ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Согласна.

– Я рада за тебя. Правда, рада. – Она сказала это от души, дыша водочным перегаром. – Может, у тебя найдется еще один для меня?

Меня подмывало не сходя с места выложить ей все, как есть. Рассказать ей про мальчиков, про подвал, про Пансион. Клэр заслуживала знать это как никто другой; она неизменно поддерживала меня с тех пор, как Марк Снайдер танцевал на школьном выпускном вечере вместо меня с этой шлюшкой Дебби Шрагер. После этого я проплакала два дня, и Клэр не отходила от меня ни на шаг. А три месяца спустя она сделала все, чтобы Марк не поступил в колледж. Она разослала во все учебные заведения, куда он подал заявление, поддельные письма с уничтожающей характеристикой Снайдера. Правда, в конце концов ему удалось окончить юридический колледж и устроиться в отдел обслуживания потребителей компании «Веризон». И все из-за меня. Месть была холодна, сладостна и жестока. Не зря Клэр так быстро поднялась по служебной лестнице в «ФОКС».

Но когда я решила рассказать Клэр все, как есть, я увидела, что моя подруга крепко спит. В таком состоянии она, пожалуй, едва ли поймет, о чем я говорю. Я закутала ее одеялом, вытерла струйку слюны, что сочилась у нее изо рта, и направилась к двери. Интересно, вспомнит ли она утром, как добралась да постели. Если она догадается заглянуть в гардероб, то сообразит, возможно, кто взял ее туфли от Маноло Бланика.

Домой мы добрались быстро; несмотря на вечер пятницы, на дорогах было свободно. Оуэн задал мне несколько вопросов о Клэр, и я ответила на них, стараясь сообщать поменьше сведений о себе. Я – его учительница, а значит, должна соблюдать дистанцию. Случается, что школьник, увидев свою учительницу с мужем или приятелем в бакалейном магазине, где она покупает тампоны или обезжиренное мороженое, внезапно осознает, что за пределами класса у нее есть своя жизнь. После этого его богиня утрачивает свой ореол. Она превращается в обыкновенную покупательницу в бакалейном магазине, которая ничем не лучше всех прочих.

Мы поставили машину в гараж, и я позволила Оуэну подняться по лестнице рука об руку со мной.

– Я прекрасно провел время, Кесс, – сказал он, ветиколепно играя свою роль.

– Мне тоже было хорошо, – ответила я.

Мы поцеловались, как настоящая влюбленная пара. Поцелуй был коротким, но энергичным. Возможно, я даже слегка приподняла ногу, согнув ее в колене.

– Обычно в эту минуту тебе дают понять, что ты можешь зайти или что тебе пора домой, – сказала я. – Но сегодня я слишком устала для практических занятий, поэтому их мы отложим на следующий раз.

– Как скажешь, – невозмутимо ответил Оуэн.

Следом за мной он вошел в дом и спустился в подвал. Я отомкнула висячий замок и отодвинула засов. На лестнице было темно. Я включила свет и вытянула руку перед собой.

– Ты первый.

Мальчики уже спали, включая Джейсона, который разметался во сне и сбросил одеяло. По ночам в подвале было прохладно, и мне не хотелось, чтобы он простудился, поэтому, прежде чем надевать на Оуэна наручники и кандалы, я опустилась на колени у постели Джейсона и хорошенько укутала его одеялом.

Он перевернулся на другой бок и что-то пробормотал. Я не знаю, произнес он это во сне или наяву, но он открыл глаза и повторил.

– Награды.

– Не волнуйся, – успокоила я. Прежде чем мы с Оуэном покинули дом Стэна, я успела увидеть начало передачи. – Вместо тебя они пригласили парня из телешоу про уток.

Джейсон закрыл глаза и вздохнул:

– Слэппи Андерсона?

– Кажется, да, – сказала я. – По-моему, довольно забавный тип…

Внезапно Джейсон взревел, отбросил одеяло и левой рукой вцепился мне в горло. Пропади она пропадом, эта йога! Неожиданное нападение застало меня врасплох, и я стала задыхаться, а Джейсон потянулся к моей сумочке.

Оуэн находился от нас в нескольких ярдах. Одним прыжком он оказался рядом и поспешил мне на помощь, но Джейсон успел заполучить, что хотел.

Он нажал кнопку на пульте дистанционного управления – Оуэн согнулся от боли и, тихонько поскуливая, упал на пол подвала, пораженный в самое уязвимое место.

– Не смей стаскивать эту штуку! – завопил Джейсон, видя, что руки Оуэна инстинктивно потянулись к паху. – Это уровень пять. Остались еще два про запас. – Джейсон обернулся ко мне. – Открывай наручники. Быстро.

Я попыталась переубедить его:

– Джейсон, ты ведешь себя недостойно.

Он снова нажал кнопку, и ноги Оуэна судорожно изогнулись, а ступни застучали по полу.

– Наручники, – повторил Джейсон. – Иначе я дам разряд седьмого уровня. Думаю, если подержать кнопку подольше, эта сволочь останется кастратом.

– Не надо! Он не сделал тебе ничего дурного. – По глазам Джейсона было видно, он не хуже меня понимает, что это вранье чистой воды. – Ну хорошо, он делал лишь что, что приказала я.

Однако Джейсон был явно неспособен уловить это тонкое различие.

– Или ты снимешь с меня наручники, или его яйцам конец!

Выхода не было. Я сняла с цепочки, которая висела у меня на шее, ключ, и отомкнула наручник на левой руке Джейсона. Как только его рука освободилась, он размахнулся, что было сил, и ударил меня в висок.

Из моего левого глаза посыпались искры, а в правом потемнело, я стала падать назад, смутно сознавая, что сейчас рухну на распростертое на полу тело Оуэна. Затылком я ударилась о стену и на мгновение вернулась в детство, вспомнив, как качалась на турнике и, смеясь, кричала отцу, чтобы он поймал меня, если я упаду. Отец подоспел в ту секунду, когда мои руки потеряли опору. Я приземлилась ему на грудь, он щекотал меня под мышками, а я хохотала.

Это воспоминание растворилось так же быстро, как и появилось, и когда в глазах у меня прояснилась, я увидела, что Джейсон сорвал с меня ключи и лихорадочно пытался отомкнуть кандалы. Еще немного, и он избавится от своих оков.

– Не думайте, поганцы, что вас я тоже освобожу, – прошипел он Алану и Дэниелу, которые проснулись от шума. – С вами пусть разбирается полиция, и с этими двумя психами тоже.

Я попыталась встать, чтобы вразумить его, но мой затылок пронзила такая боль, что я снова опустилась на пол. В нескольких футах от меня, пытаясь подняться, корчился Оуэн. Джейсон по-прежнему крепко сжимал в руке пульт управления.

Повернув ключ, Джейсон снял кандалы, спрыгнул с койки и бросился к лестнице. Преодолев несколько ступеней, он обернулся и посмотрел на нас с победной улыбкой суперзвезды.

– Джейсон Келли, – торжественно, точно на вручении Оскара, провозгласил он, не устояв перед соблазном обозначить переломный момент, – больше не намерен участвовать в вашем сраном фильме.

Следующие пять секунд были одним из величайших взлетов в моей жизни. Никогда прежде я не демонстрировала такие чудеса ловкости и сообразительности.

Не обращая внимания на то, что моя голова раскалывалась от боли, я сорвала с правой ноги туфлю от Исаака Мизрахи на трехдюймовом каблуке, хорошенько размахнулась и, что было силы, запустила ею в Джейсона.

Туфля описала изящную дугу, несколько раз перевернулась в воздухе, как кость в «Космической Одиссее 2001 года» (честно говоря, я так и не поняла, в чем прелесть этого фильма) и ударила Джейсона Келли точнехонько между глаз.

Глаза Джейсона сошлись к переносице, как в сцене из фильма «Холостяки играют в гольф», где герой, которого играет Джейсон, получает клюшкой по голове и падает в озеро. Но на этот раз он не притворялся; он был в самом деле оглушен ударом.

Он пошатнулся, рухнул на ступени и кубарем скатился вниз. Оуэн молнией метнулся к лестнице и прижал его к полу. Пульт управления выпал из руки Джейсона и ударился об пол; несмотря на пелену, что застилала мои глаза, я заметила, как Оуэн вздрогнул от боли. Но он мгновенно пришел в себя, и схватка была закончена. Я могла бы ликовать, но у меня не было сил даже подняться на ноги.

Дальнейшие события разворачивались очень быстро. Оуэн сжал голову Джейсона мускулистыми руками и несколько раз ударил его о ступеньки. После второго удара Джейсон обмяк, как переваренная капуста-брокколи, а после третьего отключился.

39
{"b":"159320","o":1}