ЛитМир - Электронная Библиотека

Пол Андерсон, Гордон Диксон

Шериф Каньона Галч

Он еще счастливо отделался… Несколько минут Александр Джонс наслаждался сознанием того, что жив.

Потом он огляделся вокруг.

Местность могла быть Землей, и даже родимой Северной Америкой. Он стоял посреди обширной прерии, от горизонта до горизонта под высоким ветреным небом тянулись ее тускловатые травы. Над головой шумела стая перепуганных птиц (да уж, такая посадка кого хочешь напугает); на вид они почти не отличались от земных. Полоса деревьев вдали обозначала реку, над ними столбом поднимался пар — там было место последнего купания его разведывательной шлюпки.

Сквозь дымку на востоке виднелись голубоватые холмы, за которыми, как он знал, расположены горы, а еще дальше — темные, дремучие леса, и наконец, — море, на берегу которого лежит «Дракон»… И это очень, просто-таки чертовски далеко.

Но главное — он жив, невредим, а планета — двойник Земли. Состав атмосферы, тяготение, биохимия, клонящееся к закату солнце — все это можно было отличить от земного только очень точными приборами. Период обращения 24 часа, сидерический год — 12 месяцев, наклон оси вращения — одиннадцать с половиной градусов. А то, что в небе две луны, а третья прячется где-то с другой стороны планеты, то, что очертания материков совсем иные, чем на Земле, то, что на камне греется змея, сложив прозрачные крылья, то, что он находится, чтоб не соврать, от Солнца в пятистах световых годах — это всего лишь незначительные детали. Пу-стя-ки.

Он засмеялся.

В окружающем безлюдье смех прозвучал так громко, что Алекс подумал, что торжественная тишина куда более соответствует его званию офицера и даже, согласно Акту Парламента, ратифицированному недавно Сенатом США, джентльмена. Поэтому он решил действовать соответственно — расправил свою темно-голубую флотскую форму, четким движением разгладил складку на флотских штанах, обтер сверкающие ботинки о флотский же парашют и потянулся за Аварийным Ранцем.

Небрежно откинув со лба темные волосы, Алекс скинул ранец с плеч и усмехнулся. Задерживаться здесь он не собирался.

Тяжелый ранец был единственной вещью, которую он успел захватить при аварии шлюпки, но он же был и единственно необходимым. Руки у него подрагивали, когда он расстегивал замки, спеша найти небольшой, но мощный передатчик.

Вместо передатчика он вытащил книгу.

Книга была незнакомой, но, может, пока он сидел в учебном лагере, в штабе выпустили новый свод инструкций?

Он открыл книгу, рассчитывая, что там будет раздел «Радио. Особое положение. Применение», и прочел первую попавшуюся страницу: «… счастливое и, казалось бы, совершенно невероятное историческое развитие, было, тем не менее, абсолютно логичным. Относительный спад политико-экономического влияния Северного полушария в конце двадцатого века, смещение центра цивилизации в Юго-Восточную Азию и бассейн Индийского Океана — регион с более богатым природным потенциалом, все это, вопреки предсказаниям пессимистов, отнюдь не привело к падению западной культуры.

Скорее наоборот, авторитет англосаксонской демократии и либерализма только укрепился, благодаря тому, что Азиатский регион, державший в своих руках бразды правления Землей, в свою очередь управлялся преимущественно Австралией и Новой Зеландией, которые сохранили верность Британской короне. Последующее возрождение Британского Содружества наций, распространение его по всему миру, создание Интерпланетного Правительства, усиленного вступлением в эту структуру Америки, — все это естественным образом привело к упрочению западной цивилизации и проникновению ее во все детали повседневной жизни. И это было характерной чертой того времени…

Тенденция еще более усиливалась благодаря неожиданно раннему изобретению сверхсветовых космических кораблей и установлению контактов с разумными существами иных миров.

Все это вместе взятое привело к созданию в Солнечной Системе современной социальной формации, которую наши предки считали безнадежно утопической, но которую Служба, действуя совместно с Лигой Миров, стремится распространить среди всех разумных рас…»

— Грх… — только и смог сказать Алекс.

Он захлопнул книгу и лишь теперь заметил название:

РУКОВОДСТВО ДЛЯ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЕЙ

Составлено Адалбертом Парром — главой контрольной службы комитета культурного развития Министерства иностранных дел Объединенного содружества наций Столица Лиги, Новая Зеландия, Сол III.

— Не может быть! — воскликнул Алекс.

Он принялся яростно рыться в ранце — там должен лежать передатчик… компас… лучевой пистолет… запас пищи… Но нашел он только пять тысяч бланков формы ЦДС Дж-16-ЛКР, предназначенные для раздачи просителям, а также бланки Ж-776802 и В-2-ЗГУ.

Глаза у Алекса вылезли на лоб, челюсть отвисла, и он долго стоял, как громом пораженный, думая только об одном — как убог и бесполезен английский язык, и просто невозможно на нем выразить чувства, которые ты вдруг начинаешь испытывать к штабным крысам.

— Дьявол! Дьявол! Дьявол! — сказал, наконец, Александр Джонс.

После этого он встал и пошел на восток.

Он проснулся на рассвете, и некоторое время лежал, не желая окончательно открывать глаза. Долгое путешествие на пустой желудок, бесплодные попытки уснуть на голой земле, плюс перспектива пути в несколько тысяч километров — все это не способствовало радостному настроению. И звери, которые всю ночь бродили вокруг, кажется, тоже были голодными.

— Смотри, человек.

— Угу. Только одет не по-человечески.

Алекс изумился. Голоса говорили… на английском с тягучим техасским акцентом.

— Не может быть! — всхлипнул он и зажмурился.

— Текс, он проснулся.

Голос был высокий, тонкий, какой-то нереальный. Алекс свернулся в клубок, чувствуя, что вот-вот сойдет с ума…

— Эй! Вставай-ка, приятель. В это время вредно лежать на сырой земле.

— Нет… — пробормотал Алекс. — Скажите мне, что я сплю. Скажите, что я сошел с ума.

— Ну, нет, — опять произнес тот же голос, но уже не так уверенно. Смотри-ка, а говорит-то он тоже не по-человечески…

В конце концов Алекс решил, что отказывать голосам в праве на существование было бы нелепо. Их обладатели вроде бы никак ему не угрожали, если, конечно, не считать угрозы рассудку…

Он поднялся на ноги и вытаращил глаза.

Алекс помнил, что первая экспедиция на планету сообщала о наличии на ней двух разумных рас — хокасов и слисси. Судя по всему, перед ним стояли хокасы. Непривычному земному глазу они казались почти одинаковыми: ростом примерно метр, с золотистой шерсткой, круглыми головами, тупоносыми мордами и хитрыми черными глазками. Если бы не руки с короткими пальцами, они больше всего походили бы на огромных плюшевых медвежат. И между прочим, первая экспедиция ничего не сообщала ни об их английском с техасским выговором, ни об одежде в стиле Дикого Запада конца XIX века.

После первого взгляда на их одежду Алекс вспомнил все американские исторические стереофильмы сразу. На хокасах были десятигаллоновые шляпы с полями шире плеч, потрясающие красные шейные платки, кричащие клетчатые куртки, штаны с бахромой и высокие сапоги со шпорами; на сдвоенных поясах-патронташах, обернутых вокруг пышных талий, болтались, свисая чуть не до земли, кобуры с тяжелыми шестизарядными кольтами.

Один туземец стоял с землянином, другой сидел на своем скажем так животном. Животные были ростом с пони, на четырех ногах с копытами, с хлыстообразным хвостом, клювастой головой на длинной шее и чешуйчатой зеленой шкурой. Ну да, подумал Алекс, вон еще и лассо на луке седла. Разве бывает ковбой без лассо?

— О, я вижу, ты проснулся, — подал голос стоящий хокас. — Привет, незнакомец. — Он протянул руку. — Я — Текс, а это — мой добрый друг Монти.

— Рад встрече, — пробормотал Алекс. Он, как во сне, пожал хокасам руки. — Меня зовут Александр Джонс.

1
{"b":"1597","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Жесткий тайм-менеджмент. Возьмите свою жизнь под контроль
438 дней в море. Удивительная история о победе человека над стихией
Здесь была Бритт-Мари
Потерянная Библия
Горький, свинцовый, свадебный
Бэтмен. Ночной бродяга
Дневник «Эпик Фейл». Куда это годится?!
Истории жизни (сборник)
Я и мои 100 000 должников. Жизнь белого коллектора