ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

С тех пор как они занимались любовью!

Его ужаснуло ее распутное поведение? Он отвергает женщин, которые сами бросаются ему в объятия?

— Мне нужно идти? — спросила Тия. — Минерва обещала научить меня вязать узор, как на ее шали.

— Да, нужно. — Элинор подтянула перчатки и заглянула в холл, желая убедиться, что собаки еще там.

Бастион имел отвратительную привычку выскакивать, стоило ей на миг отвлечься, но сейчас он послушно сидел у ее ног и, подняв узкую мордочку, ждал разрешения.

— Не понимаю, зачем ты всех их держишь, — сказала Тия.

— Это мамины собаки, — напомнила ей Элинор. — Ты же знаешь, что если бы я не взяла их, то после ее смерти их выкинули бы на улицу.

— Или хуже, — ворчливо добавила Тия. Взяв Бастиона за поводок, она чесала его за ухом. — Хороший мальчик. — Пес кивнул головой, вид у него был такой, будто он улыбается.

— Идем, — объявила Элинор, собаки ответили радостным визгом и лаем. Сжав в руке поводки, она распахнула дверь и увидела Сент-Мора, тянувшегося к колокольчику. — Мистер Сент-Мор! — удивленно воскликнула она.

— Леди Стэндон, — поклонился он. — Отлично. Вы вовремя.

— Вовремя? — отступила на шаг Элинор. — Для чего?

— Для прогулки. — Он забрал у нее поводки. — Я же писал в записке.

— Какая записка? — выпалила она.

Господи! Она не может в таком виде выйти с ним. На ней старая накидка и ужасное платье. Еще рано, она была уверена, что в парке пусто, поэтому не наряжалась.

— Записка, которую я послал в среду утром. Лучше бы я сам ее принес, — улыбнулся он. — Но это не важно, в ней было написано, что я зайду за вами сегодня утром, чтобы погулять в парке. И к счастью, вы готовы.

Тия — вот предательница! — сунула ей в руку поводок Бастиона и выпихнула за дверь.

— Действительно, к счастью, мистер Сент-Мор. Теперь я могу пойти к Минерве. — Девочка захлопнула тяжелую дверь, и Элинор не оставалось ничего другого как опереться на руку Сент-Мора и вместе с ним спуститься вниз по ступенькам.

Силы небесные! Казалось таким естественным быть в его объятиях в летнем домике. Но теперь… она взглянула на него и заметила в его руке нечто странное.

— Это воздушный змей?

— Да. — По его тону можно было подумать, что нынче все в Лондоне разгуливают с воздушными змеями.

— Зачем?

— Чтобы запускать в парке, миледи, — подмигнул он. — Зачем же еще?

Элинор открыла, было, рот, но не нашлась что ответить. Уж определенно не то, что первым пришло ей на ум.

«Сэр, вы сошли с ума?»

Впрочем, она знала, что он сумасшедший. И именно поэтому она… ох… она влюбилась в него.

В чем было столько же смысла, сколько в этой прогулке в парке.

Взглянув на свою руку, лежавшую на его рукаве, Элинор изо всех сил старалась сдержаться и не сжать его руку, не замечать, что ее юбка задевает его ногу.

Поскольку это дорожка к новому безумию.

Так или иначе, когда Брук-стрит пересеклась с Гросвенор-сквер с ее интенсивным движением, рассеянным мыслям Элинор пришел конец, поскольку собаки запутались.

— Не надо было этого делать, — Забрав у Сент-Мора поводки, Элинор ловко распутала их и отдала ему Иво и Бастиона, двух борзых, а сама держала Фейгуса, маленького терьера, — Теперь будет порядок.

Борзые казались довольными, а Фейгус радостно тявкнул, словно выражая согласие.

Но Элинор его хорошо знала.

— Отлично сделано, — сказал мистер Сент-Мор. — Насколько я понимаю, это зачинщик, — кивнул он на Фейгуса, чей поводок Элинор сжимала в руке.

— Да, Фейгус любит носиться между другими собаками до тех пор, пока борзые окончательно не растеряются.

Фейгус оглянулся, словно знал о своих недостатках и находил их совершенно очаровательными.

— Хотите, я возьму его? — предложил мистер Сент-Мор. — Мне всю жизнь приходится иметь дело со смутьянами.

Элинор едва удержалась, чтобы не задать вертевшийся на языке вопрос: «И я одна из них?..»

Вместо этого она покачала головой:

— Нет, я привыкла к его проделкам.

Они пошли по дорожке, пересекавшей большую лужайку, собаки, очень довольные, бежали вперед.

Элинор никогда не бывала на прогулке с мужчиной, поскольку Эдвард презирал это и считал ниже своего достоинства, а другие мужчины ее не приглашали.

А теперь Джеймс послал ей записку и пригласил погулять в парке. Ведь он мог доложить о своих изысканиях в гостиной и уйти.

Или поцеловать ее снова…

А здесь они прогуливаются в публичном месте.

И вдруг ее ошеломила ужасная мысль. Что, если он выбрал этот вариант, чтобы избежать встречи наедине?

Искоса взглянув на него, она увидела, как он вытаскивает часы.

— Почти половина, — сказал он. — Будем как раз вовремя.

Элинор уставилась на часы в его руке, слишком они хороши для простого поверенного.

Наверное, это подарок от благодарного клиента или клиентки. Элинор изо всех сил старалась подавить приступ ревности. Часы дорогие, кто мог дать их ему?

И тут до нее дошел смысл его слов. «Будем как раз вовремя».

Для чего вовремя?

— Собаки просто замечательные, — заметил Сент-Мор.

— Простите, что? — У Элинор нарастало паническое чувство, что это не просто прогулка в парке.

— Собаки. — Он кивнул на бегущую перед ними троицу. — Думаю, Эйвенбери будет рад с ними познакомиться.

Элинор резко остановилась. Наверняка она плохо его расслышала. Но холодок внутри опровергал это.

— Эйвенбери? — с трудом выговорила она.

— Эйвенбери, — подтвердил Сент-Мор, потом сообразил: — Ах да, вы же не получили записку.

— Нет, не получила, — промямлила она.

— Тогда вы не знаете. — Он замолчал и смотрел вперед, на широкую лужайку.

— Чего я не знаю? — спросила она, проследив за его взглядом, но впереди не было ничего необычного, только няни и наставники со своими подопечными.

— Вас это приведет в чертовское замешательство.

— Что? — почти крикнула она.

— То, что мы встречаемся с Эйвенбери.

— С Эйвенбери? — слабо повторила Элинор, колени у нее дрогнули.

— Да.

О Господи! Ни к чему ему говорить так бесшабашно, будто им предстоит попить чаю у какой-нибудь старой девы, его тетушки.

Покачав головой, она огляделась:

— Где? Прямо здесь? В парке?

— Да, я уверен, что он…

Выхватив у него поводки Иво и Бастиона, Элинор пошла в обратном направлении.

Точнее, помчалась.

— Куда вы собрались? — спросил Сент-Мор, догнав ее.

— Домой!

— Но у нас встреча с его светлостью.

— Вот и встречайтесь с ним, а я не могу. — Она было снова устремилась в путь, но Сент-Мор поймал ее за руку и удержал.

— Почему? Вы просили меня организовать…

— Да, организовать встречу, но не так. Я не подхожу для встречи с герцогом Эйвенбери. — Элинор стряхнула его руку. — В этом платье? В этой шляпке? А эти башмаки… Я выгляжу как пугало.

Сент-Мор остановил ее, взяв за плечи. Его руки были теплыми и сильными, они успокоили Элинор. Он оглядел Элинор с головы до ног и улыбнулся:

— По-моему, вы выглядите восхитительно. — Он заправил под шляпку выбившийся локон. Потом наклонился и нежно поцеловал ее в лоб. — Эйвенбери найдет вас такой же презентабельной, как и я.

— Сент-Мор, вы сами не знаете, что говорите. Он герцог. Его запросы гораздо выше…

— Шш… — Глядя в глаза, он погладил ее по щеке. — Вы и в дерюге выглядели бы прекрасно.

— Вряд ли, — ответила она, пытаясь отвести взгляд и стараясь не подвигаться ближе.

— Лучше дерюга, чем то платье, которое вы купили в воскресенье. Поверьте, его Эйвенбери ни за что бы не одобрил.

— Эйвенбери или вы?

— И я, и он, — сказал он с убежденностью новоиспеченного викария. — Вы бы состарили его светлость раньше времени, если бы появились в этом платье в его присутствии.

Элинор покачала головой и снова выскользнула из его рук.

— Я не могу этого сделать, — бросила она через плечо. — Так.

Она услышала его сердитое сопение, потом стук каблуков.

39
{"b":"159308","o":1}