ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Скип решил потратить деньги на информацию. В этой мрачной архаичной таверне о современной технологии свидетельствовал разве что телефон-автомат: чтобы позвонить, нужно было воспользоваться не монеткой, а кредитной карточкой. Сунь Скип в щель автомата свою кредитную карточку, наверняка противно замигала бы лампочка «Счет пуст». Поэтому, предъявив свои наличные хозяину бара, Скип получил в распоряжение его кредитную карточку. По экрану пробежали надписи, появилось изображение девушки с дежурной улыбкой.

«СЛУЖБА ИНФОРМАЦИИ. ЧЕМ МЫ МОЖЕМ ВАМ ПОМОЧЬ?»

Скип набрал на клавиатуре кодовое слово, чтобы избежать слишком дорогого общения с живым оператором. По компьютерной сети все запросы направлялись в специализированный банк данных, расположенный где-то в глубине страны. Электронные лучи сканировали молекулярную память, считывая информацию с деформаций огромных молекул. Через минуту ожидания (канал связи был, очевидно, перегружен) на экране появилась надпись: «ОТВЕТ НА ВАШ ЗАПРОС ГОТОВ. ОТПЕЧАТАТЬ?»

«Нет, благодарю», – ответил Скип. Дешевле запомнить. Он усмехнулся: зачем он благодарит эту железку? По экрану побежали строчки. Скип нажал кнопку: «Помедленнее».

Где работают экспедиции хранителей и какие? Ответ: экспедиция Моргана в Коннектикуте, зона эрозии; «Друзья Земли» восстанавливают леса в Висконсине; группа «Терра» с миссией в Египте (с ними несколько коллег из других стран) под эгидой комитета охраны окружающей среды; комиссия «Общего Богатства» осуществляет текущий контроль в Алабаме…

Экран погас. Скип, расплатившись с хозяином, вернулся к своему пиву и своим подсчетам. В группе «Терра» он работал в прошлом году, с ним там считались, он даже чуть не пошел на повышение с легкой руки тамошнего шефа. Однако в Египет просто так не доберешься, да и оттуда – тоже намаешься.

«Нет, неохота мне тащиться туда, – думал Скип. – Хватит с меня теленовостей об экологических катастрофах!»

Ближе всех была экспедиция Туата-де-Данаан, на озере Тахо. Но там не знают его… Придется полгода вживаться и утверждать себя, пока заработаешь подходящие рекомендации, чтобы добиться приема у какой-нибудь шишки…

Стоп. Вообще-то он с удовольствием поработал бы на озере Тахо. Там занимались не только очисткой воды в озере и восстановлением прилегающего к нему леса; в их ведении находился весь этот район Сьерры. Так что помимо решения рекреационных задач на водосборах и в лесу, там занимались и сельским хозяйством. Небольшие фермы, устроенные в тщательно выбранных местах и использующие самые новые технологические достижения работы в горной местности, могли бы не только подбросить лишний кусок хлеба в пасть вечно голодного мира, но и оказать положительное влияние на процесс восстановления природного баланса, превращая собственников земли по сути дела в смотрителей и охранников природы. В ограниченном объеме этот проект был разработан специально для поселенцев, и власти обещали предоставить права собственности на землю наиболее квалифицированным из них. А ведь в поселенцы на Тахо готовили парней из округа Мендочино, среди которых у Скипа были друзья…

– Эй, хозяин! Нет ли сегодня транспорта на север?

Народу в автобусе набилось довольно много, в основном местные. Мозья недолго просуществовала как отдельный городок: Солт-Лейк-Сити задушил ее, словно осьминог. Автобус шел экспрессом через Рино. Скип приготовился поскучать, не имея особых надежд разговорить своего пожилого соседа.

– Варварство какое-то! – проворчал тот. – Не упадок, а самое настоящее варварство! И вы вот тоже, извините за выражение, варвар. И не ваша вина, что кругом заводы, а не школы, не говоря уже о колледжах. А все почему? – Он ударил ладонью по колену соседа. – Никому нет дела до образования и воспитания, остается удивляться, что этот феномен еще существует!

Скип вздохнул и отвернулся к окну. Автобус громыхал по совершенно опустошенной земле. Сквозь облако пыли Скип видел голые солончаки, кое-где поросшие полынью, синеющие вдали горы да пару канюков, кружащих в поднебесье. Духота, слепящее солнце… Он подумал, что не худо бы открыть окно или хотя бы занавесить его… На синем небе там и сям белели конверсионные следы реактивных самолетов. Вот было бы хорошо, если бы денег хватило на билет первого класса. Или хотя бы на какую-нибудь чартерную колымагу, которая, небось, ничем не лучше этого чертова рыдвана – по крайней мере не придется долго мучиться.

– У вас нет образования, вы просто прошли обработку, – не унимался сосед.

Скип сперва хотел показать ему книжку Робинсона Джефферса, которая лежала у него в кармане куртки, но раздумал. Только раззадоришь его.

«А может, врезать ему правду-матку? – подумал он. – Как-нибудь так: „Мои родители, сэр, в свое время объяснили мне положение дел, и я вполне разделяю их мнение. Люди они интеллигентные, эрудированные и знают, что говорят. Разумеется, я не всегда согласен с ними, но в моих глазах это нисколько не умаляет их интеллекта. Еще в детстве они были свидетелями вошедшего тогда в моду радикализма и многие годы потом слушали жалобы старших на неблагодарную молодежь, которая не желает прислушиваться. Однако поколению моих родителей было не до того, нужно было выживать в мире наживы: выживать духовно, а подчас и физически, выживать в переполненных школах, год за годом. Сэр, как могут дети бедняков, это раньше, а теперь почти все дети, за редким исключением самых богатых, как могут они научиться хоть чему-нибудь, если нет свежего взгляда на вещи, если вся философия образования, от Платона до Скиннера, направлена в научную плоскость, если пресловутый инженерный подход оставляет за бортом все то, что мы именуем „психологией“, если использовать результаты изучения человека как такового, не рассматривая его как единое целое. Обучающие машины – это лишь начало, далее нужно привлекать психофизиологию. Методы подсознательного воздействия вызывали много споров, но возможны куда более простые и эффективные способы. К примеру, уровень успеваемости резко повысился, когда была усовершенствована поощрительная методика обучения. Так что современная система образования, вплоть до окончания колледжа, это совсем другая штука! И я страшно рад, что несколько лет из тех немногих лет, что отпущены мне в этой жизни, мне не пришлось попусту просиживать штаны. Ваша беда, сэр, что вы родились слишком поздно. Вы являетесь профессором в эпоху, когда никакая академия не рассматривается всерьез. Все настоящие исследователи давно соблазнились производством и властью. А настоящий, прирожденный педагог вынужден ограничивать круг своих учеников. У вас есть ученая степень, вы окружены толпой бездарей, и никто, кроме горстки вам подобных ворчунов, не слушает вас. В глазах общества педагоги низведены до уровня технической интеллигенции, наравне с квалифицированными рабочими, полицейскими, врачами, астронавтами… Нет! Это было бы слишком жестоко“, – подумал Скип и сказал, повернувшись к соседу:

– Что вы от меня хотите, я простой бродяга.

– Но вы даже не пытаетесь бороться!

– Что значит бороться?

Профессор плотно сжал губы:

– Как сказано у Тойнби, можно плыть по течению. Зачем барахтаться, если течение все равно несет нас в пропасть? – Он придвинулся поближе. Его взгляд и интонации поразили Скипа. – Мы еще разделаемся с этими машинами! – выпалил он. – Мы еще возродимся! После смутного времени наступит золотой век, но не сейчас, когда этот чертов звездолет оскверняет наше небо!

– Да-а?

– Чертов пришелец, сигманец! Разве вы не понимаете, что при всей своей нечеловечности машины – все-таки творения рук человеческих. А эта тварь, это чудовище?.. Нечто отвратительное! Его тело – просто насмешка над человеком… Невообразимая мощь, сатанинское высокомерие, нет, хуже, чем сатанинское! Сатана был хотя бы похож на человека… А мы творим из него бога, в буквальном смысле слова… Мы ломаем себе голову и, вместо того чтобы накормить голодных детей, тратим миллиарды долларов на этого молоха, пытаемся извернуться и научиться мыслить не по-человечески, чтобы побеседовать с этим молохом на его родном наречии! – Профессор почти задохнулся. Он отодвинулся от Скипа и, переведя дух, произнес уже более спокойно: – Только не надо приводить мне доводы в пользу миролюбивых целей сигманца! Я в них далеко не уверен. Это пока они смирненькие. Как вы не понимаете, что не в этом дело! Сигманец – это итог дегуманизации. Мы либо умрем, либо станем рабами роботов во плоти. Либо двуногим подобием сигманцев! Какая разница! Ведь человека не будет во Вселенной.

6
{"b":"1609","o":1}