ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

От этой унылой перспективы все три дружно вздрогнули, даже Люси, над которой герцогиня больше не имела власти.

Минерва не закончила.

— Какого сорта женщина может хотя бы подумать надеть такое… такое… — Она взмахнула руками над платьем, словно не знала, какое слово подобрать.

Но Люси знала.

— Куртизанка, — подсказала она.

Элинор и Минерва не стали возражать. Мать Люси была печально известная дама полусвета, и в этом отношении они доверяли мнению подруги.

— Причем с весьма преуспевающим покровителем, поскольку такое платье мужчина не купит случайной птичке или оперной плясунье.

Минерва снова окинула платье критическим взглядом.

— Что ж, бархат отличный. В последнее время редко найдешь такое качество. Думаю, он французский.

— И, следовательно, вдвойне скандальный, — с улыбкой добавила Люси.

— Я знаю, сейчас оно немного чересчур, однако я собираюсь его переделать, — сказала Элинор.

— Но не слишком усердствуй, — подсказала Люси. — Особенно если намерена носить его, когда рядом мистер Сент-Мор.

— Люси! — застонала Минерва. — Ты слишком настаиваешь, чтобы Элинор спуталась с этим типом. Она попадет впросак. Как она выйдет за герцога, если будет развлекаться с поверенным? Или, хуже того, если ее имя станут трепать.

Люси пожала плечами, ее явно не тронули упреки Минервы. Она снова села и сложила руки на коленях, являя собой образец обманчивой добропорядочности.

Минерва повернулась спиной к их скандальной подруге и снова посмотрела на платье, на этот раз более внимательно.

— Цвет тебе идет. С этим не поспоришь. И если тебе удастся его переделать, оно будет прекрасно смотреться с бриллиантами Стерлингов.

Элинор разинула рот.

— Боже милостивый! Только не говори, что они все еще у тебя.

Минерва кивнула.

— Тебе следовало отдать их Фелисити, когда она вышла за Холлиндрейка.

— Да, следовало, — как ни в чем не бывало сказала Минерва. — И если бы Фелисити Лэнгли знала о них, она потребовала бы их раньше, чем высохли бы чернила на специальной лицензии.

Элинор расхохоталась.

— Я отдала их тебе, чтобы ты забрала их в Женеву для сохранности. Каким образом они оказались у тебя? — отдышавшись, спросила она.

— Не помню, — ответила первая леди Стэндон.

— Не помнишь? Я отдала их тебе пять лет назад, когда умер Эдвард.

Люси переводила взгляд с одной маркизы на другую.

— Бриллианты Стерлингов? О чем вы говорите?

— Проболталась. — Элинор сердито посмотрела на Минерву: — Расскажи ей. Я сдержала слово.

Вздохнув, Минерва повернулась к Люси.

— В семействе Стерлингов есть бриллиантовое ожерелье, которое переходит к жене наследника. Считается, что оно одаряет хозяйку особой плодовитостью. Оно, право, не стоит суеты.

— Не стоит суеты? — выпалила Элинор. — Да на главный камень можно содержать целый полк!

Люси снова перевела взгляд с одной на другую.

— Значит, камень не один?

— Всего три. — Минерва пыталась говорить так, словно это стекляшки, а не предмет всеобщей зависти.

Ее беспечность исчезла.

— Три? — округлила глаза Люси.

Пойманная Минерва сказала все:

— Да, три бриллианта и два рубина.

— И пригоршня мелких бриллиантов и рубинов, — добавила Элинор.

— Только пригоршня? — Поглядев на обеих, Люси поджала губы. — Не похоже на Стерлингов.

— Большинство замечает только крупные бриллианты, — промямлила Минерва.

— Вот именно, только бриллианты, — подбоченилась Люси.

— Согласно семейной легенде три бриллианта представляют наследника, запасного наследника и еще одного.

— Учитывая пагубные наклонности Стерлингов, это нелишне, — заметила Минерва.

— В сторону суеверия, — деловито сказала Люси. — Вернемся к более существенному вопросу. Почему я их не получила?

Элинор взглянула на Минерву, которая, застонав, продолжала признание:

— Было решено…

— Леди Женева решила, — добавила Элинор.

— Да, леди Женева, — кивнула Минерва. — Она думала, что благоразумнее подождать и посмотреть…

— Чего подождать? — уставилась на них Люси. — Выживет ли Арчи? Будут ли у нас дети? Унаследует ли он титул?

Элинор и Минерва потупились, как парочка карманников, пойманных на месте преступления.

— Это была идея Женевы, — сказала Элинор. — Полагаю, она не слишком радовалась тому, что Арчи унаследует герцогский титул. Она считала его немного…

— Идиотом? — подсказала Люси. — В этом я не стану с ней спорить. И полагаю, мысль о том, что я, дочь вора и пользующейся дурной славой итальянки, надену бесценную реликвию Стерлингов, была для леди Женевы невыносима.

— Что-то вроде этого, — признала Минерва.

— Да, — поспешила согласиться Элинор.

Люси, удивив их обеих, рассмеялась:

— Я наверняка бы их потеряла. Никогда не питала слабости к украшениям. Но если ты собираешься носить бриллианты Стерлингов, Элинор, смотри, чтобы среди гостей не было Фелисити.

Все засмеялись и снова уселись, Элинор все еще держала платье.

— Минерва права, — взглянула на него Люси, — Бриллианты подойдут, если ты решишь соблазнить своего мистера Сент-Мора.

— Люси! — одернула ее Минерва. — Перестань настаивать, чтобы Элинор завела любовника. Но отрицать нечего. С этим бархатом бриллианты будут смотреться ошеломляюще. — Помолчав, она следующей фразой сразила подруг: — Признаюсь, я понимаю твое искушение. Сент-Мор чертовски красив.

— Минерва Стерлинг! — повернулась к ней Люси. — Кто бы мог подумать, что ты такая грешница?

— Прошлой ночью она как раз тосковала о дерзком бароне, — наклонившись, добавила Элинор.

— Да что ты! — улыбнулась Люси. — Минерва, я поражена, ты полностью под моим влиянием. — Потянувшись к чайнику, она стала наливать себе чай.

— Тоже мне, дерзкий барон! Я ни о чем таком не думаю. Я сказала это о мистере Сент-Море только потому, что вчера его как следует разглядела, — заявила первая леди Стэндон. — Он настоящий джентльмен. Как жаль, что он не титулован и не богат.

— Да, судьба мне не благоволит, — сказала Элинор.

— Как знать, — подула на чай Люси.

— Клянусь, он похож на того повесу, который лет десять назад был героем скандалов. — Минерва похлопывала по губам пальцем. — Как же его звали? — Она посмотрела на Люси, но та пожала плечами и принялась наливать чай Элинор.

— О Господи! Теперь я вспомнила, — нахмурив брови, не унималась Минерва. — Разве он не похож на этого безумного… как же его имя? Да, лорд Дж…

Какое имя произнесла подруга, Элинор не услышала, поскольку Люси ухитрилась плеснуть чай на колени Минерве.

— Люси, что с тобой?! — вскочила Минерва.

— Ох, нельзя мне разливать чай! Давай помогу. — Схватив Минерву за локоть, Люси потащила ее из комнаты, оставив Элинор задаваться вопросом, не сошли ли ее подруги с ума.

* * *

В холле, вдали от любопытных ушей, Люси встряхнула Минерву:

— Ты едва все не испортила!

— О чем ты говоришь? Если бы вода в чайнике не остыла, ты бы меня ошпарила!

— Минерва, забудь про чай. Я говорю о мистере Сент-Море.

— С ним что-нибудь случилось? Я всего лишь собиралась сказать, что он может сойти за брата Безумного Джека Тремонта.

— Может, Минерва, — едва слышно прошептала Люси. — Потому что он и есть брат Безумного Джека. Мистер Сент-Мор — это герцог Паркертон.

Глава 9

Джеймса проводили в главный зал на втором этаже лондонской резиденции Эйвенбери.

Поскольку Эйвенбери обычно жил в провинции, это настоящая удача, что он оказался в Лондоне. Слуги, разинув рты, глазели на Джеймса, когда он следом за дворецким поднимался по лестнице. У Эйвенбери гости бывают редко.

Встречавшийся с предыдущим герцогом, суровым и неумолимым человеком, который относился к своему положению и привилегиям как другие к воздуху, Джеймс толком не знал, чего ждать от нынешнего обладателя титула.

Дворецкий ввел его в хорошо обставленную комнату и громко объявил:

30
{"b":"159308","o":1}