линии обороны до тех пор, пока мы не сможем привести подкрепление. Если это лучшее, что мы можем сделать, то так тому и быть.

— Эмми, — послал мысленный импульс Альтал, пока они с Лейтой шли по тылам вдоль линии укреплений.

— Пожалуйста, не кричи, Альтал, — проворчала она.

— Прости. Ты видишь, что происходит в палатке?

— Конечно, вижу.

— Как там Элиар?

— Поверхностное кровотечение прекратилось. Кровь еще сочится в нескольких местах, но все под полным контролем.

— А остальная часть его мозга получает достаточно крови?

— Насколько я могу судить, да.

— Хорошо. Но пройдет еще немало времени, прежде чем он поправится, да?

— Очевидно, так. А почему ты спрашиваешь?

— Идея о том, чтобы Халор управлял сражением из твоего окна, отпала, когда Гелта ударила Элиара по голове, так что нам придется немного сымпровизировать. Халор говорил Гебхелю, что его разведчики впереди будут следить за ансу. Это было не совсем правдой, поскольку Халор собирался осуществлять разведку самостоятельно — из твоего окна. Теперь это невозможно, поэтому нам надо все немного переиграть. Халор не может добраться до твоего окна, но ты можешь. То есть я имею в виду, что ты будешь нашей разведкой. Ты будешь передавать мне то, что увидела, я передам Халору, а он может посылать гонцов, чтобы предупредить Гебхеля. Так мы достигнем примерно тех же результатов, что и планировали изначально, — как ты считаешь?

— Вероятно, да. В качестве гонцов возьми нескольких пастухов векти. Пастух должен уметь быстро бегать. Думаю, лучше всего выбрать Салкана.

— Он будет не слишком-то этому рад, Эм. Этот молодой сорвиголова действительно хочет пострелять в ансу из своей рогатки, и, несмотря на все данные ему Юдоном благочестивые напутствия, я нисколько не сомневаюсь, что Салкан не собирается тратить отличные камни на лошадей. Уверен, что он намерен частенько промахиваться и убивать ансу, а не их лошадей.

— Это еще одна причина, чтобы удалить его из траншей, дорогой. Давай не будем расстраивать экзарха Юдона больше, чем приходится. Иди выбирай и готовь гонцов. Не теряй времени, Алти. На востоке как раз занимается рассвет, так что совсем скоро здесь будет очень жарко.

— Семь тысяч семьсот семьдесят семь, семь тысяч семьсот семьдесят восемь, — шептала Лейта. — Разделить на шестнадцать с четвертью, — почти машинально добавила она.

— Что делает этот парень в капюшоне, Халор? — спросил сержант Гебхель.

— Это один из моих инженеров, — пожимая плечами, солгал Халор. — Он рассчитывает траекторию катапульт.

— Никогда не мог понять этих людей, — признался Гебхель. — Они разговаривают одними цифрами. Иногда мне даже кажется, что они и шутят цифрами.

— У меня мало времени, Гебхель, — сказал ему Халор. — Мои разведчики донесли мне расположение всех массовых скоплений ансу. Это место находится в самом центре, так что тебе бы следовало устроить здесь свой командный пункт.

Гебхель взглянул на восток, туда, где начинало светлеть небо, а затем на ярко горящие факелы в долине.

— Да, очевидно это не то место, где они поведут свою главную атаку на мои укрепления, — сказал он. — Никто не станет так махать факелами в том месте, которое хочет сохранить в тайне.

— Не зацикливайся на этой идее, Гебхель, — предупредил Халор. — Может быть, они как раз и хотят, чтобы ты так подумал.

— Это верно, — согласился Гебхель. — Я сам проделывал такое пару раз.

— Будь гибок, — предупредил Халор. Он обернулся и указал на холм позади окопов. — Я засяду вон там. Мои разведчики по-прежнему находятся на линии фронта; мы придумали систему сигналов, чтобы они могли сообщать мне о том, что происходит. Я попрошу одного из этих пастухов-векти передавать тебе информацию, которую мы получаем.

— Как себя чувствует молодой Элиар?

— Он по-прежнему мертв для этого мира. Эта отвратительная ведьма здорово его стукнула. Над ним сейчас работают два полевых хирурга, но пока рано говорить, сможет ли он полностью поправиться.

— Полагаю, нам остается лишь надеяться, — сказал Гебхель, глядя на восток. — Светает, Халор, так что лучше нам занять свои позиции — даже если на войну это будет не очень похоже. В свое время я повоевал с глупцами, но с этими ансу никто в глупости не сравнится.

— Это же кавалерия, Гебхель, — фыркнул Халор. — За них в большинстве случаев думают лошади.

Он посмотрел на восточное небо.

— Светает, лучше я пойду обратно на холм. У парня, который будет моим гонцом, ярко-рыжие волосы, чтобы ты узнал его, когда увидишь.

Гебхель кивнул.

— Не путайся под ногами, Халор, — хрипло произнес он. — У меня много работы.

— Кажется, Элиар немного шевелится, — сообщил вождь Альброн Халору, Альталу и Лейте, когда они подошли к палатке, — и дышит он лучше.

— Нам нужно поставить этого мальчика на ноги, — сказал Халор. — У меня в коридорах Дома заперта огромная армия, но я не могу взять оттуда ни одного человека, пока Элиар не поправится настолько, что сможет открыть им двери.

— Думаю, Гебхель вполне способен удерживать ансу довольно долго, Халор, — ответил Альброн.

— Альтал, — прошептал голос Двейи, — отведи Лейту обратно в палатку. Мне нужно быстренько заглянуть внутрь головы Элиара.

— Хорошо, Эм, — ответил он молча, а потом заговорил вслух: — Пойдем посмотрим нашего мальчика, Лейта.

— Хорошо, — согласилась она.

— Двейя хочет с тобой поговорить, — прошептал он, когда они вошли в палатку.

— Да, я ее слышала.

— Отойди в сторону, Альтал, — сказал ему голос Двейи.

Он вздохнул.

— Да, дорогая.

— Теперь, — устало говорил Бхейд Андине.

Маленькая эрайя осторожно вставила стеклянную трубочку в рот молодого арумца.

— Заберись снова ему в голову, Лейта, — приказала Двейя. — Скажи мне, что ты видишь.

Лейта кивнула, и Альтал почувствовал это странное ощущение, когда кто-то забирается в голову, и услышал какое-то журчание.

90
{"b":"159283","o":1}