ЛитМир - Электронная Библиотека

— На таком расстоянии, — обратился он к тому, что находилось за толстыми стенами, — ты должен принять мою передачу.

Вначале в наушниках слышался только писк кода. Затем медленно, глухо, но вместе с тем приобретая уверенность с каждым следующим словом, как обычно бывает с людьми, пробудившимися от долгого и глубокого сна, неизвестный голос произнес:

— Это… ты?.. Человек… вернулся наконец?.. Нет, два человека…

— Более или менее, — ответил Флэндри.

На всей равнине механические животные и шахматные фигуры прекратили всякое движение.

— Входите. Шлюзовая камера… снимите скафандры. В помещении терранские условия жизни и оборудованные всем необходимым комнаты. Проверка показала большое количество неиспорченной пищи и воды. Надеюсь, вы найдете все в полном порядке. Хотя возможны некоторые нарушения. Время было длинным и пустым.

Глава 10

Джана свалилась в постель и проспала часов тридцать. Флэндри нуждался в менее продолжительном отдыхе. После завтрака он занялся осмотром помещения, сначала вяло, а потом со все более возрастающей энергией. Увиденное оказалось захватывающе интересным. Доминик пожалел, что не смог раньше выбрать время и изучить историю тех пяти веков, когда разрабатывался Велунд.

Юноша сидел в комнате главного пульта управления и вел техническую беседу с первичным компьютером. Неожиданно громкоговоритель, встроенный в необычного вида приборную панель, произнес на странноватом англике:

— Как было приказано, я продолжаю вести наблюдение за вашей спутницей. Ее веки дрогнули.

Флэндри поднялся.

— Благодарю, — машинально ответил он. Нормальному человеку трудно привыкнуть, что за мозаикой приборных досок и экранов ничто живое не скрыто. Сознание есть, а мыслящего существа, пусть даже и отдаленно не напоминающего человека, — нет. Данная разновидность искусственного интеллекта в одних аспектах казалась более естественной, в других — менее.

— Нужно ее навестить. Кстати, прикажите доставить горячего бульону и чаю с тостами. Побыстрее, пожалуйста.

Чтобы попасть в комнату Джаны, Доминику пришлось пройти несколько пустых коридоров, мимо апартаментов, в которых по-прежнему находились полуистлевшие вещи, некогда принадлежавшие давно умершим людям. Если б не гул работающих машин, в здании стояла бы мертвая тишина.

— Ники… — Взглянув на Флэндри затуманенным взглядом, девушка протянула к нему дрожащую руку.

Какая она стала бледная и худая, бедная девочка! Поцеловав Джану, Доминик почувствовал, что губы ее остались вялыми и безвольными.

— Ники… все… в порядке? — раздался еле слышный шепот.

— В порядке. — Он погладил бледную щеку. — Все под контролем.

— Как там… снаружи?

— Безопасно, как дома. Хотя я знаю немало домов, где не так безопасно, как здесь. — Флэндри поднялся. — Не беспокойся. Скоро мы начнем наращивать мясо на эти милые косточки. Ко дню отлета ты снова будешь в форме.

Девушка нахмурилась, озадаченно покачала головой и попыталась сесть.

— Нет, пока рано. — Доминик положил руки на голые худенькие плечи. — Тебе предписан постельный режим. Когда ты поправишься настолько, что тебе станет скучно лежать, я прикажу начать показывать развлекательные фильмы. Компьютер сказал, что здесь осталось несколько лент. Любопытно посмотреть, чем смешили народ в давние времена.

И все же Джана пыталась подняться. Химический воздух помещения с шумом вылетал из ее легких. Флэндри почувствовал беспокойство:

— Что случилось?

— Я… не знаю. Голова кружится.

— Неудивительно после всего, что нам пришлось пережить.

Холодные пальцы вцепились в руку юноши.

— Ники… Эта луна… Она… стоит… что-нибудь?

— Что?

— Деньги! — неестественно высоко пропищала девушка. — Может она приносить деньги?!

«Почему она думает только об этом? Да еще в такой момент! Должно быть, прошлая жизнь сделала бедняжку помешанной на деньгах».

— Конечно.

— Ты уверен? — выдохнула Джана.

— Милая моя, — сказал Флэндри, — Леону Аммону придется много потрудиться, если он не захочет стать одним из самых богатых людей Империи.

Глаза несчастной закатились, так что стали видны одни белки. Девушка рухнула в объятия Доминика.

— Обморок, — пробормотал тот и положил обмякшее тело на постель. Выпрямившись, он почесал затылок. — Компьютер, у тебя есть какие-нибудь познания в области медицины?

Придя в себя, Джана много плакала. Она бы ни за что не призналась напарнику в причине своих слез. Она была близка к истерике, впасть в которую ей не позволяла только общая слабость. Компьютер отыскал успокоительное, и Флэндри немедленно пустил его в ход.

Пробудившись от сна в очередной раз, девушка стала спокойней, по крайней мере внешне, но как-то отдалилась от своего спутника. На каждый вопрос она отвечала предельно кратко, так что становилось ясно: больная не желает разговаривать. Впрочем, Джана исправно принимала пищу. В остальное время она лежала, бездумно уставившись в потолок. Руки, которые она протянула вдоль туловища, были сжаты в кулаки. Флэндри решил оставить ее в покое. Однако уже при следующем осмотре девушка стала выглядеть гораздо бодрей и постепенно вернулась в прежнее состояние.

Тем не менее до тех пор, пока путешественники не оказались в космосе, на корабле, направлявшемся к прежней траектории, которая должна была кончиться там же, где и началась, — на Ирумкло, — они редко виделись друг с другом. Джана проводила большую часть оставшегося до отлета времени в постели, благо что роботы были готовы исполнить любое ее приказание. Доминик, к которому силы вернулись гораздо быстрее, разбирался с ситуацией, сложившейся на Велунде, и руководил ремонтом «Джеки». Работа по приведению корабля в рабочее состояние осложнялась необходимостью стереть все следы происшедших событий. Флэндри должен был сделать так, чтобы на базе поверили записям в бортовом журнале о поломке осциллятора гипердвигателя, на исправление которой ушло ровно три недели.

Пустынный Велунд остался позади, равно как и громадный Регин, и ослепительный Мимир. Корабль летел среди холодного великолепия молчаливых звезд. Флэндри и Джана сидели в кабине, поскольку кабина являлась единственным уютным местом на судне. Отдохнувший, чистый, тщательно выбритый, сытый и слегка пьяный, в новеньком комбинезоне, полной грудью вдыхающий свежий воздух, наслаждающийся полной гравитацией в одно терранское g и легким подрагиванием двигателя, который тянул «Джеки» к родной гавани, Доминик затягивался сигаретой, поглаживал руку девушки и любовался ее вновь расцветшей красотой.

— Задание выполнено, — говорил он, — и я считаю себя вправе ожидать благодарности в наиболее естественной для особей твоего пола форме.

— Хор-рошо, — промурлыкала Джана и немного погодя добавила: — Расскажи мне все снова, Ники.

— Что именно?

— Я до сих пор не могу понять, что же случилось на Велунде. Ты уже пытался один раз объяснить, но в тот момент мне было трудно соображать.

— Нет ничего проще, — ответил польщенный Ники, обрадованный удобным случаем блеснуть сообразительностью. — Как только я понял, что мы оказались втянутыми в шахматную партию, все встало на свои места. Например, я вспомнил радиоантенны, возведенные в неосвоенных районах. Такую работу нельзя выполнить, если не оградить роботов-исполнителей от нападения. Следовательно, агрессивность бродячих машин должна распространяться только на механизмы того же самого типа. Здесь перед нами предстает новая игра, с большими возможностями и с меньшей предсказуемостью, чем шахматы: шахматная куча мала, которая стала развиваться, когда традиционная игра набила оскомину. Через определенные промежутки времени компьютер производил новые типы убийц и посылал их в бой, чтобы посмотреть, как они справятся с более ранними моделями. Наш корабль, а позднее и мы сами, были приняты за новичков. Роботы не обладают информацией о терранах. К тому же, поскольку связь с аппаратами поддерживается через передающие устройства прямого наведения, бродячие воины частенько выходят из-под контроля главного компьютера.

18
{"b":"1618","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Дзен-камера. Шесть уроков творческого развития и осознанности
Радость изнутри. Источник счастья, доступный каждому
Пирог из горького миндаля
Сильное влечение
Черновик
Путин и Трамп. Как Путин заставил себя слушать
За пять минут до
Пепел умерших звёзд
Право на «лево». Почему люди изменяют и можно ли избежать измен