ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Реджелин вздохнул, вытащил револьвер и отдал солдатам какой-то приказ. Те с заметным удовольствием навели автоматы на Хэла и Дзугу.

— Вы еще пожалеете об этом, севни, — холодно пообещал Хэл.

— Я вынужден связаться со штабом, — ответил Реджелин. — Вы и… ваш друг находитесь под арестом. — Он повернулся к нам: — Что касается вас, земляне, то до особого распоряжения вы должны оставаться в пределах дома на виду у моих людей. Прошу простить меня, я обязан немедленно доложить о происшедшем.

— А я повторяю, это важная государственная тайна! — закричал Хэл.

— Мой рапорт будет адресован непосредственно коменданту континента, — ответил Реджелин. — Со своей стороны обещаю, что больше вас никто не увидит.

Пленников отвели на верхний этаж и заперли в спальне. Их охраняли четверо солдат. Реджелин дал Дзуге какую-то мазь от ожогов, а потом с моей помощью перенес чемодан чужаков в гостиную. Мы осмотрели каждый предмет.

— Вполне возможно, Хэл прав, и нас расстреляют за чрезмерное любопытство, — спокойно сказал Реджелин. — Тем не менее… — Он с поклоном извинился перед нами. — Прошу прощения за прежнее недоразумение. Вы оказались более дальновидными, чем я.

Крис импульсивно сжала его руку. Марсианин тяжело вздохнул, отвернулся и ушел в северное крыло.

На всякий случай мы отвели Элис к Гусам, затем вернулись в гостиную, немного перекусили и, забыв о сне и усталости, начали ждать. Разговор не клеился; каждый думал о своем.

Около полуночи к нам присоединился Реджелин. Он сел напротив нас; в его глазах сквозило уныние.

— Мне удалось выйти на закрытую линию связи с комендантом. Со мной говорил сам Руани дзу Варек. Он приказав соблюдать абсолютную секретность и пообещал немедленно отправить к нам оперативную группу.

— А он не говорил о том, что это какой-то марсианский проект? — спросил я.

— Нет, не говорил. И это очень странно. Крис задумчиво посмотрела на Реджелина.

— Если ваш звонок поднял его с постели, нет ничего странного в том, что он немного растерялся, — сказала она. — Наверное, поэтому он и не справился с ролью. Совсем чуть-чуть, но не справился.

Марсианин сжал кулаки.

— Что вы этим хотите сказать?

— Вы сами прекрасно знаете, что я хочу сказать, — жестко ответила она. — Пришельцы умеют принимать любой облик и вид, поэтому, проникая в эшелоны власти, они могут занимать самые высокие государственные посты.

— Эта пара инспекторов не такие уж и важные персоны, — возразил марсианин.

— Скорее всего, они вели наблюдение для своих собственных нужд, — сказала Киска. — Или просто хотели убедиться, насколько успешно продвигаются их военные планы.

— Их военные планы?

— Ах, черт! — воскликнул я. — А ведь все совпадает, верно? Никому не нужная война. Две миролюбивые цивилизации, доведенные до безумия чередой досадных инцидентов. Неумелые действия с обеих сторон, которые привели к долгой, кровавой бойне и почти уничтожили население наших планет. Да, я думаю, они уже несколько десятилетий контролируют правительства Земли и Марса.

— Хорошо, — согласился Реджелин. — Допустим, это действительно пришельцы, которые в обличье марсиан и землян подчинили себе весь цвет наших миров. Но зачем им тогда уничтожать наши расы, — вернее, заставлять нас воевать друг с другом?

— Не знаю. Возможно, они хотят ослабить нас перед вторжением. И может быть, армада с альфы Центавра находится уже в пути.

— О нет! В этом нет смысла! Ваши логические построения просто нелепы.

Марсианин вскочил и нервно зашагал по комнате.

— Поймите, чтобы организовать межзвездное вторжение, раса должна развить свою технологию настолько, что ей уже не понадобится никого завоевывать.

Почувствовав внезапную усталость, я откинулся на спинку кресла и вяло произнес:

— Ладно, пусть будет по-вашему. Но я могу предсказать дальнейшие события. Оперативный отряд передаст вам приказ освободить двух этих тварей. К тому времени Дзуга снова станет Дзугой. Нас троих и ваших четверых охранников ликвидируют, и больше никто не услышит об этом деле.

От непреклонности Реджелина не осталось и следа.

— Я не могу не подчиниться приказам, — застонал он.

— Ну конечно, — со злостью сказала Крис. — И поэтому мы все должны умереть.

— В таком случае отпустите хотя бы нас, — настаивал я. — Дайте нам машину, и мы уберемся отсюда.

— Мне надо подумать, — хрипло произнес он. — Я еще не решил, что буду делать.

Он снова зашагал по гостиной. Каблуки его ботинок глухо стучали по ковру.

Я склонился к Крис и прошептал, что собираюсь напасть на Реджелина, — связав его, мы могли бы бежать. Я совсем забыл о прекрасном слухе марсиан. Он взглянул на меня с вымученной улыбкой и сказал:

— Не стоит.

Еще через какое-то время, приняв окончательное решение, Реджелин успокоился и расправил плечи.

— В этом деле я на вашей стороне. Киска подбежала к нему и поцеловала в щеку. Я крепко пожал его руку.

— Только не обольщайтесь, — быстро добавил он. — Прежде всего я марсианин. Если Хэл говорит правду, меня расстреляют как мятежника, но еще до этого нам, по всей видимости, придется забрать несколько жизней. Тем не менее я не могу рисковать — и даже десяток смертей мало что значит в сравнении с той опасностью, которая грозит Марсу изнутри.

Мы наметили несколько планов, но все они не шли дальше бегства; о дальнейших шагах мы еще не думали. Крис вышла из дома, чтобы взять Элис, а я за это время собрал кое-что из необходимых вещей, уделив основное внимание продуктам. Реджелин приказал подготовить свою персональную машину и передал мне большой сверток банкнотов. Потом мы поднялись наверх и прошли по коридору к комнате гостей.

Реджелин отправил охранников отдыхать. Возможно, он поступал слишком жестоко, бросая солдат на произвол судьбы, но в любой момент они могли повернуть оружие против нас, поэтому выбора у него не было. Открыв дверь, мы вошли в спальню, и я включил свет.

Хэл по-прежнему сохранял вид человека, а Дзуга восстанавливал марсианский облик. Они вскочили с постелей и замерли, завороженно поглядывая на наше оружие.

— Сейчас вы расскажете нам правду, — сурово произнес Реджелин. — Всю правду.

Лицо Хэла покрыла краска гнева.

— Я уже сделал это, — ответил он.

— Мне доводилось изучать биологию, и я знаю, что революционный переворот в вооружении не происходит за одну ночь, — заявил Реджелин. — Я не верю, что вас создали в какой-то марсианской лаборатории. Вы прилетели из внешнего пространства?

Хэл молча покачал головой. Я понял, что здесь без силы ни обойтись, и приготовился выбивать из них ответы. Не знаю, дошел бы я до пыток или нет, но мы опоздали с расспросами.

Как только я двинулся к Хэлу, Реджелин поднял руку.

— Подождите! Я что-то слышу.

Вскоре мы тоже услышали ровный рев ракеты, который, разрывая небо, стремительно приближался к нам. Оперативная группа из штаба!

Но нет… они не могли добраться сюда так быстро. Наверное, Руани позвонил в ближайший гарнизон и потребовал отправить к нам боевой корабль. Видимо, он действительно воспринимал нас как смертельную опасность…

Мы прострелили пришельцам головы, без сожаления избавившись от пары убийц, уничтожавших оба наших мира. Я надеялся, что в момент смерти они изменят свой облик, но с трупами на полу ничего не происходило. «Они даже умирали, как люди», — подумал я с мрачной усмешкой.

— Надо спешить! — закричала Крис.

Реджелин швырнул на пол лист бумаги с отчетом о полученных сведениях. Мы понимали, что это, скорее всего, окажется бесполезным и отряд враждебных пришельцев избавится от всех свидетелей и улик. Но если Хэл сказал правду, документ мог стать некоторым оправданием нашего бунта, и в этом случае власти сохранили бы нам жизни. А может быть, и нет.

Мы с грохотом спустились по лестнице и побежали по аллее. У ворот нас поджидало вытянутое черное яйцо — марсианская машина, оборудованная дизельным двигателем. Крис с малышкой разместились на заднем сиденье, Реджелин и я устроились впереди. Он позволил мне сесть за руль, и мы выехали из усадьбы.

12
{"b":"1611","o":1}