ЛитМир - Электронная Библиотека

Основан был Чудов монастырь святителем Алексием в 1365 г., на месте ханского двора. Жена хана Джанибека Тайдулла подарила свое подворье Алексию в благодарность за чудесное исцеление от слепоты — так повествует древняя легенда.

Первый храм, построенный святителем, был деревянным, однако вскоре был заменен каменным: святитель Алексий, как гласит летопись, «соорудил церковь каменную, единокровную, с помостом на земли и с пределом на правой стороне».

Через 60 лет после кончины святителя от ветхости обрушился потолок храма.

В 1501 г. по повелению царя Ивана III храм был разобран до двухярусной подклети и в начале этого же года был восстановлен, по всей вероятности, по старым формам.

Наружный фасад храма был построен по типу церквей влади-миро-суздальского периода, хотя в орнаментации храма чувствовалось влияние итальянских архитекторов. В церкви сооружен был пятиярусный иконостас, все иконы которого считались древнего письма. В алтаре под престолом была великолепная резная деревянная позолоченная сень с двенадцатью главками, выполненная в 1641 г. Петром Ремизовым.

Под храмом были сооружены два подвала; в нижнем подвале, по преданию, был заточен поляками св. патриарх Гермоген, где и скончался от жестокого обращения и голода, отказавшись благословить польско-литовских захватчиков. Церковная летопись повествует, что именно в Чудовом монастыре был иноком боярский сын Григорий Отрепьев, объявивший себя впоследствии царевичем Дмитрием, сыном Ивана Грозного.

В XVI в. в Чудовом монастыре размещалась патриаршая школа — высшее духовное заведение Руси. Известно, что в монастыре переводил иноземные рукописи на славянский язык премудрый Максим Грек, выдающийся гуманист и публицист, прибывший в Москву по приглашению великого князя Василия III. В Чудовом монастыре крестили будущего царя Алексея Михайловича Романова и будущего первого российского императора Петра I.

Под старинными сводами Чудова монастыря нашли свой последний приют многие сыны славных фамилий России — Трубецкие, Хованские, Оболенские, Куракины…

Много важных событий видели стены Чудова монастыря — и торжественных, и горестных.

Кроме церкви Архистратига Михаила в Чудовом монастыре находились церкви во имя святителя Алексия, Благовещения Пресвятой Богородицы и св. апостола Андрея Первозванного. Церковь во имя свт. Алексия была одной из древних, построенной по воле Ивана III в 1485 г. Церковь Андрея Первозванного была сделана больничной и переименована в Крестовоздвиженскую.

Под алтарем Благовещенской церкви был погребен великий князь Сергей Александрович, погибший от руки террориста 4 февраля 1905 г.

В 20—30-х гг. прошлого столетия, несмотря на протесты общественности и аргументированные просьбы видных историков и архитекторов, эти древние храмы рухнули в одночасье по указанию советского правительства.

Началось страшное время беспредельного насилия на земле Русской… За гибелью множества церквей пришла очередь гибели миллионов людей…

В КРЕМЛЕ ЭТОГО МУЗЕЯ БОЛЬШЕ НЕТ…

Итак, с апреля 1955 г. рабочий кабинет В.И. Ленина и его кремлевская квартира, где он жил с женой и сестрой Марией Ульяновой, были открыты для посещения экскурсантов.

Так как автору этих строк довелось работать в музее почти с начала его открытия, могу свидетельствовать, что первое время музей посещали только ответственные партийные и государственные работники, видные деятели науки и культуры.

А тем временем в Кремль шли и шли сотни писем и заявок на посещение музея, и постепенно образовалась очередь на несколько лет вперед.

Музей посещали гости почти всех стран мира. И бывали здесь не только генеральные секретари зарубежных компартий, но и все правительственные и парламентские делегации, королевские особы, которые посещали нашу страну с официальными визитами.

Гости, как правило, оставляли записи в Книге посетителей.

Всего таких Книг сохранилось шестнадцать: здесь и японские иероглифы, и арабская вязь, и славянский шрифт…

Приведем лишь некоторые из них.

К.А. Фагерхольм написал в Книге посетителей музея: «Финны чтут память Ленина; он признал независимость Финляндии». Известно, что в ночь с 18 (31) декабря 1917 г. Ленин вручает делегации финляндского Сената подписанный им декрет Совнаркома о признании государственной независимости Финляндии, ранее входившей в состав Российской империи.

В марте 1982 г. мне довелось сопровождать президента Финляндии М. Койвисто. Прощаясь, президент сказал: «Память о Ленине живет в сердцах финнов из поколения в поколение».

Будучи в Финляндии, я убедилась, что все мемориальные музеи В.И. Ленина сохраняются и функционируют, а у памятных досок всегда свежие цветы.

В апреле 1970 г. мне представилась возможность сопровождать председателя правления знаменитой автомобильной компании США «Форд моторе компани» господина Генри Форда.

Необыкновенно обаятельный президент компании держался весьма просто и был очень внимателен. Одет он был довольно скромно — буклированный черно-серый пиджак и серый свитер.

Итак, экскурсия началась, но начала ее не я, а господин Форд!..

Обведя пристальным взглядом обстановку рабочего кабинета Владимира Ильича и заметив портрет Карла Маркса, он воскликнул: «У меня в офисе висит портрет Маркса, у этого великого экономиста я многому научился!» Рассматривая книги, Генри Форд заметил: «В моей личной библиотеке есть все издания собраний сочинений Ленина на английском и русском языках».

«Кстати, — спросил меня президент, — что писал Ленин о промышленном потенциале Германии накануне Первой мировой войны?»

Сразив меня этим вопросом и, конечно, не получив вразумительного ответа, Г. Форд, очень довольный собой, подробно обрисовал экономическую ситуацию в Германии в 1913 г.

Но зато я привела в восхищение гостя, повторив знаменитые слова Ленина об «американском размахе и деловитости, что не хватает русским…».

Прощаясь, Генри Форд сказал: «Я знал, изучая его труды, что Ленин был великим ученым, но я не представлял, что, будучи главою правительства России, он жил так просто».

Так как же жил Ленин и его семья?

Лучше всех, пожалуй, скажет об обстановке квартиры Ульяновых профессор М.И. Авербах. Он писал, что Ленин, став во главе государства, «удовлетворился квартиркой, в которой было ровно столько комнат, сколько нужно было только для жилья его и ближайших членов семьи, которые притом сами несут большую ответственную общественную работу, что же касается обстановки этой квартиры, то стоило только открыть дверь, чтобы сразу почувствовать себя в жилище нетребовательного, но и истинно культурного человека — все просто, чисто, опрятно, все на месте, без блеска, без 98 шика, никаких предметов роскоши, никаких вещей неизвестного назначения, но зато есть все, что нужно много работающей семье, живущей исключительно интеллектуальными интересами».

Владимир Ильич занимал самую маленькую, 14-метровую комнату квартиры, комната Надежды Константиновны несколько больше.

Самую светлую и большую комнату отвели Марии Ильиничне. Обстановка очень простая: ни ковров, ни картин, зато книги повсюду. За ужином непременно собирались все вместе в крохотной проходной столовой.

Вся семья размещалась за столом, накрытым белой скатертью, перед каждым прибором лежала белая салфетка в кольце.

Ни сервизов, ни хрусталя в доме не было.

У единственного окна с видом на Троицкую башню прекрасно смотрелась жардиньерка с живыми цветами — подарок Ленину в день его 50-летия от Наркомата земледелия.

Завтракали в разное время на кухне.

Семья Ульяновых жила очень экономно.

Вот как вспоминала Клара Цеткин о своем посещении семьи Ленина: «…я застала жену и сестру Ленина за ужином, к которому я была приглашена самым сердечным образом. Это был скромный ужин… Он состоял из чая, черного хлеба, масла, сыра… «в честь гостя» нашлась небольшая банка с вареньем».

21
{"b":"159296","o":1}