ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Ответствующий посмотрел на гостя. Они обменялись осторожными, многозначительными словами.

— У тебя тоже есть причины для беспокойства, — произнес шаман.

В пронзительном взгляде Бегущей Лисицы отразилась злоба.

— Есть, — ответил он. — Какую ссору затевают между нами двое высоких чужаков?

— Кто знает? — выдохнул Ответствующий. — Я вызывал видения. Ничего не получилось.

— Нет ли у них заклинаний против тебя?

— Все может быть.

— А как им это удается?

— Мы находимся далеко от могил наших предков. Продвигаясь вперед, мы оставляли их где придется В этих местах мало кто поможет нам.

— Дух Преодолевающего Снега, должно быть, обладает большой силой.

— Он один. А сколько против него духов из племени Полевых Мышей?

Бегущая Лисица поджал губы.

— Ты прав. Мускусный бык или бизон сильнее любого волка, но волчья стая способна загнать любого быка.

Поразмыслив, он спросил:

— А вот народ Полевых Мышей… Они берегут могилы и дружат со своими мертвыми, подобно нам? У них вообще есть духи?

— Мы этого не знаем, — отозвался Ответствующий.

Оба поежились. Тайна куда страшнее, чем самая жестокая правда.

— Высокий Человек и Солнечные Волосы владеют могущественными чарами и силами, наконец произнес Бегущая Лисица. — Они называют себя нашими друзьями.

— Сколько еще они здесь пробудут? — резко спросил Ответствующий. — И помогут ли нам в случае необходимости? Может, они просто усыпляют нашу бдительность, а на самом деле готовят нам расправу?

Бегущая Лисица мрачно усмехнулся.

— Одним своим присутствием Высокие Люди угрожают твоему положению.

— Замолчи! — взорвался шаман. — Ты сам их боишься!

Охотник опустил глаза.

— Ладно. Красный Волк и большинство остальных… почитают чужаков сверх разумной меры.

— А Красному Волку ты стал нужен теперь меньше, чем прежде.

— Хватит! — Бегущая Лисица издал лающий смешок. — Что бы ты сделал — если бы, конечно, мог?

— Если бы мы узнали их больше и получили над ними власть…

Бегущая Лисица сделал предостерегающий жест.

— Было бы безумием в открытую выступать против них. Но они оберегают народ Полевых Мышей. По крайней мере Солнечные Волосы.

— Я тоже так считаю. Что у них общего, какие тайные силы?

— Волосатые сами по себе ничтожны. Они действительно подобны полевкам, которых лисица убивает одним ударом. Если мы захватим их врасплох, втайне от Высокого Человека и Солнечных Волос…

— Возможно ли скрыть такое дело от этих двоих?

— Я видел, как они оба удивлялись, когда случалось что-то неожиданное — белая куропатка вспорхнет из-под снега, речной лед вдруг провалится под ногами, — словом, обычные вещи. Им не все ведомо на свете, — во всяком случае, не более, чем тебе.

— Ты — дерзкий человек.

Но не глупец, — сказал Бегущая Лисица, теряя терпение. — Сколько дней мы приглядывались друг к другу, ты и я?

— Настала пора откровенного разговора, — согласился Ответствующий. — Ты собираешься пойти туда, к этому самому Арюку, которого она особенно любит, и вытрясти из него правду?

— Мне нужен помощник.

— Я не умею обращаться с оружием.

— Это мое дело. Твое — разбираться в чарах, злых божествах и духах. — Бегущая Лисица внимательно посмотрел на шамана. — А у тебя хватит сил?

— Я не из слабых, — сказал Ответствующий твердым голосом.

Шаман был худым, жилистым стариком и, хотя ухе потерял несколько зубов и выглядел хилым, мог ходить на большие расстояния и довольно быстро бегать.

— Мне следовало спросить, есть ли у тебя желание путешествовать? — добавил Бегущая Лисица.

Смягчившись, шаман ответил согласием.

— Дня через два ударит мороз, — предсказал он. — Мягкий снег покроется настом, по нему легче будет идти.

Нетерпение сверкнуло в глазах Бегущей Лисицы, но лицо осталось непроницаемым. Он задумчиво проговорил:

— Лучше выйти под покровом тьмы. Я скажу, что хочу обследовать те края и все хорошенько обдумать.

Люди воспримут это как должное.

— А я скажу, что буду общаться с духами и что меня нельзя тревожить несколько дней и ночей, пока я сам не появлюсь, — решил шаман.

— К тому времени у тебя, возможно, будут важные вести.

— А ты завоюешь себе почет.

— Я это делаю ради Облачных Людей.

— Во имя всех Облачных Людей, — сказал Ответствующий, — живущих и будущих.

Как ястреб над леммингом, нависли Облачные Люди над «мы». Вопль прервал зимнюю дрему Арюка. Он с трудом очнулся от оцепенения. Другой вопль разорвал зимнюю тишину. Женщины и маленькие дети кричали от ужаса.

Его жена Тсешу прижалась к нему.

— Жди здесь! — велел Арюк.

Безошибочно нащупав камень в темноте жилища, он выбрался из шкур, трав и сучьев, в которых они лежали, согревая друг друга. Его обуял ужас, но ярость взяла верх. Неужели зверь напал на людей? Стоя на четвереньках, Арюк отодвинул в сторону заслон дверного проема и выполз наружу. Приподнявшись, он увидел, что надвигается на них. Мужество оставило его подобно воде, вытекающей из разомкнутой чаши ладоней.

Стужа опалила нагое тело. Низкое солнце на юге сверкало в ярко-синем небе, отбрасывая на бриллиантовую белизну снегов тени от ольховых веточек. Темный лед поблескивал на поверхности ручья до чистоты выметенный ветром. Там, где кончалось ущелье, громоздились прибрежные валуны, покрытые инеем, море скрылось под широкой кромкой льда. Где-то далеко рокотал прибой, словно бы сам Дух Медведя рычал в гневе.

Перед ним стояли двое. Кожа и меха укутывали мужчин. Один держал копье в правой руке и топорик в левой. Арюк прежде встречал этого человека, да, ему точно знакомо это тонкое лицо с блестящими глазами. Облачные люди называют его Бегущей Лисицей. Второй — морщинистый, сухопарый старик, не выглядевший, однако, изнуренным после долгого путешествия, сжимал в руке кость с выгравированными на ней знаками. Лоб и щеки у обоих были покрыты магическими знаками. Следы свидетельствовали, что чужаки спустились со склона — тихо и незаметно, пока не добрались до жилища Арюка.

Баракун и Олтас ушли на проверку капканов. Домой их ждали не раньше завтрашнего дня.

«Неужели эти двое знали, когда сильные помощники отлучатся из дома?»

Сесет, жена Баракуна, стояла у входа в жилище, съежившись в комок. Дзурян, третий сын Арюка, совсем еще мальчик, находился около хижины, в которой жил с Олтасом, помогая тому по хозяйству. Он дрожал от страха.

— Что… что вы хотите? — запинаясь, спросил Арюк.

Он преодолел страх, сковавший ему язык, но не мог заставить себя пожелать удачи этим гостям, хотя у «мы» принято встречать так любого гостя.

Бегущая Лисица ответил ледяным тоном — студенее облачка пара, слетевшего с его губ. Он освоил язык «мы» лучше всех своих Облачных соплеменников — видимо, не один раз упражнялся с Дараку.

— Я говорить с тобой. Ты говорить со мной.

«Само собой. Говорить. Что у нас осталось, кроме слов? Или они хотят овладеть Сесет? Она молода, еще с зубами. Нет, я не должен поддаваться ярости. Они даже не смотрят на нее».

— Входите, — предложил Арюк.

— Нет! — фыркнул Бегущая Лисица презрительно.

И настороженно, догадался Арюк. В тесноте жилища Тула ему негде развернуться с его красивым оружием, несущим смерть.

— Мы говорить здесь.

— Тогда я должен одеться, — отозвался Арюк. Ступни и пальцы рук у него закоченели.

В знак согласия Бегущая Лисица сделал небрежный жест. Тсешу выползла из хижины. Она обулась и закуталась в шкуру, изо всех сил стискивая ее руками, словно боялась или стеснялась того, как бы чужие мужчины не заметили ее поникших грудей и отвислого живота. Она принесла такую же одежду и для мужа. Дзурян и Сесет шмыгнули в свое жилище и вскоре появились в одинаковых одеяниях. Они тихо пристроились у входа. Тем временем Тсешу помогала Арюку одеться.

Занятие это немного отвлекло его от грустных мыслей, и вопрос Бегущей Лисицы он выслушал как бы между делом.

51
{"b":"1596","o":1}