ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Ты не знаешь, что делать?

– Да что с нее взять, шеф?

– Убей ее!

– А может, трахнуть сначала? Слишком уж аппетитная.

– Я тебя сам трахну, идиот. Выполняй приказ.

Бандит поправил автомат и нажал на спусковой крючок. Пули разорвали грудь женщины, выбив из нее фонтаны крови. Она рухнула в кресло, под ней растеклась лужа.

– Обоссалась-таки, сука!

– У трупов всегда так, что внутри, все прет наружу. Ты, жирная свинья, – крикнул он толстяку, – а ну вылазь.

– А я что? Я ничего. Я исполняю ваши приказы.

– Вылезь, не бойся, не тронем.

Толстяк выбрался из-под стола, на пол упал бумажник. Он нагнулся за ним.

– Стоять, – отдал приказ боевик, – а ну-ка брось лопатник сюда.

Толстяк подчинился.

Бандит, поймав портмоне, раскрыл его:

– Ого! Да тут полно «зелени», ты кто будешь?

– Васнецов, Дмитрий Николаевич.

– Да мне по хер твое имя, промышляешь чем?

– Так, бизнесмен, дело у меня небольшое.

– Еще бабло есть?

– Мелочь!

– Высыпай все на пол.

Толстяк вывернул карман. На пол упало несколько мелких купюр и с десяток монет.

– Это себе оставь. А сейчас оттащи свою шлюху к лестнице да гляди, ты на прицеле. Дернешься – отправишься вслед за ней, понял?

– Да, да, понял.

– Работай, бизнесмен.

Толстяк оттащил труп женщины, положил у стены напротив лестницы, вернулся, по команде бандитов забился под стол. Боевики пересчитали банкноты, поделили их между собой, портмоне кинули толстяку.

Снизу вновь раздался громкий крик:

– Наверху! Что у вас?

– Все ништяк, шеф!

– Вы не сидите там, посматривайте за клиентами да в окна. Скоро сюда должны менты нагрянуть. Выстрелы были слышны на улице.

– Да, шеф!

Бандиты встали, пройдясь по балкону, один встал у крайнего справа окна, другой у левого. Затем они сошлись на середине. Тот, кто убил женщину, крикнул вниз:

– У нас спокойно, на улице ничего подозрительного.

– Смотрите там.

– Понятно!

Часы на руке Шинкевича провибрировали сигналом вызова. Он тихо ответил:

– Блондин.

– Трепанов. Что в кафе?

– Боевики убили еще одного человека. Проститутку.

– Что-то уж слишком агрессивно они настроены.

– Значит, на серьезное дело вышли. Нервничают, хотя по их старшему, что находится за стойкой бара, этого не скажешь.

– Что делают бандиты?

– Основная часть держит на прицеле отдыхавших, а вот за ширмой у торцевой стены чем-то один занимается. Таксист, что подвозил нас, говорил, что кафе соседствует с банком. И эта стена, судя по всему, является общей и для кафе, и для банка.

– Думаешь, цель бандитов банк?

– Предполагаю.

– Проверим, чем они там за укрытием занимаются. К кафе подогнали машину с «Рентгеном», сейчас просветим заведение.

– Наших тоже подняли?

– Да, они переброшены вертолетом к Кремлю. Скоро будут у объекта. Вам надо определить, откуда с наименьшим риском возможно провести штурм.

– Это я и сейчас могу сказать. Балкон очистим мы с Грачом, оттуда ударим по их старшему и открытым внизу целям. Рыл пять-шесть в зале срубим…

– Ты погоди, Блондин. Не гони лошадей. Никаких действий, пока не просчитаем их цель и не получим полную информацию по содержанию ящика, не проводим. А то устроим фейерверк с десятками трупов и обрушением здания, если в ящике – взрывчатка.

– Понял.

– Ты скажи, как тащили ящик, легко или с напрягом?

– Ну будто в нем килограммов десять.

– Понятно. Отслеживать обстановку, быть на связи. Повторяю, никакого геройства.

– Есть никакого геройства. Предупреждение.

– Да?!

– Боевики, что пасут нас на балконе, время от времени смотрят в окна за подходами к зданию с улицы. Думаю, им надо показать ментов. Немного и в качестве оцепления. Подогнать автобус спецназа.

– Это решим. Все, отбой!

– Отбой!

Проститутки, слышавшие то, что говорил Шинкевич, широко открытыми глазами смотрели на своих бывших уже клиентов.

– Ну что так смотришь, Светик-самоцветик? – спросил у своей девушки Шинкевич.

– Вы кто?

– Тебя это не касается. Ни тебя, ни твою подругу. Лежите спокойно, и все будет, как надо, вот только расслабиться нам сегодня, к сожалению, уже не удастся.

– Да какая сейчас может быть расслабуха? – воскликнула Мари.

Грачев закрыл ей рот рукой:

– Ты захотела прилечь рядом с подругой, что обслуживала толстого? Молчать всем!

Но бандиты услышали голос Мари.

Один из них подошел к столику, под которым лежали офицеры со шлюхами:

– Так! Кажется, еще непонятливые объявились?

Ответил Грачев:

– Да все спокойно, начальник, шлюха, дура, чулком за стойку стола зацепилась. А так мы ничего.

– Ты кто будешь? – нагнулся к нему боевик.

– Бродяга. Откинулся недавно, вот решил погулять, не получилось. Но мы не в претензии. Ваши дела – это ваши дела.

Бандит усмехнулся:

– Еще бы ты имел претензии?! За что сидел-то?

– Ты извини, браток, но такие вопросы не принято задавать.

– Деловой, да?

– Да нет, просто привык, чтобы все по понятиям было.

– Отдыхай пока, бродяга. Погуляешь еще.

Боевик отошел от стола. Подельник спросил его:

– Чего там?

– Все нормально! Сиделец тут оказался. Кайфануть после зоны хотел.

– Возмущается?

– Нет. Сказал же, все нормально.

– Ты у него справку об освобождении смотрел?

– А на хрена? Кому нужна его справка?

– И то верно. Но смотри за ними. Эти ребята не сопляки, что внизу девок своих давят.

– Ладно. Что на улице?

– Пока тихо.

– Блин, быстрее бы Косой со своими петардами управился?!

– Так все одно, до обеда нам тут торчать точно.

– Кто знает, может, шеф и раньше ситуацию разрулит.

– Ага! Только переговоры с властью сколько времени отнимут.

– Ты че ноешь? Подписался на дело, так выполняй, что прикажут. За то бабло, что получим после всего этого дерьма, можно и потерпеть. Глянь, отблески маяков, никак ментура подскочила.

Бандиты выглянули в окно. Тут же один из бандитов крикнул вниз:

– Шеф! Менты кафе оцепляют.

– Спецназ?

– Не-е, пока пэпээсники, хотя автобус с тонированными окнами на углу встал. Но из него никто не выходит.

– Спецназ! Штатских, крутых тачек, не видать?

– Пока нет.

– Смотрите. И клиентов своих из виду не выпускайте.

– Так, может, их в общую кучу бросить?

– Ты делай свою работу, Лист, а решения здесь принимать буду я.

Грачев повернулся к Шинкевичу:

– Слыхал?

– То, что старшего бандюка на балконе Листом кличут?

– Да. А Косой, видать, у них за ширмой работает.

– Интересно, наши уже развернули «Рентген»?

– Я тебе и без системы просвечивания скажу, что за ширмой в ящике взрывчатка. Потому как бандюки хотят взорвать стену и проникнуть в банк, прикрываясь заложниками.

– Так доложи Трепанову о своих соображениях.

– Сам вызовет.

Помощник представителя России в «Совете шести» не заставил себя ждать. Часы белоруса провибрировали сигналом вызова, Шинкевич ответил:

– Блондин!

– Мы просветили здание, – услышал он немного искаженный голос полковника Трепанова, – в зале пятнадцать террористов. За ширмой один из боевиков минирует стену, он устанавливает взрывные устройства направленного действия. Отсюда становится очевидным цель террористов, захвативших кафе. Они намерены подорвать стену и проникнуть в помещение банка, из которого ведет ход в подвал, где находится хранилище. Там, по данным руководства банка, сосредоточена наличность в сумме более двадцати миллионов долларов, десяти миллионов евро и около пятидесяти миллионов рублей. Денежное хранилище и есть цель боевиков.

– Но бандитов встретит охрана?!

– Которая ничего не сможет сделать, потому что бандиты наверняка возьмут с собой заложников как прикрытие. До хранилища боевикам придется взорвать две сейфовые двери и решетку, взломать сами сейфы, но, видимо, они просчитали, сколько для этого потребуется взрывчатки, и имеют ее при себе. Отряд переброшен к тыловой части кафе.

14
{"b":"159298","o":1}