ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Обогнув угол, я увидел нужное мне окно, которое ярко светилось в ночи. Мне оставалось лишь подползти к нему поближе, вытянуть шею и быстро заглянуть в комнату.

Клянусь, сначала я подумал, что Реджелин сюда еще не добрался. А войти в номер мог только он — услышав человеческий голос, чужак заподозрил бы неладное. Но потом я увидел его. Он стоял с поднятыми руками, без оружия, и в грудь целились четыре ствола.

Кроме Реджи в комнате находились четыре марсианина, а вернее, четыре пришельца. И я почти не сомневался в их истинном происхождении.

Они каким-то образом узнали о наших планах. Но кто их предупредил? И так быстро! Я вцепился пальцами в раму: под ногами тихо посвистывал ветер. Что делать? Что делать?

Если я ворвусь туда, как пехотинец ООН, и с криком «Руки вверх!» попытаюсь освободить Реджелина, они успеют пристрелить не только его, но и меня, а мне не уложить их всех за одну секунду. На какой-то миг меня охватил страх, мне захотелось вернуться к Киске и убежать с ней, убежать куда-нибудь далеко-далеко.

Нет, они все равно не сойдут со следа и будут вести охоту, пока не перебьют нас до последнего. А это не займет у них много времени. Скрипнув зубами, я вытащил оружие, перевел его на автоматический режим, а затем, пригнувшись, уцепился левой рукой за подоконник и начал стрелять прямо сквозь стекло.

Грохот поднялся, как в день Страшного Суда. Я видел, как они падали, словно жалкие марионетки, которым без предупреждения обрезали ниточки. Истерзанная плоть и куски костей разлетались в стороны. Я перемахнул через подоконник и растянулся на полу.

— Вот так, приятель! — мрачно произнес Реджелин. — Когда я вошел, они уже ждали меня. Эти парни не дали мне в пальцем шевельнуть. Какое невероятное невезение… Фред Геллерт оказался чужаком!

Время поджимало, и я даже не успел подумать о Крис и Элис, которые остались в одной комнате с монстром. Надо было уходить. Но Реджелин кое-что просчитал, пока стоял, вскинув руки над головой. Видимо, он все-таки таил в душе слабую надежду, что я приду и спасу его. Реджи открыл дверь в спальню и указал мне на кровать. Я забрался под нее. Он тоже затаился в этой комнате.

Через секунду дверь в номер выломали. Я лежал, напряженно прислушиваясь к топоту тяжелых сапог и встревоженным крикам марсиан.

В гостиной собралась целая толпа — толпа возбужденных марсиан. И тогда Реджелин с безумной дерзостью вырвал наш шанс — единственный из тысячи. Он вышел из спальни и смешался с толпой.

— Здесь тоже никого нет, — услышал я его голос. — Наверное, убийца удрал через окно.

Он начал отдавать приказы: «Вы трое обеспечиваете наблюдение за пожарными лестницами», «Вы немедленно должны позвонить в военную полицию», «Вам я доверяю передать сообщение в главное управление», «Остальным очистить помещение, вы можете затоптать следы; я сам буду охранять место происшествия».

Невероятно, но это сработало. Хотя, возможно, здесь нет ничего странного. Марсиане мало чем отличаются от нас: произошло убийство; толпа слишком возбуждена, чтобы о чем-то думать; и вдруг появляется офицер высшего эшелона; а таким уверенным мог быть только тот, кто знал, что делать. Короче, через пару минут мы остались одни.

Я выполз из-под кровати и увидел, что Реджи выворачивает карманы ординарца Аландзу.

— Вот они, — сказал он. — Ключи от его машины. Она где-то внизу, на стоянке.

Мы вылезли в окно и, пренебрегая опасностью, быстро перебрались по карнизу к пожарной лестнице, которая выходила на задний двор. Реджелин проворно спускался вниз, и я едва поспевал за ним. У самой земли его окликнули несколько голосов.

— На лестнице никого нет, — ответил он. — Эй, помогите мне спуститься… Немедленно проведите меня к машине Йоака Аландзу. Он приказал мне подогнать машину к выходу.

Солдаты не знали толком, кого убили наверху, а приказ офицера являлся для них непререкаемым законом. Время тащилось с черепашьей скоростью. Пока Реджелин открывал машину и выезжал из гаража, каждая секунда казалась мне последним мгновением жизни. Он приказал охранникам осмотреть выездные ворота, солдаты побежали туда и вскоре затерялись в темноте. Реджи притормозил возле лестницы. Я спрыгнул вниз, приземлился на ноги и, нырнув на переднее сиденье, тут же перекатился на пол. Машина плавно двинулась вперед.

— А теперь подумаем о Крис, — спокойно произнес Реджелин. — Если только она все еще в той комнате. «И если она вообще еще жива», — подумал я.

Глава 8

Отчаяние толкало нас на огромный риск, но мы почти ничего не теряли. Наш разум действовал теперь в основном на подсознательном уровне, и его умозаключения спускали тетиву туго натянутого осознания. Нас больше не останавливали доводы логики — мы просто спасали свои жизни.

Проскочив несколько кварталов, машина проехала мимо «Космопорта» и свернула за угол. Здание выглядело темным и безопасным — ни света на этажах, ни солдат, толпившихся у входа. Хотя, возможно, нас поджидали в засаде. Реджелин обогнул квартал и остановился перед гостиницей. Я вылез и побежал к подъезду. Едва освещенный вестибюль оказался пустым, даже клерк ушел спать. Я медленно поднимался по лестнице, но вокруг меня клубились лишь призрачные тени воображаемых врагов.

«А ведь в этом есть какой-то смысл», — подумал я сквозь гул, заполнявший мою голову. Предположим, Геллерт — чужак, который в человеческом облике выполнял для своей расы какую-то работу: шпионил за людьми, участвовал в наших тайных собраниях, заседал в законодательных органах или просто наблюдал за ходом событий. В любом случае он не захочет раскрывать перед марсианами свое истинное лицо. И надо отдать ему должное — он действовал дерзко и хладнокровно.

Сначала пришелец выдал себя за беспомощного пленника, узнал все наши планы, а затем избавился от пут и, сломив сопротивление Крис, позвонил по телефону Аландзу, чтобы предупредить того об опасности. Он остался с Крис и малышкой, за которыми должны были приехать его сородичи. Чужак полагал, что после предупреждения Аландзу и охрана уберут нас с дороги. И черт возьми, им почти удалось это сделать.

Я остановился перед дверью, оценивая ситуацию, — пустой коридор, безмолвное здание, тишина, сгустившаяся вокруг, но внутри комнаты горел свет. Сжав в правой руке тяжелый пистолет, я тихо вставил ключ в замок и, резко повернув его, ворвался внутрь.

Монстр обернулся и встретил меня свистящим проклятием. Мельком взглянув на оружие в его руке, я вывернул ему запястье и изо всех сил ткнул стволом в звериное рыло. От удара у меня даже заныли мышцы. Я увидел кровь. Геллерт застонал от боли, встряхнул уродливой головой и попытался высвободить руку с оружием. Я треснул его рукояткой пистолета по запястью и одновременно ударил коленом в живот. Геллерт отшатнулся. Вырвав у него странное оружие, я подпрыгнул и нанес удар ногой в челюсть. Чужак тихо взвыл и, пару раз дернувшись, рухнул на пол.

Киска бросилась в мои объятия и отчаянно зарыдала.

— Он вдруг уменьшился, — объясняла она, всхлипывая. — Он сделался тоньше.

Я взглянул на полосы ткани, которыми несколько часов назад связал нашего пленника. Да, его гибкое тело выскользнуло из веревок, а затем он напал и одолел безоружную Киску.

Элис вцепилась в меня, ухватилась за ноги и тоже плакала.

— Папочка, папочка!

Я поднял малышку, поцеловал ее в мокрое испуганное личико и отдал матери. Представляю, какой ужас пришлось пережить ребенку!

Какое-то время наши взгляды были прикованы к двери, но любопытных на этот раз не оказалось. Во время схватки Геллерт и я старались не шуметь — мы оба не хотели привлекать к себе излишнее внимание. Но если какой-то марсианин и услышал грохот упавшего тела, он, скорее всего, решил, что это не его дело, и вернулся к своим сновидениям. А мне… о Боже, мне удалось поймать чужака!

Я несколько раз ударил ногой по тяжело вздымавшимся бокам.

— Вставай! Вставай, или я пристрелю тебя на этом самом месте!

18
{"b":"1611","o":1}