ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Денисон вздохнул.

— Опустим подробности. При всемогуществе, которое приобрела католическая церковь, она могла подавлять любое инакомыслие. Ренессанс не наступил, не было ни Реформации, ни научной революции. Светские государства по мере распада все больше подпадали под власть церкви. Началось это с той поры, когда итальянские города-государства стали выбирать священников своими правителями. То был период религиозных войн, скорее раскольнических, а вовсе не по поводу догматов веры. Рим удерживал верховенство. В конце концов папа возвысился над всеми королями в Европе. Своего рода Христианский Халифат.

По нашим стандартам, они были отсталыми в технологии, но при этом в XVIII веке достигли Америки. Хотя внедрялись там крайне медленно. Страны старого света в силу своего общественного устройства просто не поддерживали исследователей и авантюристов, а колонистов держали в узде. В XIX веке система начала разваливаться, что привело к мятежам, войнам, депрессии и всеобщему обнищанию. Ко времени моего прибытия мексиканцы и перуанцы отчаянно сопротивлялись завоеванию, хотя их лидеры были наполовину белыми и наполовину христианами. Продолжалось внедрение мусульманских захватчиков. Как видите, ислам переживал возрождение энергии и предприимчивости. То же с Россией. После избавления от монголов цари смотрели чаще на запад, чем на восток, поскольку ослабленная. Европа казалась им лакомым куском.

Когда Ванда спасла меня, русские вплотную подступили к Рейну, а Восточные Альпы были под угрозой тюрко-арабского союза. Лидеры вроде архикардинала Албина пытались стравливать противников в своих интересах. И, вероятно, они добивались временных успехов, потому что Ванда обнаружила мою клумбу в нетронутом виде в 1989 году. Но я сомневаюсь, что впоследствии положение осталось неизменным. Думаю, мусульмане и русские, опустошив Европу, вцепились друг другу в глотку.

Денисон бессильно опустился на подушки.

— Похоже, мы восстановили гораздо лучший мир, — скромно произнес Эверард.

Ванда уставилась в угол. Слушая рассказ Денисона, — она помрачнела.

— Но мы уничтожили миллиарды человеческих жизней, так ведь? — пробормотала она. — Вместе с их песнями и шутками, любовью и мечтами.

В Эверарде вспыхнул гнев.

— Вместе с их рабством, болезнями, невежеством и суевериями, — отрезал он. — Тот мир не имел представлений о науке, логике, проверяющей факты. Никогда. Он влачил жалкое существование, топчась на месте, пока… Мы предотвратили катастрофу. Я отказываюсь чувствовать вину. Мы вернули наших людей в реальность.

— О да, да, — вздохнула Ванда. — Я не хотела…

Дверь из холла внезапно открылась, и они повернули головы. На пороге Стояла женщина огромного роста, худощавая, с длинными конечностями, золотистой кожей и орлиным носом.

— Комозино! — закричал Эверард, вскочив со стула. — Агент-оперативник, — представил он ее друзьям, сорвавшись с родного английского на педантичный темпоральный язык.

— Как и вы, — ответила она, но тут же отбросила подчеркнутую учтивость. — Агент Эверард, я повсюду разыскиваю вас. Получено сообщение от наших разведчиков из будущего. Операция потерпела крах.

Он оцепенел.

— Действительно, король Роджер здравствует, — безжалостно продолжала Комозино. — Он завладел Реньо, расширил владения в Африке, приблизил ко двору некоторых известнейших ученых своего времени и скончался в постели в 1154 году. Престол унаследовал его сын Уильям — да, все как и должно быть. Но у нас по-прежнему нет связи с более далеким будущим. Дальше середины XII века постов Патруля так и нет. Краткая разведка в будущем обнаружила, что мир все еще отличается от известного нам. Вселенский хаос опять уготовил нам что-то новое.

1989-БЕТА ГОД ОТ РОЖДЕСТВА ХРИСТОВА

Три темпороллера зависли на высоте орлиного полета над мостом Золотые Ворота. Утренний туман выбелил побережье, громадный залив сиял, земная твердь убегала прочь от воды летним коричневато-желтым ковром. За проливом по грудам камней можно было определить, где прежде стояли крепостные стены, башни, боевые укрепления. Развалины поросли низким кустарником. Он почти полностью захватил рассыпавшиеся глинобитные постройки. Деревушка расположилась на другой стороне залива, и несколько одномачтовых рыболовных суденышек дрейфовали в море.

Радиоголос Ванды едва слышался за ревущим ветром.

— Наверно, город так и не был восстановлен после землетрясения 1906 года. Не исключено, что враги, воспользовавшись этим, разграбили последнее. И с тех пор ни у кого не нашлось ни средств, ни желания возродить его. Заглянем в прошлые времена?

Эверард покачал головой.

— Нет смысла. Кроме того, мы не имеем права рисковать сверх меры. Куда теперь?

— Центральная равнина должна дать нам ключ к отгадке. В нашем XX веке она была одним из богатейших сельскохозяйственных районов мира.

Он слышал легкое дрожание голоса, словно Ванду трясло от холода.

— Хорошо. Определи координаты, — сказал Эверард.

Она установила курс. Эверард и Карел Новак громко повторили координаты, прежде чем совершить прыжок. Эверард заметил солнечный блик, отразившийся от ствола автоматической винтовки в руках чеха.

«Да, жизнь Новака, жизнь его предков сделали осторожность рефлексом. Нам, американцам, больше повезло — в том мире, где существовали Соединенные Штаты Америки», — подумал Эверард.

Он не сомневался, что при соблюдении мер предосторожности его разведывательная группа не столкнется с серьезной опасностью. Даже до отбытия он не ожидал больших трудностей. Иначе Эверард просто отклонил бы предложение Ванды быть провожатым группы, приказал бы ей остаться и перескочил к моменту полного выздоровления Денисона, хотя это и вызвало бы определенные трудности.

Или не отклонил бы? Разумнее всего было бы подавить в себе подсознательное желание уберечь Ванду от беды и взять ее с собой. Цель экспедиции заключалась в том, чтобы сравнить это будущее с тем, которое они предотвратили. Денисон неплохо знал то будущее, но, в общем-то, из вторых рук.

Ванда, правда, тоже имела о том будущем лишь общее представление, но Эверарду большего и не нужно было.

«Видит Бог, девочка доказала, что может работать», — подумал он.

Маленькие фермы жалясь вдоль рек и остатков довольно примитивной системы каналов. В основном центральная часть Калифорнии вернулась в первозданное безводное состояние. Между селениями располагались укрепления за земляными валами. Сквозь оптику Эверард заметил вдали группу всадников, похожих на диких кочевников.

Громадные земельные владения простирались по Среднему Западу, но многие являли собой унылую картину запустения. Уцелевшие хозяева или захватчики влачили жалкое существование в хижинах, крытых дерном, на плохо обработанных полях. Кто-то жил чуть лучше, занимаясь скотоводством или выращиванием различных сельскохозяйственных культур. В центре каждого селения возвышалось несколько больших зданий, обычно обнесенных частоколом. Города, и прежде не очень большие, уменьшились до городишек или вовсе обратились в деревушки среди заброшенных развалин.

— Натуральное хозяйство, — пробормотал Эверард. — Производят почти все необходимое для дома, потому что торговля практически отсутствует.

Остатки высшей цивилизации уцелели только на востоке, хотя и здесь города пришли в упадок и часто прозябали в нищете. Эверард видел сетку улиц и внушительные каменные строения внутри каждого квадрата. Собственность, которой еще кто-то владел, несомненно, зиждилась на подневольном труде рабов. Он заметил вереницы скованных друг с другом людей, бредущих по дорогам или занятых изнурительной работой на полях под присмотром вооруженных надзирателей. Эверарду казалось, что среди невольников не только черные, но и белые, хотя из-за загара и расстояния определить цвет кожи было трудно. Ему не хотелось рассматривать рабов с помощью приборов.

В долине Гудзона палили пушки, атаковала кавалерия, люди рубились и умирали.

86
{"b":"1596","o":1}