ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Прямая сенсорная связь — когда полная выходная мощность организма используется для генерации несущей частоты — еще сильнее уменьшила потребность в непосредственном контакте. Ноль никогда не бывал на берегу Западного океана, однако обитавший там Четырнадцатый частенько делился с ним своими ощущениями, и тогда Ноль мог любоваться видом накатывающихся на берег волн, слышать их плеск, вдыхать пропитанный запахом моря воздух. От Четырнадцатого он научился смазывать корпус для защиты от коррозии, вместе с ним вытаскивал из сетей пойманных Водоплавающих, ел их и восхищался изысканным вкусом. Все это время они с рыбаками составляли единое целое. А потом, в свою очередь, Ноль приглашал приятеля поохотиться в лесу…

«А чего, собственно, я здесь жду?» — очнулся вдруг Ноль от несвоевременных мыслей. Монстр, вроде бы, в погоню не бросается, мелкие агрегаты в контейнере за спиной попритихли — можно спокойно идти, тем более что до дома неблизко. Поднявшись, Ноль двинулся вперед. Но шел он гораздо медленнее, чем прежде — он должен был тщательно заметать следы…

Через несколько часов внутренние датчики сообщили, что пора подкрепиться. Примерно в полдень он остановился и выгрузил пленников. Они громко стонали, а одному каким-то образом удалось высвободить руку. Ноль не стал связывать их заново; обмотав каждого вокруг корпуса проволочным арканом, он быстро приварил резаком свободный конец к ближайшему пню. Затем он освободил им конечности.

От недостатка энергии у него разыгрался аппетит. По неровной спирали Ноль наскоро прочесал лесок и наткнулся на заросли гальванических аккумуляторов. В сыром виде их трубчатые, пропитанные солями внутренности отменным вкусом не отличались, но зато они были богаты энергией. Сильный удар копьем — и он принялся за еду. И только утолив первый, самый свирепый голод, принялся искать чего-нибудь повкуснее. Теперь он действовал методичнее. Обнаружив знакомые следы и разрыв песок, он наткнулся на самку Землеройника. Она была неповоротлива, ей явно мешал наполовину сотворенный детеныш, и Ноль довольно легко ее настиг. Конечно, ее тоже неплохо бы обработать кислотой и подогреть в электродуге, но он был все еще голоден, и дробилка прекрасно справилась с нею сырой.

Теперь надо было найти что-нибудь для Единицы. Сейчас в период сотворения, она могла, конечно, уменьшить подвижность и этим сократить расход энергии, но неизвестно, сколько времени пройдет, пока воины не прогонят чудовище. Если же он застрянет в этих краях надолго, жизнь взаперти в тесной пещере может повредить Единице.

Поохотившись еще час, Ноль выследил Ротора. Ломая кристаллы, тот с треском продирался сквозь заросли. Ноль вряд ли догнал бы его, когда тот бросился наутек, но метко брошенное копье решило исход дела. Расчлененный и уложенный в контейнер Ротор приятно оттягивал плечо.

Ноль вернулся к своим трофеям. Стараясь, чтобы перезвон леса заглушал шаги, он подкрался к ним незамеченным — ему очень хотелось за ними понаблюдать. Судя по всему, они уже оставили попытки освободиться — Ноль заметил, как поблескивает проволока в тех местах, где они пытались перетереть ее о скалы. Сейчас они занимались чем-то другим — один, сняв со спины какой-то похожий на контейнер предмет, сунул внутрь верхние конечности и то, что было, скорее всего, головой; другой как раз отстегивал такую же коробку с нижней части корпуса, а третий просто сидел, воткнув себе в лицо гибкую трубку из какого-то сосуда.

Ноль подошел ближе. «Дайте-ка я погляжу, что это у вас такое», — подумал он про себя, словно они могли его понять. Схватив того, который держал сосуд, он выдернул у него трубку. Пролилась какая-то жидкость, и Ноль осторожно выставил химический анализатор. Вода… Причем, очень чистая. Пожалуй, ему еще ни разу не приходилось пробовать такую чистую воду, совсем несоленую на вкус.

Задумавшись, он выпустил пленника из рук, и тот сразу же вцепился в свой сосуд. Значит, решил Ноль, они так же, как и мы, нуждаются в воде. И даже носят с собой запас. Это-то понятно — ни они сами, ни их хозяин-монстр не могут знать, где тут протекают реки и ручьи. Но почему они сосут воду через трубку? Неужели у них нет нормального всасывающего устройства? Да, похоже, что так. Ведь маленькая дырка в голове, куда была вставлена трубка, сразу захлопнулась, когда он эту трубку выдернул.

Двое других уже уложили свои коробки. В обеих находились кусочки мягкого пористого вещества, немного напоминающего отходы организма Человека. Интересно — что это? Пища или отходы? И зачем нужна такая сложная система? Похоже, они стремятся полностью изолировать свои внутренности от окружающей среды. Неужели у них настолько нежные механизмы?

Ноль повнимательнее присмотрелся к своим трофеям. И вовсе они не такие страшные, как ему показалось вначале. Горбы на спине явно для того же, что и его собственный походный контейнер. Мелкие предметы на корпусе и руках — какие-то вспомогательные устройства. Наверняка это не оружие и не средства спасения, иначе они ими уже давно воспользовались бы.

Головы у них явно имели более сложное устройство, чем корпуса, но, все равно, до Людей им было далеко — двуногая конструкция выглядела невероятно убого. А лицо у двуногих было простым куском пластика, за которым, правда, шевелилось какое-то подобие шарнирного механизма с ограниченным числом степеней свободы. Да, ничем другим это быть не могло…

Связаться с ними по радио было уже невозможно. Ноль попытался было объяснить жестами, но они в испуге отшатнулись. Вернее, отшатнулись двое, а третий начал размахивать руками и издавать нечленораздельные звуки. Потом он вдруг наклонился и начертил на песке несколько геометрических фигур — вроде тех, которые самцы Песчанники оставляют после себя во время брачного периода.

Так. Значит, они автономны не только механически, как, например, шпионы-подглядыватели, которые всегда крутятся вокруг Колесников, но и способны на самостоятельные, независимые от большого чудовища поступки. Похоже, что это — Одомашненные Движущиеся.

Но если так, то до чего же они немощны по сравнению с теми Движущимися, которых приручают Люди равнины! Да уж, раса летающих чудовищ в этом деле явно не преуспела. У них нет ни дробилки, ни всасывающих устройств; раз они пользуются акустической связью, значит, и радиосвязь их оставляет желать лучшего — как же можно нормально функционировать в таких условиях? Тем более что для поддержания двуногих в активном состоянии нужна постоянная забота и внимание хозяев.

Так кто же все-таки их хозяева? То чудовище вполне может оказаться неизвестным Движущимся, у которого на исходе запчасти. А может, их хозяева — Люди, как и мы, и они пришли из-за гор или даже пересекли океан? Быть может, они сильнее нас… Но чего они хотят, что им здесь нужно? Почему они не пытаются вступить с нами в контакт? Неужели они хотят завоевать нас? Отобрать нашу землю?

Эти вопросы не давали ему покоя, и Ноль решил двигаться дальше. Походный контейнер уже был забит до отказа, места для двуногих не осталось. К тому же, долгие часы, проведенные в нем, явно не пошли им на пользу. Сейчас, побыв недолго в относительной свободе — на привязи, они шевелились гораздо веселее, чем несколько часов назад, когда он извлек их на свет. Поэтому, оставив их в одной связке, Ноль зажал в руке конец проволоки и просто повел двуногих за собой. Он шел медленно, по-прежнему заметая следы, так что они без труда за ним поспевали. Правда, время от времени они начинали спотыкаться и опираться друг на друга — видимо их батареи поляризовались быстрее, чем у него, — но когда он давал им отдохнуть, они, полежав, быстро приходили в себя.

День прошел в пути. В это время года — весеннее равноденствие минуло совсем недавно — солнце сияло почти двадцать часов в сутки. Но с наступлением темноты пленники начали спотыкаться и падать, и Ноль сообразил, что у них нет радара, а даже если и был, то теперь не работал, так же, как и радиосвязь. Поразмыслив немного, Ноль смастерил из обломка дерева волокушу, усадил на нее пленников и пошел дальше, таща их за собой. Они даже не пытались удрать — лишь издали несколько странных звуков, после чего затихли, похоже, их батареи окончательно разрядились. Но, добравшись до пещеры и втащив волокушу внутрь, Ноль к удивлению своему обнаружил, что пленники мгновенно очнулись, зашевелились и снова начали издавать акустические сигналы. На всякий случай он приварил конец связывающей их проволоки к массивной глыбе железа, которую держал на черный день.

8
{"b":"1620","o":1}