ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Она лжет, — прошептала Чи на принятом в Лиге латинском языке.

— Знаю, — ответил ей Фалькейн тоже по-латински. — Но можно ли обвинять ее? Мы, незнакомые пришельцы, а последний контакт, который ее народ имел с галактической цивилизацией, был с пиратами. Мы должны быть добрыми и постараться доказать ей, что действительно хотим добра.

Чи взмахнула руками.

— О космос, — простонала она. — Будьте вы прокляты с вашими стадными инстинктами!

Фалькейн повернулся к ней спиной.

— Простите нас, — сказал он по-английски Стефе. — Мы обсуждали… хм… личные проблемы.

Стефа улыбнулась, взяла его руку и наклонилась так, что он ощутил ее дыхание. — Я понимаю, Дэвид… Прекрасное имя — Дэвид. И вы из-за края мира! Я страшно хочу услышать что-нибудь от вас!

— Ну, — начал, заикаясь, Фалькейн. — Мы — торговые разведчики. Ищем новые рынки, — он надеялся, что его ухмылка выглядит не глупой, а скромной. — Я…

И, не выдавая основных тайн, он пустился в объяснения.

…Николас Ван Рийн встал из-за стола и побрел к прозрачной стене своего офиса. С огромной высоты он одним взглядом мог охватить путаницу городских башен, зеленых парков и скверов. Некоторое время он стоял, пыхтя сигарой, потом, не оборачиваясь, сказал:

— Да, черт побери, кажется, в вашем проекте есть хорошее зерно, что обещает неплохую прибыль. И вы как раз тот человек, который может осуществить это дело. Я за вами слежу с того момента, когда впервые о вас услышал, — из-за той истории на Айвенго. Вы тогда были, простите за выражение, молокососом. Теперь вы получили удостоверение мастера Лиги и можете неплохо поработать для Солнечная компания «Пряности и напитки». А я, одинокий и толстый старик, нуждаюсь в хороших работниках. Если вы привезете домой хорошую яичницу с беконом, я прослежу, чтобы вы стали богатым.

— Да, сэр, — пробормотал Фалькейн.

— Вы пришли поговорить о том, что любите открывать новые места, где есть возможность покупать новые товары и продавать туземцам наши, пока еще они не слишком наслышаны о рыночных ценах. Отлично! Только я считаю, что вы способны на большее, мой мальчик. Я об этом думал долгими ночами, когда, ворочаясь с боку на бок, не мог заснуть из-за беспокойных мыслей.

Фалькейн воздержался от замечания, что всем известна светловолосая и изящная причина ночной бессонницы торгового принца.

— Что вы хотите сказать, сэр? — спросил он.

Ван Рийн потянул себя за эспаньолку и принялся внимательно разглядывать Фалькейна своими маленькими глазками, близко посаженными к крючковатому носу.

— Скажу вам по секрету, — проговорил он, наконец. — Вы не выдадите мою тайну, а? У меня так мало друзей; если вы разобьете мое старое сердце, я собственноручно сломаю вам шею. Понятно? Хорошо, хорошо. Мне нравятся парни, которые так хорошо все понимают. Когда Лига отыскивает новую планету, все устремляются туда и начинают перерезать друг другу глотки. Вы считаете, что сможете в этом участвовать. Но нет, вы слишком молоды, слишком чувствительны. К тому же вы не являетесь известным космическим капитаном, и по вашим следам еще не идут шпионы. Поэтому… для Солнечной компании «Пряности и напитки» вы отправитесь открывать наши собственные планеты! — он подошел и ткнул большим пальцем Фалькейна в ребро. Молодой человек вздрогнул. — Как вам это нравится, а?

— Но… но… ведь это…

Ван Рийн извлек бутылку из холодильника, наполнил стаканы и объявил:

— Галактика — даже тот крошечный участок спирального рукава, который мы эксплуатируем, — невероятно огромна. В поисках объектов для возможной колонизации космические путешественники пропустили буквально миллионы планет, показавшихся им неинтересными. Многие из них даже не занесены в каталоги. Если не возникнут особые обстоятельства, они останутся неизвестными еще в течение тысячелетий. Но, по законам статистики, мы можем предсказать, что тысячи из них потенциально ценны для нас как рынки сбыта и как источники новых экзотических товаров. Вместо эксплуатации открытых планет почему бы не поискать новые… и сохранить свое открытие в тайне так долго, как это будет возможно?

Будет избран сектор, в котором межзвездные сообщения еще слабы, например, сектор Спики. Будет основана База — оттуда в сотнях направлений отправятся маленькие автоматические разведчики. Обнаружив планету, они со стандартной орбиты произведут наблюдения поверхности и, если найдут что-то обнадеживающее, сообщат на Базу. Тогда отправятся экипажи торговцев-разведчиков, чтобы взглянуть на ту или иную планету вблизи. Они соберут соответствующую информацию, приземлятся на планету, заключат торговый договор и известят об этом Ван Рийна.

— Трех членов экипажа, я думаю, будет достаточно, — продолжил он. — Чем их меньше, тем больше комиссионные. Вы — мастер Лиги, умеющий сопоставлять уровни материальной культуры и находить нужное решение, планетолог и ксенолог. А они будут негуманоидами, обладающими различными способностями; к тому же в таких экипажах меньше почвы для взаимных стычек. Я понимаю, лучше лететь вдвоем с хорошенькой девушкой, но когда вы вернетесь… ха-ха! — вы свое наверстаете. Или даже раньше. Я приглашаю вас на мою следующую маленькую оргию, мой мальчик, если вы беретесь за эту работу.

— …Так вы установили, что здесь есть цивилизация, использующая металл, — кивнула Стефа. — Конечно, не вы, а ваши роботы — ох, я никогда не верила Великому Грантеру, когда он толковал о роботах! — так вот, ваши роботы не видели нас, немногих земцев. Но почему они сообщили вам, что этой планетой стоит заняться?

— Любая землеподобная планета представляет значительный интерес, — ответил Фалькейн.

— Что? Эта планета подобна Земле? Великий Грантер…

— Любая планета, где человек может жить без специального снаряжения, называется землеподобной. Они совсем не одинаковы во всем: по физическим условиям, биохимии, экологии… но не в этом дело. Икрананка имеет множество отличий от Земли: масса — 0,394 земной, плотность — 0,815, диаметр — 0,783. И хотя солнце слабое, зато орбита проходит ближе к нему. Разумеется, приливное действие привело к тому, что одно полушарие постоянно обращено к солнцу. Но медленное вращение вокруг оси означает слабое магнитное поле, отсюда сравнительно слабое взаимодействие с заряженными частицами, которых звезда типа красного карлика производит немного. Поэтому планета сохраняет относительно плотную атмосферу. К сожалению, большая часть воды в этом случае переходит на холодную сторону. Но на это требуется время, за которое успевает развиться и адаптироваться жизнь, основанная на протеинах и водных растворах.

— Но что вам здесь нужно?

— Многое. Роботы принесли изображения и образцы: пару новых опьяняющих напитков, несколько антибиотиков и потенциальные пряности, несколько видов драгоценных металлов и, несомненно, еще многое… К тому же это хорошо развитая цивилизация, способная собирать подобные товары для нас в обмен на вещи, которые она вполне способна оценить.

Чи облизнула губы:

— А какие комиссионные!

Стефа вздохнула:

— Я хотела бы, чтобы вы говорили только по-английски. Но я верю вам. Почему вы приземлились в Хайджакте? Вы должны были знать, что самый большой город — Катандаран.

— На первых порах пришельцам из космоса приходится очень сложно, и не стоит с самого начала лезть в гущу толпы, — ответил Фалькейн. — Мы решили сначала в этом глухом месте изучить местный язык, обычаи и окружающую обстановку. Процесс обучения с применением современных электронных новинок пошел быстрее. А император, прознав о нас, прислал в качестве специального инструктора Гудженджи. Мы недавно решили направиться в столицу, но, услышав об этом, наш учитель начал находить множество причин для отлагательства. Так продолжается уже три или четыре недели.

— Сомневаюсь, чтобы мы на деле узнали многое, — пробормотала Чи.

— Что такое неделя? — спросила Стефа.

— Послушайте, женщина, вы вовлекли нас в неприятности, которые могут стоить рынка.

4
{"b":"1615","o":1}