ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Петербург: вы это знали? Личности, события, архитектура - i_124.jpg

Мариинский театр

С восхищением отзывался об этом произведении своего деда А.Н. Бенуа: «Вообще на свете едва ли существует более приветливое театральное помещение, нежели этот необычайно просторный воздушный зал Мариинского театра, построенный с таким расчетом, чтобы с каждого места <…> открывалась вся сцена. Но и декоративная отделка <…> в своем роде совершенство <…>, вся система этой декорировки необычайно грациозна и лишена какой-либо навязчивости…».

Несмотря на значительные последующие реконструкции, расширения и фасадные изменения Мариинский театр в целом сохранил свою первоначальную структуру и внутреннюю отделку, задуманную А.К. Кавосом. Он – хороший образец помпезной эклектики, присущей почти всем европейским театрам этого периода. Сугубо имперский театр в октябре 1860 года снова поднял занавес14.

Еще раньше, тоже после пожара, Кавос восстановил Большой театр в Москве, который в присутствии Александра II открылся 20 августа 1856 года оперой «Пуритане» В. Беллини. Общая планировка здания, ранее сооруженного О.И. Бове, была сохранена, но зрительный зал расширен (он стал вмещать 3000 человек), лестницы переделаны и украшение главного фасада частично изменено. Ионический ордер колонн заменен композитным, появились ниши для двух статуй, на боковых фасадах – ложные окна. На фронтоне вместо гипсовой квадриги была поставлена медная. Общие затраты на восстановление составили 900 000 рублей.

Петербург: вы это знали? Личности, события, архитектура - i_125.jpg

Большой театр в Москве

Благодаря обильному использованию дерева удачно была решена акустика зала. По словам зодчего, «Большой построен как музыкальный инструмент». Сохранилось ли это свойство после современной многолетней (2005–2011 гг.) реконструкции и модернизации главного театра страны?15

Последней театральной работой (1859–1860 гг.) Альберта Кавоса стала переделка Михайловского театра (ныне – Малый театр оперы и балета им. М.П. Мусоргского). Наружный фасад, ранее созданный А.П. Брюлловым, зодчий трогать не стал, а занялся интерьерами. Для дополнительного размещения 200 зрителей он удлинил зрительный зал и сделал пятый ярус. Одновременно была увеличена сцена, расширены артистические и административные помещения. Для публики в первом этаже устроен вестибюль, во втором – два фойе и буфет.

Петербург: вы это знали? Личности, события, архитектура - i_126.jpg

Михайловский театр

Оформление интерьеров выдержали в стиле эклектики. Живописный иллюзорный плафон, хрустальная люстра, мягкая красочная гамма мебельной обивки и посеребренный резной орнамент придают праздничное настроение камерно решенному зрительному залу, он, в основном, сохранил свой исторический вид, созданный Кавосом16.

По воспоминаниям А.Н. Бенуа: «Громадные заказы, которыми был завален дед Кавос, позволили ему достичь значительного благосостояния, а оно дало ему возможность вести довольно пышный образ жизни и отдаваться коллекционерской страсти». А.К. Кавос являлся членом четырех итальянских академий и почетным архитектором бразильского императора. Все звания, титулы и награды перечислены в эпитафии на его надгробии.

21 мая 1846 года он получил потомственное дворянство и герб с изображением на золотом щите борзой у зеленого дуба с золотыми желудями, в левой части – золотого полумесяца с концами вправо. Его род внесли в третью часть родословной книги Санкт-Петербургского дворянского собрания. Действительный статский советник умер в Петергофе «от удара» 22 мая 1863 года и погребен на Волковском лютеранском кладбище. Из-за кончины, как утверждается, не был осуществлен одобренный Наполеоном III проект А.К. Кавоса Парижской оперы – ее автором стал француз Ш. Гарнье.

Петербург: вы это знали? Личности, события, архитектура - i_127.jpg

Ц.А. Кавос

Ветреный Кавос «оба своих петербургских доходных дома <…>, – вспоминал А.Н. Бенуа, – своей новой пассии и, вероятно, передал ей, кроме того, значительную сумму денег. После раздела остального имущества пришлось сократить образ жизни Ксении Ивановне…». Вдова пережила супруга на целых 40 лет17.

По стопам отца пошел Цезарь Альбертович Кавос (1824–1883), сын от первого брака. Его крестным отцом был венецианец Антонио де Росси, автор макета Санкт-Петербурга. Окончив немецкую Петершуле, Цезарь поступил в Академию художеств и в 1845 году выпущен из нее неклассным художником. Благодаря протекции и должности отца, юноша в 1847 году получил место помощника архитектора на строительстве новых зданий Почтамтского департамента и архитектора Санкт-Петербургского Совета детских приютов. Из Почтового департамента он окончательно уволился в 1868 году, из Совета гораздо раньше – в 1853 году. За перестройку Почтамта в 1863 году награжден орденом Св. Станислава III степени.

С отцом Цезарь Альбертович долгие годы также сотрудничал и служил в других ведомствах: Пажеском корпусе (1849–1881 гг.), Воспитательном обществе благородных девиц (1851–1870 гг.), Дирекции Императорских театров (с 1859 г.) и Технико-строительном комитете МВД (1868–1871 гг.), выполняя текущие ремонты и разные постройки и перестройки. Чаще чем отец, зодчий занимался сооружением и переделкой доходных домов. Большинство из них (например, в Апраксином пер., 13, на 2-й Красноармейской ул., 5) малоинтересны в художественном отношении. Исключения – дома, построенные зодчим для себя18.

Петербург: вы это знали? Личности, события, архитектура - i_128.jpg

Дом Ц.А. Кавоса. Улица Кирочная, дом 18

Лично Кавосу принадлежали в Петербурге два дома: деревянный родительский и собственный каменный на Кирочной ул., 18, выстроенный в стиле эклектики в 1864–1867 годах и сохранившийся до наших дней. Для А.Н. Бенуа он «представлялся чуть ли не самым изящным во всем Петербурге». Фасад четырехэтажного дома имеет три ризалита, оформленные рустованными лопатками, и расчленен междуэтажными профильными тягами. Центральный ризалит увенчан лучковым фронтоном. Интереснее, чем снаружи, дом выглядел внутри, о чем свидетельствует тот же Бенуа.

Вот его описание небольшой гостиной: «Весь светлый, со стенами, покрытыми грациозными орнаментами, раскрашенными в бледно-розовые и фисташковые тона, с мебелью изогнутых форм, с фарфоровыми фигурками на зеркальном шкафчике, с большой жардиньеркой ароматичных цветов у окна, он производил впечатление чего-то лакомого…».

Кроме того, Бенуа подробно, красочно и любовно рассказывает о жизни в особняке, который после смерти Ц.А. Кавоса унаследовал его пасынок надворный советник Евгений19.

Вспоминая Цезаря Альбертовича, или дядю Сезара, Бенуа писал в своих мемуарах: «Зодчество он постепенно запустил, предпочитая заниматься „делами“ и главным образом спекулируя на покупке и продаже домов, что в 60-х годах приобрело в Петербурге прямо-таки азартный характер. На этих „аферах“ он и составил в несколько лет очень крупное состояние, исчислявшееся в момент его кончины в три миллиона тогдашних рублей». Погоня за богатством, связанная также с участием в разных акционерных обществах, действительно, пагубно отразилась на архитекторе. Несмотря на хорошую профессиональную подготовку и репутацию, он так и не стал крупным мастером, особенно если сравнивать с отцом. Работе над проектами предпочел жизнь богатого рантье, тем не менее в 1857 году его избрали академиком. И что характерно, без выполнения обязательной программы.

Бенуа оставил также словесный портрет своего дяди: «Сезар был самым стильным из братьев <…>. Подобно большинству Кавосов, ростом он был ниже среднего, ходил он отнюдь не задрав голову, голос у него был не громкий, он редко сердился и никогда не кричал». Такой характер помогал Кавосу в его активной общественной деятельности: он состоял гласным Городской думы, одним из учредителей „Общества архитекторов-художников“, постоянным сотрудником журнала „Неделя строителя“»20.

55
{"b":"159293","o":1}