ЛитМир - Электронная Библиотека

Стоило ли все это тысячу долларов? Стоило. И тысячу долларов, и даже больше.

В эти дни отец всегда задерживался, потому что не легко было покинуть здание суда, полное репортеров, фотографов и любопытных зевак. Страсти вокруг дела Остина были накалены до предела.

В связи с этим Филлипсы обедали позже обычного. Судья считал, что для семьи очень важно проводить это время вместе, и настаивал на том, чтобы Картер и ее мама дожидались его к обеду.

В этот вечер миссис Филлипс позвала дочь в столовую только после восьми вечера. К этому времени Картер уже умирала от голода, и поспешила вниз. Отец сидел во главе стола. Девушка подошла и поцеловала его, затем села на свое место.

— Как продвигается дело? — спросила она.

Судья нахмурился. Картер заметила, какой измученный у него был вид.

— Надеюсь, все идет, как надо, — ответил он. — Обвинение слишком убедительное.

— Все газеты пишут, что Остин будет признан виновным, — сказала миссис Филлипс. — Я думаю, он страшный человек и ему нравится причинять боль людям.

— Да, факты, которые выплыли в ходе следствия, доставляют беспокойство.

Отец вздохнул. Подали фаршированную рыбу, и Картер принялась за еду.

— Давайте поговорим о чем-нибудь другом, — сказал судья и повернулся к жене. — Как продвигается весенняя подготовка?

— Я ужасно провела время сегодня на собрании, — сказала миссис Филлипс. — Может, у Риты Вестон и есть диплом дизайнера, но вкус в оформлении цветочных композиций у нее кошмарный…

Картер отвернулась. Она ненавидела разговоры матери о собраниях комитета. Девушка была погружена в собственные мысли, когда потянулась за маслом и увидела, что родители смотрят на нее.

— Картер, ты не слышишь папу? — спросила миссис Филлипс. — Он задает тебе вопрос.

— О, прости, папа. Что ты спросил?

Она повернулась к отцу, покраснев, всем своим видом выражая внимание.

— Твои серьги, Картер, — произнес он. — Где твои серьги?

Глава 11

Девушка положила нож для масла на стол. Что ей сказать? Разумеется, только не правду. Надо было каким-то образом отвлечь отца.

— О, папа, — начала она. — Я сегодня так испугалась. Надела их в школу, как обычно, но после урока физкультуры, когда переодевалась, заметила, что одной серьги нет.

Отец слегка побледнел и положил вилку на стол. Затем взял салфетку и вытер рот. Миссис Филлипс даже не моргнула.

— Ты ее нашла? — спросил судья.

Картер было тяжело смотреть, как он расстроился.

— Не волнуйся, папа, нашла, — ответила она. — Очень долго искала, но потом выяснилось, что сережка зацепилась за рукав моего свитера. Должно быть, она выпала, когда я переодевалась.

Судья Филлипс успокоился и снова принялся за еду.

— Но потом я увидела, что застежка слегка ослаблена, поэтому серьга и выпала. После школы я отнесла ее к ювелиру, чтобы тот починил крепление.

— Надо было сначала сказать об этом мне, Картер. Я бы съездил туда, где купил их. В какой ювелирный магазин ты ходила?

В какой магазин? Картер напрягла мозги и вспомнила ювелирный в торговом центре, тот, где они с Дэном выбирали ожерелья.

— Я отнесла их в магазин в торговом центре… Как он называется?.. «Блеск», он называется «Блеск».

Судья Филлипс скорчил гримасу.

— Лучше бы ты этого не делала, Картер. Какой ювелир так назовет свой магазин? Хорошо ли они выполнят свою работу?

— О, папа, я уверена, что все будет отлично. Не беспокойся.

Хотела бы она, чтобы так было на самом деле.

— Когда они будут готовы? — спросил судья. — Я заберу их. Не хочу, чтобы ты платила за ремонт. В конце концов, это подарок.

— Нет, папа. Тебе не надо этого делать. Вы с мамой так заняты в эти дни. Кроме того, я постоянно хожу в торговый центр и сама заберу серьги, не переживай.

Она нервно смотрела на отца и молча умоляла его поверить в эти объяснения и ложь. Чем больше он ее расспрашивал, тем больше ей приходилось лгать. И с каждым разом она все глубже погружалась в яму. Хотелось, чтобы отец верил ее словам, но от каждого нового вранья становилось все отвратительнее.

По тому, как судья сосредоточился на еде, было понятно, что он устал от разговора про серьги.

— Ладно, Картер. — Отец смотрел в тарелку и вынимал из рыбы косточку. — Я дам тебе деньги на ремонт. Скажи только, сколько это будет стоить.

— Спасибо, папа. Обязательно скажу.

Теперь стало еще противнее. Он собирался дать ей денег. И она знала, что они могут скоро понадобиться.

На следующее утро, возвращаясь с урока физкультуры, Картер проходила мимо группы ребят, стоящих напротив буфета. Многие учились в ее классе, но не все. Там были девушки с секретарских курсов, парни из училища и из других классов, В центре группы стоял Адам, обнимая худую, бледную, веснушчатую девушку со светло-красными волосами. Это была Шэйла. Впервые Картер увидела их вместе с тех пор, как стала встречаться с Адамом. И сейчас испытала легкий шок, сама не понимая почему.

Она всегда знала, что Шэйла — девушка Адама и та не уставала напоминать об этом. Но Адам, который жил в мыслях Картер, не встречался с Шэйлой, он встречался с ней. Это был выдающийся парень, который хотел от жизни намного больше, чем его друзья. Парень, который жил на краю, но у которого был неистовый шарм. Человек, учащий Картер вещам, о коих бы она никогда не подозревала и своем шикарном, зашоренном мире.

Но внезапно девушка поняла, что этот Адам существует только в ее мечтах, она его выдумала. А реальный стоял напротив буфета в незастегнутой сорочке и обнимал худощавую подружку, которая прилипла, к его груди. Это был парень, окруженный девчонками в облегающих джинсах, с красным лаком на ногтях, и друзьями, которых больше заботило, что под капотом двигателя машины, чем на уме у девушек. Настоящий Адам хотел напугать ее окровавленным сердцем, угрожал ей, шантажировал, и использовал в достижении своих целей.

Картер постаралась быстрее пройти мимо шайки этих ребят незамеченной. Затем она увидела, что Шэйла стоит, покачиваясь, у его локтя и самодовольно смотрит на нее маленькими зелеными кошачьими глазами, которые блестели и выражали жгучую ненависть. «Ты богатенькая неудачница», — говорил ее взгляд.

Картер поспешила дальше по коридору.

В этот же день после школы Картер взяла конверт с тысячей долларов, положила в свой рюкзак и пошла в «Угол». Она знала, что в тот день Адам работает.

Картер села у бара, и парень немедленно подошел к ней.

— Надеюсь, у тебя для меня кое-что есть, — сказал он.

Она молча показала конверт и через стойку передала ему, Адам взял, но не открыл.

— Здесь тысяча долларов наличными, — произнесла Картер. — Как ты хотел.

Он положил конверт в карман.

— Я пересчитаю позже. Но будет лучше, если все точно.

— Все точно, — сухо сказала Картер. — Теперь, надеюсь, ты уйдешь из моей жизни, оставишь меня в покое и никогда больше со мной не заговоришь.

Она грозно посмотрела на парня, но тот невозмутимо отвернулся.

Мужчина, сидевший в конце стойки, крикнул:

— Эй! Могу я получить меню, пожалуйста?

— Адам! — позвала Картер. — Ты слышал, что я сказала?

— Мне надо обслужить клиента, — произнес парень и ушел.

Девушка взяла свой ранец и поспешила на улицу. «Я только что дала ему тысячу долларов. Он должен быть удовлетворен этим. Он должен быть этим удовлетворен».

После того, как Картер принесла Адаму деньги, они не виделись, не считая уроков математики. Там он игнорировал ее, притворяясь, что они не знакомы, как и было раньше, до теста, до свиданий, до этих ужасных последних недель.

В пятницу Картер вздохнула с облегчением. «Сработало, — думала она. — Адам не давал о себе знать целых три дня. Наконец он ушел из моей жизни. Это стоило тысячу долларов, но я избавилась от него».

12
{"b":"161095","o":1}