ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Я приказала Дэниелу раздеться до трусов и лечь на мою кровать, и он с готовностью подчинился.

– Теперь закрой глаза, – сказала я и направилась в ванную за полотенцем, пропитанным хлороформом.

– Мне это нравится, детка. А когда ты меня свяжешь?

– После того, как спущу тебя в подвал. – Не давая ему опомниться, я набросила полотенце ему на лицо, и он мгновенно отключился. Мне оставалось лишь стащить его вниз, привязать ко второй раскладушке и представить Оуэну, который к этому времени превратился в образцового студента.

У «мазератти» как назло оказалась механическая коробка передач, и я убила уйму времени, чтобы переправить его в Восточный Лос-Анджелес, где я на всякий случай арендовала небольшую складскую площадку. Приходится признать, что я готовилась к подобной ситуации и просто ждала, когда подвернется подходящий кандидат. Оуэн добился поразительных успехов, и это воодушевило меня на дальнейшие подвиги. Подобно матери, чей ребенок подрос и идет в школу, я давно хотела, чтобы в доме появился кто-то еще. Если не считать мелких проколов, Дэниел достиг не меньших успехов, чем Оуэн.

– Мне очень жаль, что ты потерял брата, – сказала я Стюарту. Мне действительно было жаль. Если бы я знала, что у меня сложатся такие теплые отношения со Стюартом, я бы предоставила Дэниелу продолжать распутничать и нашла бы другого студента – Но я не понимаю, почему Эммануэль так расстроилась? Они были друзьями?

– Еще какими, – сказал Стюарт. – Дэниел был ее женихом. Он отец ее ребенка.

Господи. После этого у меня на душе стало по-настоящему гадко.

Через некоторое время из туалета вернулась Эммануэль. Шмыгая носом, она приняла мои извинения, попрощалась и отправилась домой отдохнуть после ложных схваток. Мы так и не выработали никакого толкового плана по части клуба; в окружении толпы полицейских моя голова попросту отказывалась работать. Думать стало еще труднее, когда бармен включил новости и диктор заговорил об исчезновении Джейсона.

– Не пойти ли нам в какое-нибудь другое место? – спросила я, допивая «Космополитэн». Мысль о том, что я посадила под замок будущего отца, не давала мне покоя. Мало того, что у Дэниела будет ребенок, из-за того, что я поместила его в Пансион, он даже не знает, что он вот-вот станет папой. Но, хотя ситуация была весьма скверной, в данный момент я была не в силах что-либо изменить, к тому же алкоголь немного притупил муки совести и вызвал у меня зверский голод.

– Как насчет ресторана? – спросила я.

– Значит, я прошел первое испытание?

– Заблуждаешься. Но ради еды я готова начислить тебе недостающие баллы.

Стюарт улыбнулся и сделал вид, что делает запись в воображаемом блокноте:

– Так-так. «Потребность в еде». Надо запомнить. Ты совсем не можешь без нее обходиться?

– Самое большее три-четыре дня. Почти как наркоман.

– Ты подумай! – Он хлопнул по столу ладонями и встал. – Что ж, придется тебе помочь.

С облегчением покинув «Недолгий привал», я уселась в машину Стюарта, и мы поехали в маленький тайский ресторанчик в западной части города.

Обед, как я и надеялась, прошел спокойно. Стюарт был само обаяние и остроумие, и после жареного цыпленка я поняла, что хочу встретиться с ним еще. Это был не восторг влюбленной школьницы, который вызывал у меня Джейсон. Здесь не было ни безумных фантазий, ни страсти, лишь ровный огонек устойчивого влечения.

Мы немного поговорили про его брата и о том, как тяжело было Стюарту после того, как Дэниел исчез. При первом удобном случае я попыталась как можно деликатнее сменить тему. Разговоры про Дэниела приводили в уныние нас обоих, хотя и по разным причинам, а мне хотелось, чтобы наше свидание прошло на более жизнерадостной ноте. Но Стюарт не сдавался.

– В школе он всегда был первым во всем… интересовался всем сразу. Наш отец скончался, когда мы были совсем маленькими, и оставил нам кучу денег…

– Твой отец умер? – воскликнула я. – Мой тоже! – Почти так же я обрадовалась, когда узнала, что мы с Клэр купили в «Мэйсиз» один и тот же джемпер, но Стюарт правильно понял причину моего неуместного восторга. Это означало, что у нас есть еще что-то общее.

– Ты в самом деле юрист коммерческого отдела? – спросил он.

– Опять будешь смеяться?

– Нет, что ты, – поспешно сказал он. – Я усвоил урок. Просто ты… как-то не вписываешься в эту публику.

– А что это за публика?

– Сборище чудовищ и ведьм.

– По-моему, ты путаешь нас с Диснеем.

Стюарт рассмеялся и откинулся на спинку стула Его рубашка натянулась, и я невольно залюбовалась его крепкими грудными мышцами.

– Кесси, я хочу понять, в чем дело? Почему ты этим занимаешься?

Я пожала плечами.

– Не знаю. За это хорошо платят…

– Можно заработать деньги и другим способом.

– Забавно толкаться среди знаменитостей.

Стюарт поднял бровь.

– Ты правда так считаешь?

– Нет. Честно говоря, нет. – Я сдула прядь волос, которая упала мне на лицо, и задумалась. В самом деле, почему я работаю в коммерческом отделе? Я все время жаловалась на свою горькую участь, и вы, наверное, думали, что я в любой момент готова объяснить, ради чего я все это терплю. Наконец я вспомнила одну из причин, и, стоило мне начать, слова хлынули точно вода из пожарного гидранта:

– Приятно сознавать, что я могу помочь кому-то осуществить свою мечту, понимаешь? Каждый фильм, который мы делаем, каждое телевизионное шоу – это сотни людей, которые сообща придумывают и создают что-то новое, чтобы это увидели все. Я понимаю, я всего лишь представитель студии, а за ней стоят денежные мешки, но именно они дают возможность реализовать задуманное. На свои деньги они могли бы построить небоскреб или медицинский центр, но они предпочитают вложить их в чью-то мечту. Они стараются развлечь нас, сделать эту жизнь лучше. И, зная, что я могу им помочь, я иду на работу с радостью и возвращаюсь домой довольная сделанным за день.

Закончив свою речь, я осторожно подняла глаза на Стюарта. Он смотрел на меня, не говоря ни слова. Пауза длилась несколько секунд, и мне стало неуютно. В чем дело? Может быть, у меня на носу вскочил прыщ?

– Я никогда не слышал более убедительного объяснения, – сказал он, и его соблазнительные губы тронула улыбка. – Пропади все пропадом, пожалуй, я тоже поступлю на службу в коммерческий отдел.

Мы смеялись, ели и болтали до закрытия ресторана. Около одиннадцати хозяева ресторана начали коситься в нашу сторону, и, доев десерт, мы отправились в обратный путь.

Я была на седьмом небе, Стюарт покорил меня своей искренностью и остроумием. Мы были знакомы меньше недели, но на обратном пути вдруг поняли, что готовы поделиться друг с другом самым сокровенным.

– Как-то раз, – сказал он, – когда мне было десять, меня уложили спать на водяную кровать. Мы поехали в гости к тете Рут, а я ее терпеть не мог…

– От нее противно пахло?

– Она была большая, потная и обожала меня обнимать.

– Ясно.

– Я решил немного поразвлечься. Я взял с собой швейцарский перочинный ножик, бабушкин подарок на день рожденья, и проткнул водяной матрас.

– Получился Ниагарский водопад?

– Еще какой. Моя спальня была на третьем этаже, и, прежде чем мои родители поняли, что происходит, весь дом был залит водой.

– Тебе здорово влетело? – спросила я.

– Нет, – засмеялся он. – Я свалил все на кошку. Сказал, что она решила поточить о матрас когти.

Я одобрительно хмыкнула.

– А у меня никогда не было ни собак, ни кошек. Братьев и сестер тоже, поэтому во всем и всегда была виновата Кесси. Если бы у меня была кошка, она бы наверняка валила все на меня.

Через несколько минут мы подъехали к моему дому, и Стюарт вышел из машины, чтобы открыть мне дверь. На дорожку падал тусклый свет единственной лампочки над крыльцом, но даже в сумерках Стюарт выглядел превосходно.

– Вот я и дома, – сказала я и почувствовала, как колотится мое сердце. Кесси, держи себя в руках.

– Я знаю. Я ведь уже был здесь, когда за тобой заехал.

46
{"b":"159320","o":1}