ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Привет, странник, – прогудел Ханшоу. Он очень изменился, поседел, ссутулился. Однако он все еще выглядел величественно, хотя уже предпочитал пожимать руки, а не похлопывать по плечу. Устраивайся здесь, – он показал на матрац, расстеленный на полу перед тремя стульями. Здесь же стоял стол на колесиках с небольшим пультом. – Что будешь пить? Как всегда, вино?

– Конечно. Много больших кружек.

Сердечно похлопав по плечу Спарлинга, Ларекка вынул из пояса трубку и пожаловался:

– Я не курил табак уже семь лет.

Инженер ухмыльнулся, подал ему свою табакерку и, получив ее обратно, набил свою трубку. Это был высокий человек – почти двухметрового роста, широкоплечий и мускулистый. Руки у него были узловатые, движения казались неуклюжими, но это только на первый взгляд, так как все тело повиновалось ему безукоризненно. У него были высокие скулы, искривленный нос, глубокие морщины вокруг губ, обветренная кожа, неестественно черные волосы, тронутые сединой, большие серо-зеленые глаза. Спарлинг, как Джиль, был небрежен в одежде, но лишь на первый взгляд: вкус в ней чувствовался.

– Как твоя жена и дети? – поинтересовался Ларекка.

– О, Рода как всегда трудится по дому, Бекки училась на Земле, ты это знаешь? Нет? Прости. Я всегда не любил писать письма. Она вернулась. И выглядит великолепно.

Ларекка вспомнил, что люди раз в четыре года отправляются на Землю – на родину, как они говорят. Но некоторые, например, Джиль, никогда не летали на Землю. Она считала, что ее дом здесь.

– Я больше знаю о твоей работе, чем о твоей семье, – сказал Ларекка. Он не хотел обидеть инженера. Ведь работа по улучшению условий жизни на планете были у людей на первом месте. – Твои дамбы, защищающие от наводнений… – он замолчал, увидев, что инженер нахмурился.

– Все это наши общие проблемы, – сказал Ян.

– Устраивайся поудобнее и поговорим.

Ольга Ханшоу принесла напитки, заказанные по интеркому мужем и сказала, что ленч будет готов через час.

– Боюсь, что не найду ничего вкусного, – извинилась она перед Лареккой. – Бури уничтожили весь урожай, – пояснила она. – Как у нас, так и у твоего народа.

– О, мы понимаем, – сказала Джиль. – Что ты говоришь это только для того, чтобы мы могли оценить твою изобретательность.

Сейчас ухмыльнулся один Спарлинг, Ларекка решил, что ее замечание относится к чему-то чисто земному, чего он понять не может.

– Оставим шутки на потом, – твердо сказал майор. – Может сегодня вечером нам удастся поиграть в покер.

Ларекка надеялся, что удастся. Он стал ярым поклонником этой игры и даже обучил ей своих офицеров, чтобы тренироваться.

Он увидел, что Джиль радостно потерла руки и вспомнил, как азартно, но необдуманно играла она в детстве. Может, с тех пор она стала хорошим игроком?

Ханшоу продолжал, и вся веселость у него пропала:

– Ларекка, ты здесь с неприятными новостями. Боюсь, что наши новости еще хуже.

Ларекка, полулежа на матрасе, напрягся, сделал глоток пива и сказал:

– Говори.

– Порт Руа прислал сообщение: Тархана пала. В Ларекке было слишком много Хаэленского, поэтому он не ахнул и не выругался. Он постарался получить как можно больше удовольствия от затяжки табака и ровным голосом спросил:

– Подробности?

– Плохо, но подробностей нет. Очевидно, Валененцы, варвары.

Неожиданно напали, захватили город, вышвырнули всех оттуда, а их предводитель заявил, что они пришли туда не для грабежа, а для того, чтобы занять крепость и там у них будет гарнизон.

– Плохо, – после молчания сказал Ларекка. – Очень плохо.

Джиль наклонилась к нему и коснулась его гривы.

– Ты потрясен? – мягко спросила она.

– Да.

– Но почему? Я понимаю, что Тархана была важным форпостом Газеринга. Но ведь это был только торговый центр, а ты знаешь, что близится время, когда будет но до торговли.

– Тархана была также и военной базой. Из нее мы могли наносить удары по грабителям. А теперь… – он молча покурил, а затем продолжил:

– Кроме того, это признак, что надвигается нечто худшее. В Тархане был сильный гарнизон. Он мог бы отбросить от стен города любую толпу варваров из этой части континента. Или, во всяком случае, выстоять, пока не подойдет помощь из порта Руа. Но этого почему-то не случилось. И враг тоже чувствует, что может закрепиться в городе. Следовательно, перед нами не просто армия грабителей, а организованное войско. Может быть даже объединение.

Вы видели, что это означает. Окончательно доказательство того, о чем я давно догадывался. Бандиты и пираты в последнее время развили очень бурную деятельность, и мы должны обратить на это свое внимание. Но пренебрегая даже военной разведкой, и вот…

Кто-то объединил варваров. Теперь он хочет вышвырнуть нас из Валленена. В прошлом Ровер вытеснил народ на юг. Обезумевшие толпы варваров набрасывались на цивилизацию и рвали ее на части.

Но на этот раз цивилизации грозит гибель. Кто-то объединил вероненцев, и у него может быть только одна цель: вторгнуться на юг, убивать, порабощать, выгонять нас с наших земель, обратить все в руины, в прах.

Я еду для того, чтобы сказать в Ассамблее: мы не можем временно уйти из Валленена. Мы должны срочно укрепить свои позиции, увеличивать военную мощь. Но сначала я хочу спросить, какую помощь мы можем получить от вас. Это, конечно, не ваша война. Но вы здесь для того, чтобы изучать нашу планету, нашу цивилизацию. Что же будет, если цивилизация падет?

Это была, конечно, самая долгая речь, какую когда-либо произносил Ларекка. Он взял трубку и стакан с пивом.

Голос Спарлинга раздался в мертвой тишине.

– Ларекка, мне очень больно говорить это, но я не уверен, что мы сможем помочь вам. Видишь ли, мы сейчас тоже ведем

Глава 4

Из космоса все планеты кажутся прекрасными, но те из них, на которых люди могут дышать, представляют для нас дополнительное очарование. Пока корабль маневрировал, выходя на орбиту, Юрий Джерин рассматривал Иштар.

Планета сияла бело-голубым светом, на фоне которого просматривались темные участки – материки. Непохожесть Иштара на Землю возбуждала Джерина так же, как женщина из другой страны возбуждает мужчину. На Иштаре не было полярных шапок, облака не закрывали поверхность планеты. Только над океаном висела пелена.

Коричневое пятно суши не было окрашено в зелень растительности.

Вокруг планеты быстро вращались две луны. Одна из них только что пронеслась перед взором Джерина, как огненная бабочка на темном фоне неба.

И свет, который падал на Иштар, был иным: основная доля света исходила от желтого Бела, по многим параметрам напоминающего земное Солнце. Но второе солнце – Ану, сейчас находилось довольно близко. Оно окрашивало океан в пурпурный цвет, а облака – в кроваво-розовый.

Джерин затемнил экран, чтобы видеть оба солнца одновременно и не повредить глаза. Они, казалось, были одного размера, но Юрий знал, что это эффект разного расстояния до них. Вокруг Бела пылала корона. Ану казался просто диском. Болезненно-красным раскаленным диском, на поверхности которого плавали темные пятна, постоянно изменявшие свою форму и окраску. Изредка Ану выбрасывал тонкие огненные щупальца.

Джерин отвернулся. Он попытался отыскать их сестру Еа. И вот он увидел маленькую рубиновую звездочку. Она была в шесть тысяч раз дальше отсюда, чем Бел. Еа в отличие от бурного, опасного Ану казалась олицетворением долгой спокойной жизни.

Вид Еа напоминал Джерину о его собственном одиночестве.

Прозрачные роскошные цвета Иштара только усилили его боль. Он вспомнил об Элинор, как она была несчастна, когда после двух лет сказала, что больше не хочет пытаться построить совместную жизнь и просит развода.

– Я тоже пытался, – сказал он тогда, – я действительно пытался.

Он тряхнул головой. Командир флотилии не должен распускаться.

Голос из репродуктора разогнал его мрачные мысли.

– Мы на орбите, сэр. Все нормально.

8
{"b":"1617","o":1}