ЛитМир - Электронная Библиотека

Офицер отдал честь и подошел к сигнальщику.

— Нам надо хорошо подготовиться, — сказал Норлак.

— Так точно.

Они начали экипироваться. Команда корабля и весь флот засуетились.

Теор натянул на себя доспехи из кожи. Наиболее уязвимые места, как жабры и ягодицы, были закрыты плотными висячими пластинами. Шлем был заострен. На левой руке — щит, а на поясе — ножи. Правой рукой он молодцевато ухватил топор. Доспехи оказались неожиданно тяжелыми. Кроме того, его раздражало, что на голове примялся гребень. Теор пытался убедить себя, что предстоящее сражение с захватчиками не будет таким ужасным, как схватка с разъяренными единорогами. Но это удавалось с трудом. Он не мог отделаться от мысли об ошибке, заблуждении. Всмотрелся в мужественное лицо наставника, но не прочел там ничего, кроме суровости. Нервное состояние Норлака казалось почти успокаивающим, отвлекая от мыслей об одиночестве.

Ударили барабаны. Пехота Улунт-Хазула построилась и двинулась на ниарцев. От их копий рябило в глазах, как от листвы на ветру.

Теор отвлекся, чтобы посмотреть в сторону моря. Вражеский флот находился еще в двух милях, но уже можно было различить детали. Это были неказистые суда, короче и уже, чем его галеры. Полностью закрытые.

Отсутствие фигур на носу придавало им устрашающе деловой вид. Но что собой представляли выдающиеся вперед сооружения на носу кораблей? Как они двигались без боковых колес, мачт и уключин для весел? На них суетились несколько фигур в шлемах и роговых доспехах, блестящих, как металл.

Несколько лодок двигались в сторону океана. В отличие от ниарских вспомогательных лодок, круглых суденышек, управляемых одним веслом, они были узкие, с боковыми поплавками и треугольными парусами.

— Куда они плывут? — не выдержал Теор. — Зачем?

— Ни за чем хорошим для нас, — заметил Норлак.

— Их суда не предназначены для тарана, как мы уже видели, — сказал Элькор. Сначала он рассчитывал потопить их до того как они успеют взять на абордаж его корабли. — Но, кажется, они намного быстроходнее наших. Может, они просто хотят спастись бегством?

— Если так, — заметил Теор, — мы можем высадиться еще быстрее.

— Не нравится мне это, — проворчал Норлак. Его усы задергались.

— Это плохое предзнаменование.

Ниарские корабли продолжали тащиться вперед. Пение в трюме прекратилось. Остался только шелест и треск колес, счет загребного и удары весел за бортом. Мужчины выстроились на верхней палубе, всматриваясь вдаль и перекладывая мечи из одной руки в другую.

Теор посмотрел на берег. Армии уже не шли, а бежали трусцой навстречу друг другу. Их знамена упирались в низкие облака на востоке.

— Уллоала! Что это? — воскликнул Элькор.

Теор резко повернулся и посмотрел в направлении протянутого копья.

Вражеские парусники остановились на краю обширного морского пастбища. Их капитаны что-то кричали, приставив ладони ко рту. Сквозь шум Орговерских рифов и барабанного боя до Теора донесся этот пронзительный призыв.

Поверхность морских зарослей разверзлась, закипела волнами, и показались очертания огромных черных существ. Казалось, они занимали весь пролив.

Норлак отшатнулся и задрожал.

— Что это?

На челюстях Элькора заиграли желваки.

— Океанские животные. Никогда не видел и не слышал о них. Но они приручены! Вот кто тащит их корабли!

Покачивая хвостами и плавниками, существа ринулись к судам Улунт-Хазула. Моряки спокойно ждали на носу каждого корабля с упряжью в руках. Сзади Теора кто-то завопил. Над Ниарским флотом пронесся стон.

Элькор оставался на месте, оценивая обстановку.

— Эти существа длиной в полкорпуса галеры, — рассуждал он, — и, думаю, весят столько же. Не знаю, насколько они опасны для нас, но ясно, что на них рассчитывают. Поэтому они позволили себе развернуть основные силы на суше.

Он опустил копье на палубу.

— Надо думать, они верно оценили свои возможности. Я не рискну дать сражение на море. Но мы можем высадиться прежде чем противник будет готов к бою. Должно быть, они провозятся с этой упряжью некоторое время.

— Высадиться? Здесь? — запротестовал Теор. — Наставник, мне приходилось рыбачить у Гилен Бич. В этом месте очень пологое дно. Мы сломаем наши колеса на мелководье.

— Это поправимо, — отрезал Элькор. — Смерть непоправима. — Он напряженно смотрел на берег. — Высадимся вон на ту косу. К моменту высадки отряд Волфило как раз пройдет мимо нее. Пока он будет сдерживать натиск врага, мы успеем перегруппироваться и присоединиться к нему. Конечно, это хуже, чем ударить с тыла, но ничего не поделаешь. Пошлите сообщение, Умфокар.

— Есть.

Офицер подал знак сигнальщику на нижней палубе, и тот развернул флаг.

Ближайший форгар снизился и подлетел к кораблю. Умфокар что-то крикнул летчику. Тот поднялся и передал его слова своим товарищам. Они разнесли приказ командующего по всем кораблям.

Схватившись за носовую мачту, Теор пристально рассматривал врагов.

Чудовища приближались к кораблям Улунт-Хазула. Навстречу им с плеском нырнули обнаженные матросы. Животные остановились в ожидании своих хозяев.

Один из них взобрался на спину чудовищу, расставил свои четыре ноги и подал знак товарищам. Те сбросили ему концы упряжи. Словив ее, он приступил к работе.

Когда флот Улунт-Хазула начал движение, корабли Ниара едва успели изменить курс. Они шли тупым клином, оставляя за собой пенистый след от работающих хвостов и форштевней кораблей. Погонщиков почти не было видно в пенящемся аммиаке. Торчали лишь их головы с разинутыми в крике ртами.

Элькор подошел к Теору и, положив ему руку на плечо, мягко сказал:

— Я ошибся и на этот раз. Они настигнут нас еще за милю от берега.

Итак… если мы не переживем этот день… знай, ты был желанным гостем.

Теор склонил голову. На Юпитере не плачут.

Норлак обнажил свой кортик. Непоправимое уже произошло, и страхи покинули его.

— Пусть только подойдут! Мы уничтожим их! — завопил он.

Кто-то из команды закричал в ответ. Остальные молчали, сжимая оружие.

— Организуйте оборону с этой стороны, — сказал Элькор. — Я останусь на корме с рулевым. Сражайтесь храбро… Нет — я и так знаю, что вы отличные воины.

Он повернулся и пошел вниз по трапу.

На берегу армии взяли копья наперевес и пустились галопом.

Пока Теор помогал Норлаку разместить три октады пикадоров на верхней палубе, его разбирал охотничий азарт. Предстоит схватка с животными! Хотя вид у них был устрашающий, звери вряд ли захотят бодаться. Их встретит стена щитов и лес копий. Он то и дело отдавал приказы. С грохотом и рычанием ниарцы сомкнули свои ряды. Ближе, сейчас… Теор поднял топор: если появятся какие-то клыки, он готов перерубить челюсть. Он посмотрел в глаза ближайшего животного и приготовился к прыжку. Позади раздался стук копий о палубу.

Чудовище уклонилось влево, подняв облако брызг. Погонщик потянул удила на себя. Зверь закружился и ударил хвостом. Корабль задрожал.

Затрещало дерево, полетели щепки. Перила были сломаны, и двое ниарцев корчились в агонии. Удар, еще удар. Животные оказались неплотоядными. Они не пытались укусить, а дрались хвостами.

Над животным закружили форгары. Летчики тщетно пытались нанести удары длинными пиками. Зверь мотнул головой и ушел под воду. Погонщик оставался у него на спине.

Существо всплыло у рулевого весла и своей массой разломило его на куски. Искалеченный корабль беспомощно мотало на волнах. Животное снова дало о себе знать. Оно не могло глубоко нырять, так как за ним тащился корабль. Но все же добралось до киля ниарского корабля.

Из трюма полетели гребцы. За ними хлынул фонтан аммиака. Корабль накренился и начал тонуть.

— На борт их корабля! — закричал Элькор, заглушая крики и топот ног.

Но сделать это было невозможно. Зверь отступил. Сквозь реи Теор видел, как тот оскалился, как подоспевали захватчики, размахивая оружием. Он смотрел на свой гибнущий флот. Одни корабли тонули, другие пытались спастись бегством. Морская мощь Ниара превращалась в обломки.

15
{"b":"1622","o":1}