ЛитМир - Электронная Библиотека

И все же привилегированный статус освобожденного от подушной подати дворянства, наряду с рядом изданных законодательных актов, создал правовую основу для формирования единого дворянского сословия, хотя и остававшегося до конца своей истории незамкнутой, открытой для проникновения извне корпорацией. Это явилось одной из причин того, что в России, как считают многие исследователи, не сложилась родовая аристократия, подобная западноевропейской. Дворянство же с этого времени начинает бороться за освобождение от государственной зависимости, расширение своих привилегий и оформление своего сословного статуса, постепенно превращаясь в самостоятельную политическую силу. Это, в свою очередь, создает диспропорции в социальном развитии страны, асинхронность процессов формирования отдельных сословий.

Однако особенности российского дворянского сословия, его сословного самосознания были напрямую связаны с владением крепостными душами, что составляло основу экономической независимости дворянства. Вместе с тем расширение прав и привилегий дворянства автоматически означало сужение сферы личных прав помещичьего крестьянина. В самом же крестьянстве, как считают многие исследователи, крепостничество культивировало хозяйственную пассивность, психологию социального иждивенчества, отсутствие навыков свободного волеизъявления. Однако в исторической литературе последнего времени высказывается также мнение, что ликвидация крепостного права в России XVIII века была невозможна как по экономическим причинам, так и в силу неготовности к освобождению самого русского крестьянства. И все же наряду с этим следует иметь в виду, что сохранение и усиление крепостничества, происходившее на протяжении всего столетия и к концу века достигшее апогея, не создавало стимулов к развитию сельскохозяйственного производства, а в самом крестьянстве закрепляло вышеназванные социально-психологические черты. Иначе говоря, если ликвидация крепостничества была невозможна, поскольку русский крестьянин не имел навыков свободной жизни, то сохранение крепостного права лишь усугубляло эту ситуацию.

7. Экономическое развитие

По мнению ряда историков, за годы правления Петра I в России произошла своего рода «индустриализация» страны. Если в допетровской России было немногим более 20 промышленных предприятий, то к концу царствования Петра их число возросло более чем в 10 раз. При этом фактически заново возникли целые отрасли как тяжелой, так и легкой промышленности, в частности, железоделательная и медеплавильная, суконная, писчебумажная, стекольная, табачная и др. Немногим менее половины вновь основанных предприятий строились на казенный счет, остальные — на частные капиталы, но также при активной поддержке государства. Проводившаяся Петром политика была направлена на поощрение частной предпринимательской деятельности, в особенности в отраслях, связанных с обеспечением армии. В целом развитие промышленности позволило России на данном этапе преодолеть технологическое отставание от развитых европейских стран и создать мощную современную армию.

Основные кадры рабочей силы для промышленности рекрутировались из крепостного крестьянства, причем законодательство петровского времени разрешало промышленникам недворянского происхождения покупать крестьян к заводам. Это обстоятельство находится в центре дискуссий о характере петровской «индустриализации». В советской историографии закрепилось представление о том, что политикой Петра I в России первой четверти XVIII в. в промышленности был заложен «капиталистический уклад». Однако многие современные историки считают, что, поскольку в основе производства лежал труд крепостных, купленных владельцами предприятий, или крестьян-отходников, петровские мануфактуры, как и в целом промышленность XVIII в., нельзя считать капиталистическими. Более того, закрепощение в петровское время социальных групп, из которых потенциально мог сформироваться рынок свободной рабочей силы, затормозило процессы развития в стране капиталистических отношений. Предприниматель недворянского происхождения оказывался в зависимости от государства, разрешающего или не разрешающего ему покупать крестьян и, следовательно, расширять своей производство. Результатом этого было стремление таких предпринимателей к получению дворянского статуса, что, в свою очередь, препятствовало формированию буржуазии европейского типа, противостоящей дворянству и борющейся за доступ к управлению государством. Иными словами, социальное сознание того слоя, из которого потенциально должна была сложиться русская буржуазия, изначально формировалось иначе, чем у их западноевропейских собратьев. Помимо этого, петровская экономика была ориентирована, прежде всего, на удовлетворение военных потребностей государства и, следовательно, ставила предпринимателей в зависимость от военного заказа. Наконец, отсутствие в российском праве понятия частной собственности и защищающих ее законодательных норм давало предпринимателю статус не столько полноценного владельца, хозяина, сколько, по сути, арендатора завода или фабрики, которые в любой момент могли быть отписаны в казну, поскольку верховным собственником всего и вся в стране оставалось государство, воплощенное в фигуре императора. Немаловажно и то, что, в отличие от передовых в экономическом отношении стран Западной Европы того времени, петровская индустриализация предполагала приоритетное развитие в первую очередь отраслей тяжелой, а не легкой промышленности, где образование капиталов, которые могут быть использованы для расширения производства, происходит значительно медленнее. По этой же причине потребности европеизирующегося дворянства и городского населения в предметах быта — мебели, посуде, тканях и других подобных товарах — удовлетворялись главным образом за счет внешней торговли.

Между тем политика Петра I в торговой области была столь же противоречивой. С одной стороны, царь всячески поощрял развитие торговли, справедливо видя в ней и важнейший источник пополнения государственных финансов, и путь к процветанию страны, укреплению ее положения на мировой арене в качестве морской державы. С этой целью предпринимались меры по совершенствованию путей сообщения, в частности, путем строительства каналов, были заключены торговые соглашения с рядом европейских стран, за рубежом учреждены русские консульства. Вместе с тем в организации экспорта русских товаров (юфть, пенька, поташ, деготь, сало, льняное семя, ревень, рыбий клей и т. п.) основная роль принадлежала государству, монопольно закупавшему эти товары внутри страны и продававшему их за границу или отдававшему торговлю определенным видом товара на откуп.

Одновременно с этим ряд предпринятых Петром шагов имел для русской торговли разрушительные последствия. Таким было, в частности, закрытие Архангельского порта и насильственный перевод всех внешнеторговых операций в Петербург. Это привело к разорению многих купеческих династий, не имевших средств для воссоздания на новом месте всей необходимой для их торгового дела инфраструктуры. Подобные же последствия имело и насильственное возвращение в ходе податной реформы многих купцов, осевших в крупных городах, в посады городов, из которых они вышли.

В целом политика Петра I в торговой сфере основывалась на распространенных в то время идеях протекционизма, что особенно ярко выразилось в веденном им таможенном тарифе 1724 г., которым были установлены 75 % пошлины на ввоз товаров, в достаточном количестве, как считалось, производимых в России. На практике, однако, этот тариф фактически подорвал внешнюю торговлю и вскоре после смерти Петра был отменен.

8. Церковная реформа

Уже при жизни Петра I его политика в отношении церкви наряду с деятельностью созданного им Всешутейшего собора, пародировавшего и высмеивавшего церковные обряды, порождала у современников обвинения царя в атеизме или приверженности протестантизму, а в народных массах способствовала формированию образа царя-антихриста. В действительности Петр был человеком довольно религиозным, а его политика, во-первых, продолжала и развивала тенденцию, восходившую к разрыву царя Алексея Михайловича с патриархом Никоном, а во-вторых, была частью общей политики, направленной на создание регулярного государства. Царь-реформатор руководствовался, прежде всего, представлением о безраздельности собственной власти и подчиненности ей всех, в том числе церковных, институтов. Петр видел в церкви один из инструментов управления подданными и воспитания их в духе служения «общему благу». Соответственно, и духовенство рассматривалось им как одна из категорий населения со своими профессиональными обязанностями, которые, помимо чисто церковных функций, должны включать и принесение определенной пользы государству и также являются разновидностью государственной службы. В частности, духовенство должно было стать связующим звеном между властью и крестьянскими массами, являться проводником и распространителем в них государственной идеологии, а также исполнять определенные полицейские функции. С этой целью указом 1718 г. все подданные обязывались посещать воскресные службы и ежегодно исповедоваться, причем священники обязаны были составлять списки исповедующихся прихожан, и те, кто уклонялся от исповеди, подлежал штрафу. Несколько позже священников также обязали доносить на своих прихожан, если те открыли им на исповеди какие-либо преступные умыслы против государства.

10
{"b":"159292","o":1}