ЛитМир - Электронная Библиотека

Они спускались все глубже и глубже. Коридор был тихим и холодным, но эта тишина оглушала. Они наткнулись на часового. Скэфлок схватился за молот. Но тролль поклонился, приняв Скэфлока за подменыша. За жизнь в изгнании у Скэфлока выросла густая, как у Вальгарда, борода.

Они добрались до подземелья, в котором горящие факелы отбрасывали тусклый свет. Шаги Скэфлока разнеслись по коридору. Лиа молча спешила вперед. Наконец они пришли к камню на стене, на котором были высечены руны. Рядом была закрытая дверь. Лиа указала на нее рукой.

В этой темнице Имрик держал мать подменыша, сказала она. — Теперь он сам там висит, повешенный за пальцы над горящим огнем. Пьяный Вальгард часто спускается сюда и бьет его кнутом для развлечения.

Скэфлок сжал кулаки. И все равно он не мог не подумать о том, что было ли это хуже того, что сделал Имрик с женщиной — троллем, и со сколькими другими? Не была ли Фреда… Не был ли Христос, о котором она ему рассказывала, прав, что зло порождает зло и ведет к Рагнарек; что наступит время, когда мстительность и гордыня уступят место любви и прощению? Но Имрик усыновил его, а Эльфхайм был его землей. Почему он не должен знать свое человеческое происхождение..? Он ударил молотом по стене. До них донесся шум, крики, топот ног.

— Тревога, — сказал Лиа.

— Наверное, они нашли часового, которого я убил.

— Скэфлок ударил сильнее.

— Тебя кто-нибудь видел? — спросила она.

Меня могли заметить, когда я пролетал в виде орла. — Оружие Скэфлока сломалось. Он выругался и стал бить его обломком. — У Вальгарда хватит ума догадаться, что это не обычное убийство, если ему скажут об орле. Он пошлет троллей обыскивать замок, и они нас найдут… Скорее!

Шум наверху нарастал. Скэфлок вставил оружие в щель на стене и начал расшатывать камень. Раз, два, три, и камень вывалился из стены. Он просунул руку в углубление в стене. Руки его задрожали, когда он вытащил меч.

К широкому лезвию пристали комья земли. Он был двугранным и таким огромным и тяжелым, что взмахнуть им мог только самый сильный из людей. Хотя он долго пролежал в земле, он не заржавел и не затупился. Рукоятка и эфес блестели золотом, они были выкованы в форме дракона. На самом лезвии были руны, которые прочитать Скэфлок не мог.

— Оружие богов. — Он держал его с благоговением. — Надежда Эльфхайма…

— Надежда? — Лиа отступила назад, подняв вверх руки как бы защищаясь от чего-то. — Сомневаюсь! Теперь, когда он у нас, я сомневаюсь!

— Что ты имеешь в виду?

— Разве ты сам не чувствуешь это? Сила, заключенная в этой стали обозначена этими неизвестными рунами. Этот меч не оружие богов, он скорее от богов. Он проклят, Скэфлок. На нем лежит проклятье! — Она задрожала от холода, но не от холода темницы. — Мне страшно Скэфлок. Я думаю, будет лучше, если ты его снова замуруешь в стену.

— Но у нас больше нет никакой надежды!

Он завернул меч в мантию.

— Пойдем отсюда.

Лиа неохотно пошла к лестнице.

— Едва ли мы сможем выйти незамеченными. Я буду говорить за нас обоих.

— Нет, это опасно для тебя. Как ты потом объяснишь, что была со мной?

Она обернулась, лицо ее просветлело.

— Ты беспокоишься обо мне?

— Да, конечно, как обо всем Эльфхайме.

— А… о Фреде?

— О ней я беспокоюсь больше чем о чем либо — больше чем о богах, людях и фэри вместе взятых. Я люблю ее.

Лиа вновь пошла вперед. Голос ее стал безразличным:

— Я смогу позаботиться о себе. Я скажу Вальгарду, что ты меня обхитрил или заставил меня идти силой. — Они вышли наружу. Всюду суетились часовые, раздавались их крики.

— Держите! — закричал тролль, увидев их. Выражение лица Лиа было холодным как лед.

— Вы схватите своего графа? — спросила она.

— Простите, простите, господин, — пробормотал, запинаясь, тролль. — Просто… я только что вас видел, господин… — Они вошли во дворцовый двор. Скэфлок весь напрягся в ожидании, что за их спиной раздастся крик, каждый нерв кричал ему беги. — Бежать! Бежать!

Он продолжал медленно идти. Снаружи несколько троллей. На востоке появились первые блики восхода. Было очень холодно. Лиа остановилась у восточных ворот и сделала знак, чтобы их открыли. Она посмотрела отрешенным взглядом в глаза Скэфлока.

Отсюда ты сможешь найти дорогу сам, — спокойно сказала она. — Ты знаешь, что теперь будешь делать?

В общем, да, — ответил он. — Я должен найти великана Больверка и заставить его доковать меч.

— Больверк — зло делающий — даже его имя предупреждает. Я, кажется, начинаю догадываться, что это за меч, и почему ни один карлик не осмелится его снова выковать. — Лиа покачала головой. — Я знаю, Скэфлок что теперь тебя не переубедишь. Даже полчища ада тебя не остановят — только смерть, или если у тебя пропадет желание сражаться. А что будет делать твоя дорогая Фреда во время твоих поисков?

— Она отправится со мной, хотя я попытаюсь ее убедить укрыться где-нибудь. — Скэфлок гордо улыбнулся. — Мы неразлучны.

— А как ты узнаешь, где найти великана?

Лицо Скэфлока потемнело.

— Я знаю, что это нехорошо, — сказал Скэфлок, но я могу поднять из могилы мертвеца. Мертвые многое знают, а я знаю, как заставить их говорить.

— Это безрассудно, мертвецы ненавидят, когда кто-то прерывает их бесконечный сон, и мстят за это. Ты сможешь устоять перед духом?

— Я должен попробовать. Я думаю, что мое колдовство достаточно сильно, чтобы защититься от него.

— Может не твое колдовство, а… — Лиа помолчала и продолжила: — Фреда — Она увидела, как кровь отлила от его щек и губ. Она тоже побелела. — Она действительно так много для тебя значит?.. — прошептала она.

— Да, — хрипло сказал он. — Ты права, Лиа. Я не могу этим рисковать. Пусть лучше Эльфхайм разрушится, чем… чем…

— Нет, подожди! Я тебе расскажу, что я придумала. Но прежде ответь мне на один вопрос.

— Скорее, Лиа, скорее!

— Скажи мне только одно. Если Фреда тебя покинет — нет… нет, нет, не говори мне, что она этого никогда не сделает, я просто спрашиваю, если он должна будет уйти от тебя, что ты тогда будешь делать?

— Я не знаю. Я не могу этого себе представить.

— Может быть — ты одержишь победу и вернешься снова сюда? Снова станешь эльфом?

— Может быть. Не знаю. Скорее, Лиа!

Она улыбнулась своей кошачьей улыбкой:

— Просто я хочу вот что тебе сказать. Чем будить простого мертвеца, обратись к тем, кто будет рад тебе помочь к тем, кто сами будут мстить через тебя. Разве Вальгард не убил всю семью Фреды? Подними их из могилы, Скэфлок!

Какое-то время он стоял не шевелясь. Затем он бросил меч, обнял Лиа и крепко ее поцеловал. Затем он снова поднял меч, вышел из ворот и побежал к лесу. Лиа смотрела ему вслед. Если она была права и это тот самый меч, то должно было произойти то же, что уже случилось когда-то. Она рассмеялась.

Вальгард узнал, что того, кто так на него походил, видели в замке. Его возлюбленная рассказала ему, удивляясь и дрожа, что что-то околдовало ее, когда она спала, и она ничего не помнит. Но на снегу остались следы, и псы троллей пошли по ним. На закате граф поскакал со своими воинами в погоню.

Фреда стояла в чаще и смотрела сквозь залитый лунным светом лес в сторону Эльфхьюфа. Она ждала уже вторую ночь и так замерзла, что холод казался частью ее самой. Она забилась под навес к лошадям, но они были холодными и пахли эльфами, дома лошади были теплыми. Странно, подумав о лошадях Орма, она почувствовала себя одинокой. Ей казалось, что она — последнее живое существо в этом мире лунного света снега. Она не осмеливалась плакать. Скэфлок, Скэфлок! Жив ли ты еще? Поднявшийся ветер гнал густые тучи по небу, и казалось, что луна убегает от огромных черных драконов, которые проглатывают ее и тут же выплевывают. Ветер стонал и ревел вокруг нее, трепал ее одежды, впивался зубами в ее тело.

Хэй, хэй, — пел он, нанося вокруг нее сугробы, которые белели под лунным светом, — хэй, эгей, ату ее. Хэй, хэй — ответили эхом рога троллей.

33
{"b":"1598","o":1}