ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Николас провел ее рукой по своим губам и щеке, по-прежнему цепко глядя ей в глаза, словно любуясь какой-то редкой красивой вещью.

- У меня неплохая фантазия, - тихим, вкрадчивым шепотом сообщил он, притягивая ее чуть ближе к себе. - И до сих пор я не слышал ни одной жалобы. Хотите сами убедиться?

Сердце Кины по-прежнему бешено стучало, будто пыталось вырваться из груди. И вместе с тем она была не в силах отвести от него взгляд. Внезапно на нее нахлынул безумный, необъяснимый страх.

- Трусишка, - прошептал Николас, заметив в ее глазах выражение ужаса. - Неужели вы действительно так меня боитесь?

Кина прочистила горло.

- Я голодна, - солгала она.

- В каком смысле? - с ехидством поинтересовался Николас.

Кина вырвала руку из его ладони и забилась в дальний угол, метнув на него яростный взгляд, словно маленький злобный зверек.

- Да вам просто цены нет, - хихикнул он. - Вы что, думаете, я собрался приставать к вам прямо при Джимсоне?

- Джимсона учили не замечать таких вещей, - возразила Кина, слегка задыхаясь. - И не надо развлекаться за мой счет.

- Ничего не могу поделать. Вы так забавно клюете на приманку! - Он осторожно наклонился к ней. - Интересно, за все эти годы вы когда-нибудь задавались вопросом, какой поклонник из меня бы получился?

Кина отвела взгляд и немного помолчала.

- Да, - ответила она наконец, потому что не привыкла лгать Николасу.

- Ну и что же? - упорствовал он. - Что вы думаете по этому поводу?

Кина взглянула на него с непривычной застенчивостью.

- Что с вами было бы тяжело, - усмехнулась она.

Николас негромко рассмеялся.

- А еще что? - продолжал настаивать он.

Кина пожала плечами.

- Что вы были бы нежным, - тихо сказала она, встретившись с ним глазами. - Терпеливым. Но немного грубоватым.

- И совсем нетребовательным? = Вопрос был задан спокойным тоном, но в нем чувствовался какой-то потаенный смысл.

- А вы такой и есть? - невольно спросила Кина.

- Это зависит от женщины, - ответил он. - Да, я могу быть терпелив. И нежен, если хочу этого.

- А какой… какой, по-вашему, должна быть женщина? - прерывающимся голосом спросила Кина.

- Николас взглянул на нее потемневшими глазами. На его лице все явственнее читалась неясная ей душевная борьба. Кина прежде никогда не чувствовала подобного напряжения при их совместных беседах.

- Дворец, сэр! - Учтивый голос Джимсона предал их затянувшееся молчание.

Автомобиль остановился перед шикарным рестораном Кина с облегчением перевела дух, недоумевая что же это на нее нашло и как она осмелилась задать подобный вопрос. «Должно быть, это у меня, издержки возраста», - почему-то подумала она, дожидаясь, пока Николас подойдет и откроет дверцу с ее стороны.

- Думаю, нам предстоит кое о чем побеседовать, когда я вернусь из Парижа, - заметил он по дороге к ресторану. - Это пойдет на пользу нам обоим.

- Вы, должно быть, хотите, чтобы я сделала несколько моделей для вашего гардероба, - предположила Кина с шутливым энтузиазмом. - Что-нибудь шикарное, но изящное, что подошло бы к этому автомобилю. Честно говоря, боюсь, такая работа не для меня, но…

- Черт бы вас побрал! - Николас против воли расхохотался. - Пойдемте, съедим что-нибудь, иначе примусь за вас!

Пока они расправлялись с омаром, булочками с маслом и густым красным вином, Николас явно уделял Кине куда больше внимания, чем ужину. Поднося ко рту кусок бифштекса, она внезапно застыла и взглянула на него через стол, накрытый белой скатертью.

- Почему… почему вы так пристально на меня смотрите? - спросила она, как-то странно хихивнув. - Боитесь, что я попытаюсь вынести столовое серебро?

- Вы похожи на фею, - задумчиво пробормотал он в ответ. - Это озорное личико, дразнящие, чуть раскосые глаза, маленький ротик! Вы совершенно не вписываетесь во всю эту обстановку, но я заметил это только что.

- Мне двадцать семь лет, - напомнила ему Кина, - и едва ли я буду лучше выглядеть где-нибудь в лесу под кусточком.

- Двадцать семь, - ровным тоном повторил Николас и сощурил темные глаза. - А на вид вам можно дать вполовину меньше.

- Это вам кажется, потому что вы сами слишком стары, - объяснила Кина с деланной серьезностью. - Вы вступаете в тот золотой период, когда кости начинают скрипеть, а глаза туманит пелена воспоминаний…

- Черт побери! - рявкнул Николас. - Заткнитесь! - Его голос, всегда безупречно хладнокровный, внезапно задрожал от гнева.

- Это было так неожиданно, что Кина немедленно умолкла. Она с самого начала постоянно поддразнивала Николаса и нередко шутила насчет его возраста. И он всегда смеялся. Но сегодня вечером она впервые задела его этим за живое, и он моментально напрягся и замкнулся. Только широко раскрытые глаза угрожающе сверкали на лице, застывшем в гримасе гнева. В такой ярости Кина прежде видела Николаса только однажды - когда один из ее сотрудников обозлился на то, что она отвергла его ухаживания. В тот день Николас вошел в ее кабинет неожиданно. Кина не сомневалась, что смогла бы справится с молодым наглецом без всякой посторонней помощи. Но Николас, мгновенно оценив ситуацию, бросился спасать ее, не дожидаясь приглашения. Позже Кина узнала, что он сломал незадачливому ухажеру челюсть. И с тех пор она тщательно избегала посвящать во всевозможные конфликты своего вспыльчивого босса.

И сейчас Кина поняла, что допустила ошибку.

- Николас, я просто пошутила, - мягко сказала она.

Но это ничуть не успокоило его. Он стиснул бокал в руке с такой силой, что тот едва не хрустнул под его пальцами, затем осушил его одним огромным глотком.

- Николас, пожалуйста… - прошептала Кина, побледнев. - Не сердитесь на меня.

Николас поставил бокал на стол намеренно медленным движением и уставился ей в лицо тяжелым взглядом.

- Мне сорок лет, а не восемьдесят, и я в отличной форме. Если не верите, спросите Марию, - сказал он ледяным тоном.

Кина прикусила губу. Она вовсе не собиралась дергать льва за хвост, но кто мог ожидать от Николаса такой бурной реакции? С удивлением Кина почувствовала. Как на глаза ей наворачиваются слезы. Она не плакала уже много лет. Но теперь слезы готовы были брызнуть ручьями. Кина положила салфетку на стол и опустила глаза, спасаясь от пристального, горящего взгляда разъяренного Николаса.

- Мне завтра рано вставать. Если вы не возражаете… - выдавила она.

- Не желаете ли десерт? - осведомился Николас с безупречной любезностью айсберга.

Кина храбро подняла на него глаза, хотя подбородок ее дрожал от обиды.

- Разве только затем, чтобы вылить его вам на голову! - заявила она, справившись с приступом слез.

- Какое-то мгновение в душе Николаса гнев боролся со смехом, но первый взял верх.

- Тогда пойдемте, - коротко бросил он.

Кина вышла из ресторана первой. Николас оплатил чек и быстро догнал ее, невольно залюбовавшись ее стройными ногами и царственно поднятой, как у принцессы, головой.

- Не напрягайте так шею, иначе заработаете невралгию, - проворчал он.

- Сами не выпячивайте челюсть, а то заклинит, и будете так ходить всю жизнь, - парировала Кина. - Если вы не перестанете дуться, я поеду домой на такси, - добавила она. - У меня сегодня был препаршивый день, и вечер получается не лучше.

з, а

- Бросьте, - проворчал Николас, кивая Джимсону. Он распахнул перед Киной дверцу автомобиля, а Джимсон стал заводить мотор.

- Не я начала, - возразила Кина, усаживаясь и стараясь не коснуться при этом Николаса.

Когда он сел рядом и захлопнул дверцу, Кина отодвинулась от него как можно дальше, почти забившись в угол салона.

- Прекратите злиться, Бога ради! - бросил Николас, смерив ее угрюмым взглядом.

Кина выдержала этот взгляд с некоторым вызовом. Это была первая более или менее серьезная размолвка между ними.

- Я буду злиться столько, сколько захочу, черт побери! - воскликнула она из своего угла. - Если вам нужен спарринг-партнер, почему бы не разыскать Марию? Я-то вовсе не пыталась заманить вас в постель, а потом висеть на вашей шее мертвым грузом.

4
{"b":"159304","o":1}