ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

От резкого разговора с губернатором Спотсвудом у него до сих пор оставался неприятный осадок. Саймон не был трусом, но и не испытывал ни малейшего желания быть вовлеченным в чужую борьбу. Он недолюбливал Идена и не сочувствовал его заигрываниям с пиратами, но не считал, что махинации Идена могут каким бы то ни было образом затронуть лично его, Саймона Йорка. Иден, конечно же, знал о дружбе Саймона со Спотсвудом, но Саймон был слишком влиятельным человеком, чтобы Иден мог позволить себе портить с ним отношения.

Владельцы плантаций вообще — и уж тем более такие богатые, как Саймон, — были довольно независимыми людьми, они существовали словно бы сами по себе, отдельно от властей. Саймон привык чувствовать себя самостоятельным уже с восемнадцати лет — с тех пор как, вернувшись на родную ферму из Англии, узнал, что его мать и отец убиты индейцами тускарора. Лишь няне с маленькой Августой удалось избежать смерти, спрятавшись в стогу. Вот тогда-то, осев в Сайпресс-Бей, Саймон решил превратить его в неприступную крепость, в королевство, где он станет единовластным королем.

Ему удалось достичь своей цели — Сайпресс-Бей действительно стал крепостью, прекрасно защищенной от внешнего мира, внутри которой тем не менее все отличалось самым утонченным и изысканным вкусом. Но с чего он вдруг сейчас об этом вспомнил? Может быть, просто что-то вернуло Саймона к другому, давнему путешествию восемнадцатилетнего мальчишки, спешившего на родину, в дом, где ему предстояло в один день стать взрослым мужчиной, или мрачные воспоминания навеяны неприятным разговором? Черт бы побрал этого Спотсвуда!

Над головой Саймона надувались паруса, скрипели реи… Помощник боцмана отдал приказ, и матрос на самом верху мачты что-то крикнул в ответ.

«Отважный» — маленькое торговое судно, предназначенное не для длительных путешествий, — был чуть не по самую палубу набит свежим лесом, который везли на продажу, а Саймон Йорк являлся его единственным пассажиром.

Мысли Саймона снова вернулись к Сайпресс-Бей: он усмехнулся, вспомнив о сестрах Трелон. Самые чопорные молодые особы во всем графстве Албемарль, хотя и довольно хорошенькие. Саймон никогда не давал ни малейшей надежды ни одной из них — ну, разве, может быть, совсем чуть-чуть, — но их мать Абигейл Трелон почему-то вдруг решила, что Саймон не сегодня-завтра объявит одну из ее дочерей своей невестой. Впрочем, старшая, Люсинда, с густыми медно-красными волосами и зелеными глазами, была во вкусе Саймона, и если бы прошлой зимой он уделил ей побольше внимания, — кто знает, может, ее мамаша оказалась бы права…

Да и младшая, блондинка Дарьен, тоже ничего… А какие недвусмысленные взгляды она на него кидала… Но идти с ней к алтарю — это все-таки слишком! Однако чем меньше надежд он им подавал, тем настойчивее становилась Трелон-старшая, да и дочки от нее не отставали. Надо было срочно что-то придумывать, иначе оглянуться не успеешь, как будет уже слишком поздно. Но что?

Корабль довольно резко накренился, и Саймон, потеряв равновесие, едва успел ухватиться за мачту.

Настроение его вдруг улучшилось — он вспомнил о сказочных красотах Багамских островов, куда они направлялись, — как знать, может быть, там он найдет что-нибудь, что сумеет отвлечь его от надоедливых проблем? Во всяком случае, вряд ли семейство Трелон, преследуя его, потащится за ним на Багамы…

В этот момент Саймон заметил на горизонте паруса идущего навстречу корабля и невольно залюбовался их грациозным силуэтом. Хоть какой-то признак цивилизации в этой бескрайней водной пустыне… «Интересно, — подумал он, — есть ли на этом корабле пассажиры?»

— Наслаждаетесь морским воздухом, сэр?

Саймон обернулся и поприветствовал капитана — маленького человечка, от которого всегда сильно пахло рыбой и потом. Тот стоял, облокотившись о борт.

— Да вот набираюсь энергии…

— То-то же! — с довольным видом произнес моряк. — Такой воздух — самая полезная вещь для здоровья!

Тут взгляд капитана тоже поймал силуэт корабля на горизонте, и брови его, как показалось Саймону, слегка нахмурились. Но капитан тут же продолжил как ни в чем не бывало:

— Летом у нас обычно не так уж много пассажиров, сэр.

В ответ Саймон только кивнул, наблюдая за неожиданно появившимся помощником боцмана, который прошептал что-то на ухо капитану. Лицо капитана мгновенно стало мрачным. Отпустив помощника кивком головы, он достал подзорную трубу и стал вглядываться в приближающееся судно.

— Что вы там видите? — напрягся Саймон.

Капитан долго настраивал подзорную трубу, прежде чем ответить:

— Пока еще рано говорить что-то определенное, сэр, но корабль в этих водах, как правило, не предвещает ничего хорошего.

Саймон почувствовал, как у него что-то сжалось в груди.

— Пиратское судно? — осторожно спросил он, с тревогой вглядываясь в темный силуэт.

— Возможно… — Капитан неопределенно хмыкнул.

Саймону было известно, что число пиратов, бороздивших Карибское море, в целом превышало тысячу, и шансы на то, что встретившийся им корабль был всего лишь таким же, как они, скромным торговым судном, составляли где-то один к пяти. Он пытался уверить себя, что его тревога вызвана лишь недавним разговором со Спотсвудом и маниакальным страхом губернатора перед пиратами, но что-то в глубине сознания заставляло его вглядываться в смутный силуэт на горизонте со все растущей тревогой.

Саймон попробовал собрать свою волю в кулак.

— Мы, кажется, не везем ничего особо ценного, — небрежно произнес он, — ничего такого, что могло бы их заинтересовать…

— В общем, да, — согласился капитан. — И дай Бог, чтобы мы действительно их не заинтересовали. Однако, сэр, если при вас деньги или драгоценности, — на вашем месте я бы запрятал их подальше. Кольцо ваше, — он покосился на палец Саймона, — я думаю, лучше снять, а если у вас есть бумаги, из которых можно узнать, кто вы, спрячьте и их. Некоторые из этих мерзавцев умеют читать, и они быстро сообразят, что на вас можно неплохо нажиться как на заложнике.

Лицо Саймона искривилось, и капитан поспешил подбодрить его улыбкой:

— Ничего, сэр, даст Бог, все обойдется — возможно, они просто пройдут мимо.

Но Саймон знал, что пираты никогда не упускают добычу. Где-то в глубине души он даже мечтал о столь романтической встрече, которая дала бы ему возможность проявить удаль и отвагу. Что ж, на этот раз он был как никогда близок к исполнению подобного желания.

Глава 5

«Гроза» была быстрой, легкой шхуной с двенадцатью пушками, построенной специально для Чарльза О’Малли лучшими голландскими корабельными мастерами более пятидесяти лет назад. Двухмачтовая, с квадратной палубой, она двигалась гораздо быстрее и маневреннее любого сторожевого корабля — да, пожалуй, и вообще любого судна из всех, что когдалибо плавали в море, — и не было еще ни одного случая, чтобы «Гроза» не ушла от погони.

Когда-то эта шхуна отважно сражалась против врагов Англии, наводя на них ужас во славу Британской короны. Она появлялась внезапно, словно вспышка молнии, и так же внезапно исчезала, так что часто ее принимали за призрак или, во всяком случае, за корабль, связанный с нечистой силой. Хотя «Гроза» была предназначена для мелководья, с таким же успехом она могла плавать и в глубоких водах — незначительный вес и мощные паруса делали ее очень быстроходной, а маленькие размеры позволяли лавировать в самых узких проливах, где более тяжелые суда просто застряли бы. Когда она неслась на всех парусах, сверкая на солнце, легко рассекая воду, — это было завораживающее зрелище! В бою «Гроза» могла преодолеть расстояние до чужого корабля за считанные секунды и при этом остаться незамеченной. Ее орудия всегда были готовы к бою.

И уж конечно, «Гроза» напоминала свою владелицу. Сторм была такой же изящной, бесстрашной, агрессивной, как и ее корабль. Вместе с «Грозой» она совершала подвиги, о которых ходили легенды, а заодно держала в страхе все побережье. Сторм и «Гроза» составляли единое целое, ибо без Сторм О’Малли «Гроза» была бы всего лишь самым обычным судном, сродни тем, что возят через Ла-Манш во Францию и обратно скучающих богатых бездельников. А чем была бы Сторм без «Грозы», трудно даже и представить.

8
{"b":"159310","o":1}