ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Принципы. Жизнь и работа
Там, где цветет полынь
Дети мои
Стигмалион
Мужчине 40. Коучинг иллюзий
Отчаянная помощница для смутьяна
Театр отчаяния. Отчаянный театр
Игра в матрицу. Как идти к своей мечте, не зацикливаясь на второстепенных мелочах
Интимная гимнастика для женщин

Скажем лишь, что Скэфлок и Мананнан покинули Етунхайм и плыли по водам Мидграда на юг.

— Сколько мы там были? — спросил человек.

— Не знаю. Больше чем здесь. — Морской король вдохнул свежий воздух и посмотрел в чистое, голубое небо. — Уже весна.

Позже он спросил:

— Теперь, когда у тебя меч, и ты достаточно обагрил его кровью, что ты будешь делать?

— Я буду искать Эрлкинга, чтобы присоединится к нему, если он еще жив. — Скэфлок мрачно посмотрел вперед, через бегущие волны на узкую линию горизонта.

— Высади меня на берег на юге канала, и я найду его. И пусть только тролли попробуют мне помешать! Когда мы очистим от них земли Эльфхайма на материке, мы отобьем у них Англию. А потом мы отправимся в их земли и покончим с проклятым родом.

— Если тебе это удастся. — Мананнан усмехнулся. Но конечно, ты должен попробовать.

— А Сиды помогут?

— Это вопрос Высокого Совета. Конечно, мы не сможем помочь, пока эльфы не войдут в Англию, потому что воины не могут оставить свою страну, не опасаясь, что ее разграбят за время их отсутствия. — Морской король гордо поднял голову. — Но как бы ни случилось, во имя пролитой вместе крови, труда и лишений, пережитых нами, во имя наших жизней, отданных друг другу, Мананнан Мак Лир будет с тобой вместе со своим войском, когда ты вторгнешься в Англию!

Они молча пожали друг другу руки. И вскоре Мананнан высадил Скэфлока вместе с его етунской лошадью на берег и поплыл в Ирландию, к своей Фад.

Скэфлок гнал скакуна к далекому Эрлкингу. Гигантский скакун нес его тяжелым, быстрым галопом, высоко вскидывая ноги. Одежды Скэфлока были изорваны, его латы избиты и покрыты ржавчиной, накидка, надетая на него, была протерта до дыр. Он сильно похудел во время своих путешествий.

Он прямо сидел в седле. Морщины избороздили его лицо, которое потеряло всю свою молодость и стало походить на лицо изгнанного бога, на нем играла едва заметная усмешка, которая чаще всего переходила в совершенное равнодушие ко всему. Молодыми были лишь яркие, развеваемые ветром волосы. Так мог выглядеть Локи, возвращающийся с поля Вигрид в последний вечер мира.

Он ехал через горы. Утром шел дождь, и земля была скользкой и грязной, и пруды сверкали под солнцем.

Но еще было холодно, сильный ветер гулял среди гор, развевая накидку Скэфлока. Но это был весенний ветер, шумный и веселый, прогоняющий унылость зимы. Небо было высоким и голубым, солнце выглядывало из-за облаков, заставляло траву сверкать брызгами воды, словно искрами. Раздавался гром, но в туманном воздухе светила радуга.

Крик диких гусей раздавался сверху, они возвращались домой. Дрозд в роще пел свою первую песню, и две белки играли в ветвях дерева, как два маленьких огонька.

Скоро начнутся теплые дни и светлые ночи, зазеленеют леса и расцветут цветы. Что-то шевельнулось в Скэфлоке — какая-то похороненная и забытая нежность.

О, Фреда, если бы ты была со мной…

Солнце катилось к западу. Скэфлок мчался вперед на своем неутомимом скакуне. Он скакал со скоростью, легкой для скакуна-етуна, и поэтому черному коню удавалось кормиться на ходу, срывая себе пищу. Земля вздрагивала под его копытами. Они въезжали в земли фэри, центральные провинции Эльфхайма, придерживаясь гор, в которых мог укрываться Эрлкинг король эльфов, если еще был жив. Они проезжали мимо следов войны — сожженные дворы, сломанное оружие, кости. Все чаще и чаще стали попадаться свежие следы троллей. Скэфлок сжал губы.

Наступала ночь, казавшаяся странно теплой и светлой после ночей королевства, в котором он побывал. Он ехал вперед, не прекращая вслушиваться. Он был совсем недалеко от своих врагов, он их слышал и чувствовал.

Их было шестеро, шесть черных мощных фигур, выделяющихся среди лунного света. Его вид их озадачил — человек в латах и одеждах наполовину эльфов, наполовину Сидов, на скакуне сродни их лошадям, но только еще большем и более мощном, чем их. Они преградили ему дорогу и крикнули:

— Именем Иллрида — короля троллей, остановись!

Скэфлок пришпорил своего скакуна и вынул меч из ножен. Лезвие сверкнуло голубым светом в ночи. Он на полной скорости врезался в группу троллей, расколол шлем и череп одного и убил второго, прежде чем остальные успели что-либо понять.

Затем один из них напал на него справа с булавой, а второй кинулся на него слева с топором. Оба тут же были убиты. Его громадная лошадь заржала, развернулась и лягнула пятого тролля, раскроив ему череп.

Последний закричал и попытался убежать. Меч Скэфлока проткнул его насквозь.

Затем он продолжил поиски Эрлкинга. На рассвете он остановился у реки, чтобы немного вздремнуть.

Он проснулся. Двое троллей крались к нему. Он вскочил на ноги, выхватывая меч из ножен. Они побежали. Меч Скэфлока пронзил щит, плечо и сердце первого. И тут же он вновь поднял свой меч, и второй тролль не успел вовремя остановиться и с разбегу налетел на лезвие. Скэфлок даже не шелохнулся от удара, меч придавал ему необычайную силу.

— Это было слишком просто. — сказал он. — Но наверняка будут схватки и получше этой…

Он ехал весь день. На закате он наткнулся на пещеру, в которой спали тролли. Он убил их и съел их пищу.

Его не волновало, что он оставляет трупы на своем пути и тролли могут пойти по его следу. Пусть попробуют!

К ночи он подъехал к горам. Высокими и красивыми были они, покрытые снегом вершины освещаясь заходящим солнцем. Он услышал пение водопадов и шум сосен. Странно, подумал он, что такое мирное и спокойное место стало местом всеобщей резни. Было бы правильней, если бы он был здесь с любимой Фредой, а не с мрачной черной лошадью и проклятым мечом.

Он поехал вверх по склону, копыта его лошади звенели о ледник. Наступила его ночь, небо было чистым и холодным, поднялась луна, освещая пики гор. Немного позже Скэфлок услышал вдали звуки знакомого рога. Сердце забилось, и он пустил лошадь в галоп. Ветер свистел у него в ушах, и звон железных копыт носился эхом среди гор.

Кто-то сражается!

До него донесся мощный рев рога тролля, а вскоре он уже слышал крики воинов и звон оружия. Мимо пролетела стрела. Он зарычал и пригнулся. Нет времени разбираться со стрелком — впереди дичь покрупнее.

Он выскочил на гребень горы и посмотрел на освещенное лунным светом поле боя. Обычный человек увидел бы лишь вершину горы, над которой кружили снежные демоны, да уловил бы странные звуки в шумящем ветре. Скэфлок увидел замок на вершине горы, его башни взмывали высоко к звездам. Вокруг него на склоне были разбиты черные палатки огромного войска троллей. Один из шатров был необычайных размеров, и над ним развевался черный флаг. А на самой высокой башне замка развевалось знамя Эрлкинга. Короли встретились.

Тролли штурмовали крепость. Они рычали под стенами, как собаки, они ставили лестницы и старались забраться на них. Много орудий войны они принесли с собой: баллисты, бросающие огненные шары через стены, башни на колесах, полные вооруженных воинов, тараны, бьющие по воротам. Крики, топот ног и копыт, лязг металла, рев труб и рогов неслись лавиной по покрытым льдом полям, которые звенели в ответ этому шторму звуков.

Эльфы отбивались от троллей. Блеск мечей, копий и стрел затемнял свет луны, кипящее масло лилось из котлов вниз, лестницы были отброшены от стен. Но тролли продолжали атаковать, а эльфов было слишком мало. Было видно, что эта осада подходит к концу.

Скэфлок поднял меч.

— Ха! — закричал он, пришпорив коня, и помчался к склону.

На пути у него возникло ущелье. Он вдруг почувствовал, как мускулы скакуна напряглись и вот он полетел по небу, и звезды сияют вокруг него. Он приземлился по другую сторону ущелья, так ударившись о землю, что в голове у него загудело, но он тут же рванулся к горе.

Лагерь троллей был практически пуст. Скэфлок ворвался в него и, проносясь мимо одного из костров, выхватил из него горящее полено. Он скакал по лагерю и поджигал на ходу шатры. Вскоре многие из них горели, и огонь переносился на остальные шатры. Скэфлок помчался к воротам замка.

41
{"b":"1598","o":1}