ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

«Не задирай нос».

Покупатели держались поодаль от этой отвратительной демонстрации дурных манер.

Джеймс услышал достаточно, даже прежде чем увидел объект неудовольствия мужчины. Когда он заметил леди, к которой были обращены эти грязные угрозы, В глазах у него потемнело от гнева, а кулаки сжались так, как никогда не сжимались на ринге в спортивном клубе.

Да как он смеет…

— Несколько ночей в Ньюгейтской тюрьме напомнят тебе о твоих обязанностях! — кричал мужчина, привлекая внимание проезжающих в повозках и экипажах. — А если этого будет недостаточно, я…

— И что вы тогда сделаете? — рыкнул Джеймс.

— А-а-а-й-а! — захрипел мужчина, вцепившись в его руку.

— Я тоже так думаю. — Встряхнув, Джеймс отпустил мужчину, и тот упал на землю.

Побагровев от ярости, он вскочил. Хоть он был гораздо ниже Джеймса и, судя по цвету лица и красным прожилкам в глазах, пьяница, это его не удержало.

— Как вы смеете! Да вы знаете, кто я такой?

— Не знаю, и знать не желаю. — Джеймс расправил плечи. Но сейчас герцогский титул, который обычно отделял его от подобных типов, ему не помощник, а противник не собирается отступать.

— Я лорд Льюис и не позволю, чтобы на меня бросались на улице. Вам это так не пройдет. — Он потряс кулаком перед носом Джеймса.

Льюис? Ах да, это отвратительный отчим леди Стэндон.

Теперь Джеймс понял преимущество езды в карете. В Лондоне столько подонков, с которыми нужно разобраться!

— Мистер Сент-Мор, пожалуйста, не трудитесь, — произнесла леди Стэндон. — Я могу…

— Помолчи, — рыкнул на нее мужчина и повернулся к Джеймсу: — Что до вас…

С Джеймса было довольно. Схватив мужчину за плечо, он швырнул его на проезжую часть в кучу навоза.

Зеваки одобрительно зашумели. Барону не оставалось ничего другого как убраться прочь под насмешки толпы.

На какой-то миг Джеймс испытал удовлетворение от собственного дикого поведения. Он только что швырнул человека на дорогу!

И вместо того чтобы ужаснуться своему поведению, он чувствовал странную, опасную дрожь в жилах.

Но даже это бледнело перед тем, что леди Стэндон скользнула к нему, и ее рука сейчас лежала на его рукаве.

Джеймс замер, боясь шевельнуться, ведь она пришла к нему, выбрала его и породила в нем дрожь иного рода.

— Мистер Сент-Мор, что вы натворили? — с трепетом спросила она.

— Полагаю, спас вас, — расплылся в улыбке Джеймс. — Это часть моей работы, разве вы не знали?

— Нет, не знала, — едва заметно улыбнулась она. — Но должна сказать, ваша работа… весьма впечатляет.

Джеймс взглянул на нее. Леди Стэндон заигрывает с ним? Смотрит на него с симпатией и с некоторым любопытством?

Джеймс вдруг понял, как прекрасна жизнь повесы.

— Вы пострадали? — спросил он. Нет ничего особенного в том, чтобы напомнить леди, что он спас ее. Джеймс положил свою ладонь на ее руку, чтобы удержать на месте.

Ему нравилось покровительствовать ей.

— Пострадали только мои нервы, — сказала леди Стэндон, не делая попытки высвободить руку или отойти.

Или нарушить странное единение, окутавшее их.

Она смотрела в его глаза, и весь Лондон таял вдали.

Единственное, что Джеймс мог слышать, — это слово «больше», эхом отдававшееся у него в голове.

Больше!

В эти мгновения он видел, как она идет к нему по залитому лунным светом саду в полупрозрачном платье, с распущенными до талии волосами. Ее бедра гипнотически покачиваются, руки протянуты к нему, приглашая, умоляя заключить ее в объятия и…

Его тело отреагировало. Быстро и горячо. Как у повесы.

Если он хоть что-то знал о женщинах, свет в глазах леди Стэндон говорил ему нечто очень важное.

Приличная леди Стэндон весьма неприлично относится к своему порученцу.

Ему следовало изумиться. Вместо этого Джеймс с трудом сдержал улыбку.

Элинор заметила изменения в мистере Сент-Море.

Нет, он по-прежнему красив опасной красотой, но что-то изменилось.

То, как он на нее смотрит…

— Мистер Сент-Мор, я должна поблагодарить вас. — Она отступила, поправила шляпку и накидку, отчаянно пытаясь стряхнуть шокирующие волны желания, накатившие на нее, когда она ощутила его мускулистую руку под плохо скроенным сюртуком.

— Леди Стэндон, — поклонился он. — Рад помочь. Хотя ситуация казалась немного тревожной. Кто он такой, этот лорд Льюис?

Элинор поморщилась. Она надеялась, что он не спросит, но догадывалась, что он захочет знать, кого только что унизил.

О, как он унизил барона! Элинор старалась не улыбнуться, но не смогла. Ведь мистер Сент-Мор просто вышел из толпы и спас ее.

Никто этого не делал. До сих пор.

— Это мой отчим, — сказала она. — Он барон, его владения в Камберленде.

Вернее, то, что от них осталось.

— И что он хотел? — продолжал допытываться Сент-Мор.

Разумеется, ему хочется знать подробности.

— Это семейное дело, сэр. Право, оно не стоит того, чтобы о нем упоминать. — Разглядывая перчатки, Элинор не поднимала на него глаз.

Когда она смотрела на него, то возвращалась в свои ночные грезы. И когда он ответил на ее взгляд, у нее возникло ощущение, что он читает мысли.

О том, как он ласкает ее, как его губы…

Элинор дернула перчатки сильнее, чем намеревалась, и чуть не оторвала пуговку.

Силы небесные! Нужно сосредоточиться. И вести себя пристойно. Не забывать о том, чего она хочет от этого мужчины.

Помощи в поисках мужа. А не любовника.

— Что вы здесь делаете? — спросила Элинор, улыбнувшись проходившей матроне, чьи поднятые брови свидетельствовали о том, что ситуация Элинор сулит массу возможностей.

Главным образом таких, о которых станут сплетничать.

Она взяла Сент-Мора под руку, на этот раз осторожно, не позволяя своим пальцам слишком уцепиться, и отвела его под козырек магазина.

Прямо к выставленному в окне пурпурному бархату.

— Что я делаю? — озадаченно переспросил он. — Я?

— Да, вы.

— Хожу по магазинам. И спасаю прекрасных дев.

— Спасаете… — начала Элинор. — Ох, вы имеете в виду меня.

Он считает ее «прекрасной девой»?

Элинор взглянула на него, поскольку его тон говорил о том, что это не вся правда. Возможно, он здесь по поручению клиента и проявляет осторожность.

Интересно, насколько он осторожен?

Элинор поперхнулась. Боже правый! Откуда эта мысль?

Тут она поняла, что возникла неловкая пауза, и сказала:

— Вы, вероятно, ищете новый сюртук?

«Да, Элинор, лучшего ты придумать не могла. Оговорила его сюртук».

К счастью, мистер Сент-Мор улыбнулся:

— Думаю, пора. Этот знавал лучшие времена. — Он продемонстрировал вытертый рукав. Возможно, вы порекомендуете хорошего портного?

Она представила, как снимает с него мерку, подходит с сюртуком… Как Сент-Мор примеряет его, снимает и…

Элинор прикрыла глаза. Опять она за свое.

— Я… то есть… я не знаю… магазины здесь довольно дорогие…

Едва ли она хотела унизить его предположением, что он не может себе позволить покупки на Бонд-стрит, но, учитывая состояние его сюртука, ситуация довольно очевидна.

К чести мистера Сент-Мора, он не очень рассердился, услышав намек на свое финансовое положение.

— Ничего страшного, леди Стэндон. Я сегодня проживу без нового сюртука. — Сделав глубокий вдох, он покачивался на каблуках. Молчание затягивалось, но, к радости Элинор, на этот раз он нарушил его: — А вы что тут делаете… и без горничной или лакея?

— Хожу по магазинам, — повторила она его ответ.

— Одна? — поинтересовался Сент-Мор.

Элинор немного покоробил его самонадеянный тон.

Лекция о приличном поведении от человека, который только что швырнул на землю члена палаты лордов?

— Нет, конечно. Со мной Минерва и леди Чадли. Они прошли в тот магазин, а меня отвлекла ткань в витрине.

— Ткань? — поддразнил он. — И какая именно, позвольте спросить, отважилась на такую дерзость?

Элинор промолчала. Не могла же она сказать, что хочет одеться как куртизанка, чтобы привлечь его внимание? Поэтому солгала.

12
{"b":"159308","o":1}