ЛитМир - Электронная Библиотека

— Правда? О Господи! Ничего не знаю. Такая путаница. — В полном отчаянии запускаю пятерню в волосы и мечтаю обратить время вспять, чтобы прожить эту неделю заново.

— Но ведь ты любишь Адама, правда? — осторожно уточняет Белла. Ее практичный ум учитывает все оттенки.

— Конечно, люблю.

— А Бретт после этой встречи появлялся?

— Нет… да. Звонил. Сказал, что уезжает. Какое-то срочное дело.

— Отлично. Значит, просто забудь, и все. Больше никогда с ним не общайся. Объясни, что не можешь его видеть, и спокойно живи дальше. — Белла дает прекрасный совет. Так просто.

— А что, если им действительно суждено оказаться вместе? — высказывает свое мнение Лиззи. — Что, если Бретт и есть настоящая и единственная любовь всей ее жизни?

— Если бы Перл была настоящей любовью жизни Бретта, он никогда бы не изменил, — уверенно парирует Белла.

— Но если бы он не любил, то не ждал бы возле школы.

— Слишком поздно, — заключает Белла. — Поезд ушел.

— А он прислал тебе валентинку? — интересуется Лиззи.

— Нет, — отвечаю шепотом. Не то чтобы валентинка облегчила бы жизнь — забот хватает и без мыслей о том, куда ее спрятать, — но я почти ждала знака внимания. Бретт знает, как я ценю подобные мелочи, и было бы приятно получить подтверждение серьезности его намерений.

— А вдруг это он заказал самолет? — предполагает Лиззи, но я уже почти не слушаю. Слишком много проблем.

— Перл, тебе необходимо его забыть, — настаивает Белла с практичностью Марты Стюарт, пекущей пирог. — Знаю, что это непросто. Но Бретт ненадежный человек. Ему невозможно доверять. Если Адам узнает, сердце его будет навсегда разбито. Неужели стоит рисковать всем хорошим, что вас объединяет?

— Нет. Конечно, нет.

— Так что же дальше?

Лиззи молчит. Да и что, в конце концов, она может сказать?

— Постараюсь все забыть, как будто ничего не случилось.

Официантка приносит счет. Расплачиваемся и идем к стоянке за рестораном. Солнце светит ярко, отражается в машинах и слепит глаза. Прищуриваюсь. Лиззи сочувственно меня обнимает и исчезает в поисках своего «корветта».

— Да, кстати, твоя тетя уже уехала? — спрашиваю Беллу, пока мы с ней бродим среди машин, отыскивая свои. Хорошо, что я во всем призналась. Хорошо, что она сейчас рядом, все знает и все понимает. Не смогла бы лгать — мы слишком близкие подруги.

— Нет еще, — радостно отвечает она и лезет в сумочку зa ключами. Улыбается с самым счастливым видом, и я ощущаю укол зависти: уж слишком довольной и умиротворенной выглядит обычно сдержанная подруга. — Я оплатила ей еще неделю в отеле «Беверли-Хиллз». Хотела показать, что не держу зла за прошлое.

— Щедро и благородно.

— Если бы ты внезапно нашла давно потерянную тетушку, то поступила бы точно так же. Поверь мне, Перл, это правда.

— А как же ее дети?

— О, за ними присматривают в Англии. Я обещала, что на Рождество непременно приеду повидаться со всеми. Дождаться не могу. Рождество в Англии… со своей семьей.

Белла сжимает руки, словно боится расплескать восторг. Сейчас она очень похожа на ребенка, доверчивого, невинного и простодушного.

— И все еще намерена дать ей деньги?

— Очень хочу помочь, Перл. Она же родная. Знаю, что ты не одобряешь, но для меня это важно.

Кажется, понимаю. Думаю, что на месте Беллы я тоже захотела бы помочь.

Глава 25

Следующие две недели проходят как в тумане. Кажется, будто мир вокруг слегка разладился. Выезжая со стоянки, случайно разбиваю второе боковое зеркало (а ведь если честно, то водитель я внимательный и аккуратный). Забываю в «Мейси» кошелек (к счастью, его находят и сдают). По ошибке выбрасываю в мусорную корзину нераспечатанную почту Стивена (было ли там что-нибудь важное, постепенно выяснится). Но главное заключается в том, что все это время мне удается быть любящей, преданной женой и Адам ничего не замечает. Мы ведем привычную жизнь с поздними ужинами и йогой по воскресеньям. Еще немного, и злосчастный инцидент с Бреттом окончательно сотрется из памяти. Собственно, что за инцидент? Видите, я уже обо всем забыла.

Чтобы продвинуться в благородной миссии и продемонстрировать Адаму неувядающую любовь и заботу, я организовала небольшой сюрприз: заказала романтическую субботнюю ночь в апартаментах отеля «Си бриз» в Санта-Барбаре. Путеводители описывают местечко как роскошный отель у моря, окруженный пальмами и бугенвиллеями. За Тэкери присмотрит специально приглашенная няня.

— А ты уверена, что удачно выбрала отель? — спрашивает Адам. Мы мчимся по автостраде на его машине (моя все еще без боковых зеркал). — Перед тем как заказывать, надо обязательно прочитать отзывы. Читала?

— Конечно, читала.

— И посмотрела рекомендации в путеводителях?

— Разумеется, посмотрела.

— Лучше все выяснить заранее.

— Милый, все должно быть чудесно.

Автострада, ведущая в Санта-Барбару, взбирается на гору Санта-Моника. Покрытые свежей зеленой травой склоны по-весеннему прелестны. Живописно пасется скот. Кажется, мегаполис остался за спиной. Дорога круто спускается в сельскохозяйственные районы долины Окснард: ровные ряды овощей радуют глаз и душу. Огибая поля, едем к океану. Дальше шоссе повторяет линию скалистого берега.

По пути лениво разговариваем обо всем, что составляет сущность бытия: о работе Адама, о школе Тэкери, об уходе папы. Странно и непривычно, что в жизнь вошло и это печальное событие. Ну и, конечно, как всегда, обсуждаем сценарий, который Адам пишет в настоящее время.

— Нужна романтическая сцена: герой делает героине предложение. Есть идеи? — спрашивает он.

— Приглашает на вечерний пикник на пляже и маленькими свечками зажигает слова «Выходи за меня замуж», — отвечаю я не задумываясь.

— Здорово, — радуется Адам. — Отличная мысль. А как он дарит кольцо?

— Показывает на небо и говорит: «Посмотри, какая яркая звезда». Она смотрит, но ничего не видит. «Вон там», — показывает он пальцем. И в конце концов она замечает, что на пальце, которым он все время тычет в небо, сверкает бриллиант.

— Точно. Так и напишу. Гениально, Перл.

А я ничего и не придумала. Так сделал мне предложение Бретт. Мы сидели на песке на пляже в Санта-Монике и смотрели, как опускается в океан солнце. Бретт устроил шикарный пикник: салями, холодное мясо и прочие богатые белками продукты, потому что я уже была беременна Тэкери. Загородная прогулка была задумана в качестве извинения и примирения. Услышав о беременности, Бретт чуть с ума не сошел от ярости. Новость стала шоком для нас обоих. Но спустя несколько дней он пришел в себя и пригласил в небольшое романтическое путешествие. Поужинали, полюбовались на закат, а потом предались любви прямо на песке, под покровом темноты. Ко всему, что мы делали вместе, Бретт относился очень серьезно, а потому, узнав о беременности и пережив эмоциональный взрыв, решил поступить правильно. Правда, потом, когда Тэкери уже стал заметен невооруженным глазом, все изменилось. Но мы не думаем о Бретте. Думаем об идеях для киносценария.

— Может быть, мне стоит написать собственный сценарий? — рассеянно предполагаю я, пытаясь вернуться в реальную жизнь.

— Тебе? — Адам с трудом сдерживает смех. — Знаешь, это гораздо сложнее, чем кажется. Работа требует концентрации. Чтобы написать сценарий, придется сидеть на одном месте дольше, чем двадцать секунд.

— По-твоему, я не способна сконцентрироваться на одном предмете дольше, чем на двадцать секунд?

— По-моему, сочинять сценарий — не совсем то же самое, что бегать туда-сюда, выполняя поручения Стивена. Требуется настойчивость.

Он что, хочет сказать, что я недостаточно умна? Готова поклясться, что так оно и есть. Чувствую, как начинаю заводиться, но сражаться не хочется. Мы выбрались на приятную прогулку. К тому же вполне возможно, что Адам прав.

Отель не обманул ожиданий. Номер светлый, просторный, с аккуратно побеленными стенами и балконом, с которого открывается вид на пляж и высокие стройные пальмы. Дизайн номера скучноват: светлая мебель, бежевое покрывало на кровати, нейтральные картины на стенах — на всех почему-то изображены фрукты.

48
{"b":"159313","o":1}