ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Здорово, Кнутте! — Мартин расплылся в улыбке, войдя в комнату, где Кнутас сидел за письменным столом.

Комиссар полиции Висбю пожал руку столичному коллеге с натянутой улыбкой. Только Кильгорду могло прийти в голову такое отвратительное прозвище.

Агнета Ларсвик, в отличие от экспансивного коллеги, производила впечатление человека спокойного и мягкого. Она была высокой и стройной, тёмные волосы забраны в хвост. Агнета вежливо поприветствовала комиссара. Спустя некоторое время следственная группа собралась, чтобы ввести прибывшее подкрепление в курс дела.

— Вы не голодны? — поинтересовалась Карин. Она прекрасно помнила о неуёмном аппетите Кильгорда.

— Да, перекусить не помешало бы, правда? — Мартин взглянул на Агнету, которую вопрос явно удивил. Она хотела было ответить, но Карин уже успела сообщить, что сейчас закажет им бутербродов.

— Огромное спасибо, — поблагодарил Кильгорд и с довольной ухмылкой устроился на стуле между Ларсом Норби и Биргером Смиттенбергом.

Не прошло и минуты, как все трое уже оживлённо обсуждали, какой из островов Греческого архипелага наиболее достоин посещения.

Вскоре принесли целый поднос бутербродов с креветками, коробку с банками лёгкого пива и бутылки с водой. Затем на столе появились кофе и шоколадные бисквиты. Подобными деликатесами полицейских баловали не часто. Кнутас покосился в сторону Карин. Похоже, тут расстарались, лишь бы Кильгорд почувствовал себя как дома.

Кнутас обвёл взглядом коллег. Они весело болтали с добродушным комиссаром из Стокгольма, хохотали, расспрашивали о последних столичных сплетнях. Всегда одно и то же: стоило Кильгорду приехать, как рабочие совещания превращались в весёлые пирушки.

Начальник криминального отдела полиции Висбю громко откашлялся, чтобы привлечь внимание, и ещё раз официально поприветствовал приехавших коллег.

В течение следующего часа следователи анализировали то, что им уже удалось разузнать. Особое внимание уделили допросам, прошедшим накануне. Все сошлись во мнении, что следует более тщательно проверить информацию, полученную от преподавателя Арона Бьярке, сообщившего о супружеской неверности Стаффана Мельгрена.

Совещание подходило к концу, когда в дверь постучали и на пороге появился Эрик Сульман. Судя по выражению лица криминалиста, он принёс интересные новости.

— У меня кое-что есть для вас, — сказал Эрик, дав Кнутасу договорить.

— Выкладывай.

— Водолазы, обследовавшие дно вдоль пляжа в Варфсхольме, нашли кольцо, которое принадлежало Мартине.

— Где именно?

— В камышах на мелководье, недалеко от турбазы. Это большое грубое серебряное кольцо с самоцветами. Мы огородили территорию и сейчас ищем другие следы. Мне нужно туда вернуться.

— А где кольцо?

— Отдали в лабораторию.

Кнутас откинулся на спинку стула:

— Находка подтверждает теорию судмедэксперта. Преступник утопил её на этом пляже, после чего отвёз тело на мыс Вивесхольм, чтобы повесить.

— Скорее всего, он просто удерживал голову девушки под водой, пока та не захлебнулась, — подхватил Сульман. — Ведь у неё под ногтями обнаружили песок и водоросли, значит, она упиралась руками в Дно, а оно там довольно вязкое, так что пальцы, вероятно, погрузились в песок, и таким образом она кольцо и потеряла. Оно не литое, а из тех, что надевают, ужимая до размера пальца.

В комнате воцарилось тягостное молчание. Всем представилось одно и то же: Мартина безуспешно борется за жизнь где-то в камышах, а её друзья, ничего не подозревая, веселятся на вечеринке всего в паре сотен метров.

— Складывается впечатление, что он всё спланировал, — поделился мыслями Кильгорд. — Причём хладнокровно. Он рассчитывал на то, что сможет добраться до неё и у него будет достаточно времени всё провернуть. Никто просто так не разъезжает с ножом, верёвкой и другими приспособлениями в багажнике.

— Да, он наверняка следил за ней, — подхватила Карин. — Мы же не знаем, как долго он ждал, пока подвернётся случай. И как раз тот вечер стал него удачным.

— А мы уверены, что он охотился именно за Мартиной? — усомнился Кильгорд. — Может, ему просто была нужна жертва, любая?

— Да, это не исключено, — согласился Кнутас.

— Бросается в глаза ещё одна деталь: преступнику требовалось время, — продолжал Кильгорд. — Мне думается, чтобы всё это проделать, ему понадобилось несколько часов, не меньше.

— Да, и потом, не следует забывать о ритуальных элементах. О чём они нам говорят? — задал вопрос Кнутас, повернувшись к судебному психиатру.

— Я пока не могу сказать ничего определённого, — ответила Агнета Ларсвик. — Мне необходимо взглянуть на фотографии жертвы, почитать отчёты, и хотелось бы дождаться результатов вскрытия. И в любом случае, перед тем как дать заключение, я должна увидеть место преступления.

— Понимаю, но каково первое впечатление? — Кнутас попробовал выведать хоть немного.

— Перед нами проявление крайней степени насилия, — произнесла Агнета, разглядывая снимок, показывавший тело Мартины в полный рост. — То, каким способом совершено убийство, наводит на мысль о преступнике-одиночке, психически нездоровом, испытывающем глубокое презрение к женщинам. Возможно, не имеющем сексуального опыта. Порез в нижней части живота указывает на любопытство относительно строения женского тела, как в тех случаях, когда преступник вводит некий предмет во влагалище жертвы с целью исследовать его. Отсутствие одежды также может говорить о сексуальном подтексте, но, повторюсь, я пока не готова сделать заключение.

— Как вам кажется, этот человек нарушил закон впервые? — поинтересовалась Карин.

— Вряд ли. Преступник видится мне молодым, но он применял насилие ранее, поскольку маловероятно, что человек пойдёт на такое жуткое деяние, ни разу не прибегнув к насилию до этого.

— Почему вы считаете, что он молод?

— Если он пошёл на такое, то у него довольно серьёзное психическое расстройство. При этом он живёт среди нормальных людей, значит, рано или поздно он должен был проявить себя. И скорее всего, рано, стало быть, он молод, раз ещё не попался. Только учтите, это пока мои первые догадки.

Кнутас задал последний вопрос:

— А о чём говорит то, как он расправился с телом?

Взгляды присутствующих были прикованы к Агнете Ларсвик.

— Преступник вздёрнул тело на дереве, значит, жаждет быть замеченным. Вывесив на обозрение свою жертву, он предупреждает нас: «Я опасен. Смотрите, что я вытворяю». Возможно, этим он хочет сказать, что нам лучше бы остановить его, прежде чем он повторит злодеяние.

Вечером того же дня из отдела судебно-медицинской и экспертизы в Сольне пришёл факс с предварительным заключением о вскрытии. Кнутас мысленно поблагодарил судмедэксперта за оперативность и, захлопнув дверь в свой кабинет, уселся изучать отчёт.

Мартина, как и предполагали, умерла в результате утопления. Лёгкие раздуты, в горле обнаружена пена, в желудке — морская вода. Во влагалище найдены следы спермы, но повреждений, указывающих на сексуальное насилие, нет. Образец спермы уже отправлен в Государственную лабораторию судебной экспертизы в Линчёпинге. Порез на животе глубокий, задеты сонная артерия и кишечник. Кровь содержит 1,2 промилле алкоголя, значит, она была порядочно пьяна в момент смерти.

Кольцо Мартины, обнаруженное у «Варфсхольма», а точнее, у берега недалеко от турбазы, свидетельствовало о том, что девушку утопили совсем недалеко от входа в здание и парковки, но густые заросли камыша и можжевельника скрыли преступника и его жертву. Убийца, по всей видимости, внаглую оставил машину на парковке пансионата, поэтому дотащить тело до автомобиля трудности не составило, а плотно растущие вокруг кусты спрятали его от чужих глаз. Затем он сразу же отправился на Вивесхольм. Было, наверное, часа два-три ночи, и все давно крепко спали.

Здесь преступник, скорее всего, оставил машину у самой изгороди, подальше от калитки и дачных домиков. Вытащив тело, он отнёс его в лес. Несомненно, место для повешения он выбрал заранее. Женщина с такой работой точно бы не справилась. Разве что у неё был помощник. Да, злоумышленников действительно могло быть несколько.

29
{"b":"159295","o":1}