ЛитМир - Электронная Библиотека

— Тревога! — закричал Рейд. — Просыпайтесь!

Команда его с трудом приходила в себя после сна. Только у Дагона, казалось, остались силы. Он подбежал к Рейду и Эриссе.

— Что будем делать? Они нападут со свежими силами, эти собаки! И могут, если вздумается, идти под парусами! Мы не сможем уйти. А если нас снова захватят… — он посмотрел на девушку и застонал.

— Мы подойдем к большому кораблю, — сказал Рейд. — Там капитаном мой друг, и, надеюсь, он не станет сражаться с нами.

Женщина закусила губу:

— А ты, Дагон… Впрочем, посмотрим. Пока не отходи от нее.

Она отвела Рейда в сторону.

— Что-то не так, — грустно сказала она.

— Боюсь, ты права, — согласился он. — Но выбора у нас нет. И… вспомни о нашей последней надежде. Путешественники во времени заметят сверху корабль, который не соответствует этой эпохе, и захотят поглядеть на него поближе. А тут сразу два таких корабля. И другой еще чуднее нашего. Нужно соединиться с ним.

Он посмотрел вверх, но увидел только облака — серые, бурые и черные, они надвигались с юга и грозили новой бурей. Несомненно, у наблюдателей из будущего есть средства оставаться невидимыми.

— Если же нас не спасут… — начал он и замолчал.

— Мы пойдем вместе..

Взгляды их устремились на молодую пару на корме — Эриссу, заснувшую со счастливой улыбкой, и сидящего рядом юношу.

— …или умрем, — закончила Эрисса. — Но эти двое должны жить. В конце концов, я узнала счастье. Надеюсь, что и ты тоже.

Весла дрогнули. Нужно было поравняться с дромоном раньше, чем путь преградят меньшие галеры. Ахейские корабли шли широко, без строя — теперь, когда погиб единственный настоящий флот в мире, о строе вспомнят через века, — но они, несомненно, заметят необычный корабль и его минойскую оснастку. А приблизившись, увидят, что на борту критяне — легкая добыча.

Палуба раскачивалась. Волны, обрушивавшиеся через борта, заливали моряков, женщин и детей. Ветер усилился и донес отдаленные раскаты грома.

— Ты не боишься, Дункан? — спросила Эрисса.

— Нет, — сказал он и даже удивился, что не солгал.

«Должно быть, она научила меня мужеству», — подумал он.

Дромон изменил курс. Было видно, что его капитан тоже ищет встречи. Люди на палубе жестикулировали, но слов их было не разобрать. Однако…

— Господи! — воскликнул Рейд. — Они заряжают катапульты!

— Пришла наша смерть, — процедила сквозь зубы Эрисса. — Они увидели наш таран и перепугались.

Огненный шар — канат, свернутый и вымоченный в смоле, — описал дугу с палубы ахейского корабля. Рейд подумал: Олегов заменитель греческого огня…

— Вперед! — воскликнул он. — Нужно приблизиться и показать, кто мы такие…

Два первых снаряда с шипеньем упали в море. Третий ударился о верхнюю палубу. Здесь оставались только рулевой и те, кто участвовал в походе на берег. Рулевой завопил и спрыгнул вниз. Рейд не мог винить его: просушенные доски горели, как порох. Взметнулось пламя. Американец тоже спрыгнул вниз, в хаос.

— Гребите, гребите! — кричал он. — И пусть кто-нибудь поможет мне! — он схватил ведро, зачерпнул воды и передал старшей Эриссе.

Она выплеснула воду в пламя, но сказала:

— Это бесполезно. Вон еще один. Ветер несет их в нашу сторону.

— Тогда пусть молодые садятся в лодку.

— Верно. Эрисса, проснись. Дагон, иди за мной.

Среди всеобщего переполоха лишь несколько человек заметили, что Рейд на корме стал подтягивать лодку. Подошел Тилиссон и сказал сквозь гул:

— Она слишком мала.

Рейд кивнул:

— Да. Но этим двоим хватит.

— Чтобы я бросил вас? — возмутился Дагон.

Рейд поглядел ему в глаза.

— Ты не бросаешь нас, — сказал он. — Ты делаешь для нас больше, чем сам понимаешь. — Он взял Дагона за руку, а левой рукой обнял за плечи девушку, которая приходила в себя среди ужаса и смятения. Над головами уже трещала верхняя палуба.

— Ступай, Эрисса, — сказал Рейд. — Ты все выдержишь. Знай, что я вернусь к тебе, — он поцеловал ее в лоб. — Дагон, никогда не покидай ее. Прощайте.

Эрисса тоже наскоро попрощалась с ними. Уже в лодке Дагона никак не оставляла мысль, что нужно взять кого-нибудь еще. Но, прежде, чем он успел открыть рот, Рейд перерезал буксирный канат. Подхваченная ветром и волнами, лодка быстро удалялась. Она казалась хрупкой и обреченной. Дагон принялся устанавливать мачту. Вскоре дым горящей палубы скрыл беглецов из виду.

— Ты капитан, — сказал Тилисссон, — но могу я спросить, почему ты не позволил бежать остальным?

— Есть на то причины, — ответил американец. И не назвал главную: лучше погибнуть, чем попасть в рабство, вырваться из которого смогут только самые смелые.

— Теперь мы свободны, — сказала Эрисса.

«Свободны умереть, — подумал Рейд. — Мы отправили этих людей не для того, чтобы сыграть последний акт трагедии. Они будут жить. Корабль же обречен, и мы, вероятно, тоже. Но я не сдамся, Эрисса».

— Пойдем, — сказал он Тилиссону. — Поможешь мне навести порядок.

Криками, пинками и подзатыльниками они установили подобие дисциплины. Жители Кносса сгрудились посередине, атланты сели на весла. Пылающий корабль продолжал движение.

— Пойдем на нос и покажемся, — сказал Рейд Эриссе.

Дромон был уже недалеко. Теперь сквозь дым можно было различить лица. Вот Диор на носовой палубе распоряжается у катапульты, а рядом с ним, — боже, это же Олег, огромный, в сверкающих доспехах! Рейд ухватился за носовую балку. Пламя приближалось к нему.

— Олег! — заорал он. — Ты что, не узнаешь?

— Боже мой! — закричал русский. — Дункан, Эрисса, а я-то думал! Держитесь, друзья! Спустить лодку!

Рейд увидел, как Диор покачал головой, и вообразил даже слова адмирала: «Слишком опасно. Прикончим их».

Олег взревел и замахнулся топором. Диор отдал команду. Два воина приготовились схватить Олега. Свистнул топор, и они отступили. Диор кликнул остальных.

— Держитесь, мы идем! — закричал Рейд и скомандовал гребцам и рулевому Ашкелю: это наша последняя надежда — прицепиться к ним и захватить лодки!

Хриплый рев был ему ответом. Мышцы перекатывались под грязной и потной кожей. Галера рванулась вперед. Рейд оттащил Эриссу в безопасное место.

На дромоне Олег пробивался к Диору. Афинянин выхватил меч и устремился ему навстречу. Топором Олег выбил меч, а второй удар, сбоку в грудь, швырнул Диора за борт. Бронзовые доспехи мигом утянули его на дно. Олег повернулся к воинам.

Галера Рейда нанесла удар тараном. Затрещали весла. Таран вышел сквозь другой борт. Огонь перекинулся на дромон. Рейд схватил абордажный крюк, раскрутил над головой и бросил. «Итак, оба чудо-корабля погибли, — пронеслось в него в голове. — И снова построят такие не скоро. Сначала нужно, чтобы все эти ахейцы, дорийцы, данайцы и аргивяне стали греками и в жилах их забродила кровь морских бродяг с Крита…».

…Сверкающий предмет спустился из облаков.

20

Человек со смуглым доброжелательным лицом сказал:

— Нет, мы ничего не знали. Сведения о вас, заброшенных назад во времени и спасенных, еще предстоит внести в наши хроники. Экспедиции в прошлое снаряжаются редко. Но вы верно предположили, что катастрофа привлечет наблюдателей. Ведь это уникальное явление с точки зрения геолога. И его последствия тоже. Оправдалась и ваша надежда на необыкновенные корабли. Так что не считайте себя марионетками. Вы остались живыми и свободными благодаря самим себе. Слабые погибли бы, дураки навсегда остались бы в прошлом.

Нет, не стоит жалеть о том, что лодку не удалось разыскать. Район слишком обширен, бушует непогода, а возможности наши ограничены. Но подумайте как следует: неужели вы хотите утратить свое прошлое? Из него вырастет ваше завтра.

Ваших друзей-атлантов и жителей Кносса мы доставили на Крит, в такое место, где завоеватели появятся не скоро. Мы стерли их воспоминания о последнем дне. Им внушили, что во время бегства они потерпели крушение. Избавленные от лишних страхов и сомнений, они обретут силы в борьбе за жизнь. Честь их спасения принадлежит вам, и археологи найдут не так уж много останков под лавой Санторина.

36
{"b":"1603","o":1}