ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Собиратели ракушек
Душа моя Павел
Обжигающие ласки султана
Тайная жена
438 дней в море. Удивительная история о победе человека над стихией
Лживый брак
Тонкое искусство пофигизма: Парадоксальный способ жить счастливо
Очаровательная девушка
Ветер на пороге

— Готовы? Отправляемся. Идем гуськом, светить фонариком под ноги впереди идущего.

Он повернулся и стал подниматься вверх по склону. Фрезер двинулся вслед за ним. Под ступнями и коленями хрустела горная порода.

Труднопреодолимый уступ имел несколько выступов, которые в сочетании со слабым притяжением облегчали подъем. Тем не менее, он суетился в потемках, с трудом переводя дыхание. Жар и пот превратили его костюм в паровую баню.

То и дело по радио раздавались проклятия. Когда он достиг вершины, ноги его дрожали. Он сел, задыхаясь от напряжения.

Один за другим около него появились темные громады фигур. Тонкие солнечные лучи осветили собравшихся. Их лица терялись за стеклами шлемов, делая их похожими на эскизы. Том вяло пересчитал собравшихся.

— …пятьдесят восемь, пятьдесят девять, шестьдесят, шестьдесят один.

Все. Марш за мной.

Он отправился через черно-голубую равнину, покрытую застывшей лавой.

Ничего не нарушало ее пустоты, кроме зубчатых оспин кратеров, уступов кратера Дакоты — отдаленного зуба хребта Гленна, и плывущих теней людей.

Фрезер бежал «семимильными» шагами: отталкиваясь одной ногой, пролетая над поверхностью и приземляясь на другую ногу. Приняв на нее всю тяжесть и переборов ее, он снова отталкивался, чтобы продолжить путь. Позеленевший Пат Махони бежал рядом.

— Небольшая разминка, босс?

Фрезеру пришлось прокашляться, прежде чем ответить.

— Напомни мне, чтобы я тебя застрелил, когда все закончится.

Махони пытался разглядеть его в призрачном свете.

— Гм! Прости за неуклюжую шутку. Но все же это интересно. Куда лучше бейсбола.

Фрезер посмотрел на него.

— Ты серьезно?

— Мне всегда нравилась драка.

Фрезер не ответил. Он вышел из этого возраста еще тридцать лет назад.

Его внезапно осенила мысль, пришедшая не из книг, а из жизни, что вокруг были приятные, добрые, светские люди, которым это нравилось. Уместно ли здесь слово «вышел». Может быть я — ошибка природы. Готовность сражаться означает способность к выживанию. Некоторое время эта мысль занимала его.

Это было лучше, чем думать о предстоящем.

Солнце спряталось за Юпитер. Ночь разорвалась как бомба. Пока адаптировалось зрение, цвет равнины изменился от чернильного к тускло-серому. Звезды стали совсем большими. Планета на их фоне казалась пустой, очерченной красной каймой атмосферы, преломляющей солнечный свет.

Затмение должно было продлиться немногим более трех часов. Фрезер недоумевал: чем был занят Теор. Может, тьма поглотила и его? Но ему не удавалось представить, как сейчас Ниар расположен по отношению к Солнцу.

— Значит так, двадцать градусов северной широты… — рассуждал он.

Кого это интересовало здесь, рядом с Авророй!

— Вон она! Главная радиомачта!

Фрезер не узнал голоса, вскрикнувшего в его наушниках. Глянув наискосок он увидел тощие очертания мачты на фоне Млечного Пути. Никаких признаков движения не было.

«Может, другие отряды не подошли», — с ужасом подумал он.

— О'кей, — сказал Том. — Теперь рассеиваемся. Держаться на расстоянии около ста футов, соблюдать радиотишину до тех пор, пока возможно, и бежать, как дьяволам!

Все бросились врассыпную. От тяжелой поступи скрежетали зубы.

Резкое дыхание отдавалось в наушниках. Цель, казалось, не приближалась. Он бежал и бежал через пустоту, как в ночном кошмаре…

Вдруг, в считанные мгновения, обозначились белые стены Авроры и высокий блестящий корпус линкора на окраине города. Немного восточнее шел бой.

Земля, казалось, кишела вездеходами. Они, как крошечные жучки, уклоняющиеся и жалящие, были едва различимы во мраке. Снаряды разрывались между ними беззвучными шарами огня и дыма. Осколки скальной породы разлетались, как облака пыли и быстро оседали. Все было в движении, но ничего как будто не менялось. Теперь, его приемник ожил голосами:

— …сюда, здесь, Том!

— Эскадрон Арнесена, развернуться!

— Стеймейер, высадить людей!

— …черт возьми! черт возьми! черт возьми!

Радиошум утратил смысл и слился с бешеным пульсом, дыханием и топотом ног. Он снова включил свой передатчик. Теперь его уже не могли обнаружить.

Бояться было некогда. Лишь на секунду он попытался вызвать в памяти воспоминания о Еве, но не смог представить ее лицо. Больше времени не было.

Отряд Тома Хоши бросился на запад, чтобы обойти космодром с тыльной стороны. Приближаясь к Авроре с восточной стороны, Фрезер мельком увидел каких-то людей. Их беготня напоминала броуновское движение. Он даже не мог определить, на чьей они стороне. Вероятно, там были и те, и другие.

Очевидно, Свейн послал людей, свободных от вахты, сражаться с пехотой.

Здания находились по сторонам. Вот они уже сзади. Они закрывали поле боя, защищая от радиопомех. Фрезер увидел Тома, бегущего зигзагами в направлении космодрома. Вдруг что-то подхватило Марка и бросило в сторону.

От удара о землю потемнело в глазах. Какое-то время его кружило и переворачивало. Придя в себя, он сел, изумляясь, что все еще жив. Голова раскалывалась. На губах он почувствовал горячую соленую струйку. Но все-таки жив!

Он автоматически проверил скафандр на герметичность. Никаких отклонений. В нескольких ярдах зияла свежая воронка. Должно быть, близко разорвался снаряд, отвлеченно подумал он. Его сбило с ног, не нанеся серьезных травм. Хорошо, что боеголовка была заряжена не шрапнелью. Она предназначалась для борьбы с кораблями и станциями. Он встал и бросился за остальными. В боку саднило. Фрезер старался не обращать на это внимания.

Скала уступила место бетону. Рядом в полутьме маячили размытые формы «Олимпии».

— Они заметили нас, — сказал Фрезер сам себе, — но мы уже вышли из зоны действия их артиллерии.

К кораблю с Юпитера со всех сторон бежали люди. Был слышен голос Тома: «Ближе!» Они цепью атаковали корабль, возвышающийся перед ними, как Вселенная. Шасси напоминали колонны в соборе. Но если удастся заложить между ними торденит, гигант рухнет. Корпус лопнет под собственной тяжестью. Затем еще несколько зарядов в двигатель и…

Откуда-то снизу хлестнули лучи лазера. Один колонист взмахнул руками и плюхнулся навзничь. Другого смерть настигла на лету и он, падая, ударился об опоры. Лучи продолжали сеять смерть, оставляя за собой россыпи убитых. Над их пробитыми скафандрами струились дымки. Взорвался снаряд, не причинив вреда. Фрезер увидел бегущего рядом Махони. Они остановились рядом с «Олимпией». У Фрезера хватало сил лишь для того, чтобы жадно глотать воздух. Махони стоял прямо, размахивая руками и призывая людей, пока не собрались пара десятков человек. Тома Хоши не было среди них.

Наверное, он погиб сразу же, когда был открыт заградительный огонь.

— Лазерные пушки, — прорычал Махони. — Там их целый взвод. Должно быть, нас ждали. Вперед, сейчас мы сметем этих подонков.

Кто-то выругался.

— Наши фонарики действуют лишь на расстоянии ярда от противника. Эти пушки разнесут нас на полпути.

— Мы превосходим их в численности.

— Я бы не сказал. Надо подождать, пока остальные прорвутся через поле. Тогда, наверное, перевес будет достаточным.

— Клянусь небом, я сейчас пойду один, если у вас не хватает мужества.

Фрезер положил ладонь на руку Махони.

— Не делай глупостей, — сказал он, переведя дух. Его мозг снова мог работать с инженерной точностью и холодной рассудительностью. — Мы должны сражаться до последнего. Единственная наша цель — добраться до этого проклятого корабля, прежде чем он успеет взлететь. Свейн сразу разгадал наш замысел. В конце концов, это очевидно. Но мы не ожидали, что он будет ждать нас с этой стороны. Может не ждал, но предвидел возможность атаки.

Нам не остается ничего, кроме как ждать, пока не прорвется Сэм Хоши. Эти несколько человек под кораблем располагают огневой мощью, достаточной для того, чтобы остановить нас, но сотню и более человек они остановить не смогут.

— После прорыва Хоши? — спросил Махони.

13
{"b":"1622","o":1}