ЛитМир - Электронная Библиотека

Хельга нажала на кнопку клаксона. От его звуков толпа пришла в еще большее неистовство и, не разбирая дороги, потекла в указанном посланником Ваала направлении, круша все, что попадалось ей на пути.

Коринф спрыгнул с крыши автомобиля, дрожа от волнения.

– Поезжай за ними, – шепнул он Хельге. – Иначе они заподозрят что-то недоброе.

– Я понимаю, Пит… – Хельга помогла ему сесть в машину и, включив фары, поехала вслед за многотысячной толпой, время от времени подгоняя ее оглушительными сигналами клаксона. Вскоре с неба послышался стрекот десятков вертолетов.

– Теперь – уходим, – прохрипел Коринф.

Хельга кивнула и, развернув машину, нажала на газ. Толпа, которую полицейские вертолеты потчевали слезоточивым газом, тут же осталась далеко позади.

Хельга остановила машину перед домом Коринфа.

– Приехали.

– Я же хотел тебя проводить, – робко пробормотал Коринф.

– Ты это уже сделал. Если бы не ты, они бы от того района камня на камне не оставили. – Слабая улыбка тронула ее губы. – Это было просто замечательно. Пит. Кто бы знал, что ты на такое способен…

– Для меня это было такой же неожиданностью, – усмехнулся Коринф.

– Наверное, ты ошибся со специальностью. Но, как говорится, лучше поздно, чем никогда… – Немного помедлив, Хельга добавила: – Ну да ладно – спокойной ночи.

– Спокойной ночи, – ответил Коринф.

Она наклонилась вперед и хотела было что-то сказать, поддавшись мгновенному порыву чувств, но тут же здравый смысл взял свое, и она только грустно покачала головой. Хлопнула дверца. Хельга вздохнула и поехала домой.

Коринф проводил ее машину взглядом и, постояв еще с минуту, вошел в дом.

Глава 8

Припасов оставалось уже немного – продукты для себя, корма и соль для оставшихся животных. Электричества не было, пользоваться же керосинкой Брок почему-то не хотел. Он решил, что ему нужно съездить в город.

– Джо, оставайся здесь, – сказал он собаке. – Я скоро вернусь.

Собака утвердительно кивнула. Пес освоил английский на удивление быстро; Брок, привыкший разговаривать с ним вслух, решил в ближайшем будущем всерьез заняться собачьим образованием.

– Ты уж присматривай за порядком, Джо, – добавил Брок, с опаской посмотрев на лесную опушку.

Подогнав к цистерне с бензином видавший виды зеленый пикап, Брок заправил его под завязку и после этого выехал на проселок. Утро выдалось прохладным, воздух пах дождем, горизонт был затянут мутной дымкой. Он ехал, не уставая поражаться царившему повсюду запустению. Да, за эти два месяца мир стал совсем иным… Возможно, так же пусто теперь было и в городе.

Он вырулил на мощенное камнем шоссе и прибавил газу. Брок давненько не видел людей, но нисколько не страдал от этого. Жаловаться было не на что, хотя, конечно же, работы хватало. Все свободное время он посвящал чтению и раздумьям. По прежним стандартам Брок уже тянул на гения высшей пробы. Он флегматично отдался жизни анахорета, ничуть не тяготясь своим одиночеством.

Пару дней назад он решил заглянуть к Мартинсону, своему ближайшему соседу, но оказалось, что дом последнего пуст, а окна и двери его заколочены. Эта картина вызвала у Брока столь тягостное чувство, что он решил больше не бывать у соседей.

Он переехал через виадук и оказался в городе. На улицах не было видно ни души, но дома казались обитаемыми, хотя магазины по большей части были закрыты. Пустые их витрины выглядели зловеще. Брок поежился.

Он остановился возле супермаркета «А&Р». Как и прежде, товаров в магазине хватало, однако ценников возле них уже не было. Человек, сидевший за стойкой, ничуть не походил на продавца – скорее это был мыслитель.

Брок направился к нему, поражаясь громкости собственных шагов.

– М-м-м… Простите, пожалуйста… – сказал он мягко. Человек поднял на него глаза и, узнав, заулыбался.

– А, Арчи, привет… – Он говорил, странно растягивая слова. – Как жизнь?

– Все хорошо, спасибо, – боясь поднять глаза, ответил Брок. – Я вот чего… Хочу, значит, что-нибудь купить.

– Да неужели? – В голосе послышался холодок. – Мне очень жаль, но теперь деньги для нас ничего не значат.

– Понятно… – Брок расправил плечи и заставил себя посмотреть в лицо собеседнику. – Пожалуй, я знаю, в чем дело… Правительства как такового больше нет, верно?

– Не совсем. Просто оно потеряло какое-либо значение, – только и всего. – Человек покачал головой. – Вначале мы столкнулись с рядом серьезных проблем, но потом нам удалось справиться с ними. Рациональная организация работы – вот и весь наш секрет. Теперь дела идут лучше некуда. Того, что мы получали извне, у нас, естественно, нет, но при необходимости мы сможем существовать и автономно.

– У вас что – социалистическая экономика?

– Видишь ли, Арчи, – усмехнулся человек, – этот термин не совсем удачен, поскольку социализм тоже основан на идее собственности. Но что может означать понятие собственности? То, что ты волен распоряжаться с принадлежащей тебе вещью по своему усмотрению. Если следовать такому определению, то под понятие собственности подпадают очень и очень немногие вещи. Тем самым оно имеет скорее символическое значение. Человек говорит себе – «мой дом», «моя земля», иначе он не будет чувствовать себя в безопасности. Понятие «мой» является символом определенного состояния сознания, с которым связаны ощущения собственной состоятельности и неуязвимости. Человек реагирует на символ – только и всего. Теперь такого рода самообман стал невозможным, более того, он стал ненужным, хотя прежде он как ничто иное помогал человеку восстанавливать эмоциональное равновесие. Теперь уже нет нужды связывать свою жизнь с каким-то определенным участком земли, ибо это нецелесообразно экономически. Большинство здешних фермеров перебрались сюда, в город, благо свободного жилья здесь теперь предостаточно.

– И теперь вы обрабатываете землю сообща?

– Я бы выразился иначе. Люди, обладающие способностями к механике, сконструировали несколько устройств, выполняющих за нас практически всю работу. Чего только нельзя сделать из ржавой рухляди, если у тебя есть голова!

Мы на сегодняшний день справились со всеми проблемами. Те, кому что-то не понравилось, разъехались, оставшиеся занялись активным переустройством разнообразных аспектов нашей жизни, приводя их в соответствие нашему новому сознанию. Одним словом, в своем будущем мы уверены.

– Но что же вы реально делаете?

– Боюсь, что объяснить это тебе будет очень непросто, – со вздохом ответил человек.

Брок посмотрел в сторону и надолго замолчал.

– Дело вот в чем, – сказал он наконец неожиданно хриплым голосом. – В усадьбе Россмана кроме меня никого не осталось, а припасы уже подходят к концу. Помимо прочего мне нужны помощники для уборки урожая. Может, поможете?

– Если ты пожелаешь вступить в наше сообщество, местечко для тебя, я думаю, найдется.

– Нет, мне нужно только…

– А я бы тебе советовал вступить в союз с нами. Арчи. Без помощи общины ты не обойдешься. Вдобавок ко всему здесь теперь стало небезопасно. Сюда незадолго до того, как все это стало происходить, приехал цирк. Так вот, диким животным удалось бежать из клеток. Многие из них до сих пор остаются на свободе.

Брок опешил от неожиданности.

– Хорошенькое дельце – ничего не скажешь, – с трудом выговорил он.

– Вот именно, – человек изобразил на лице нечто вроде улыбки. – Понимаешь, мы и сами об этом не сразу узнали – у нас и без того забот хватало. А о том, что звери могут поумнеть, тоже никто как-то не подумал. Кому-то из них удалось выбраться из клетки, и он тут же поспешил освободить всех остальных – в этом теперь можно не сомневаться. Одно время по городу бродил тигр, но после того, как он загрыз парочку ребят, его и след простыл. Куда он мог подеваться, никому не ведомо. Там были и слоны, и… Впрочем, и этого достаточно – оставаться одному теперь небезопасно, Арчи. – Он сделал выразительную паузу. – К тому же тамошние угодья тебе пахать не перепахать. Вступай в нашу общину – не пожалеешь.

16
{"b":"1614","o":1}