ЛитМир - Электронная Библиотека

— Понимаю, — Фрезер судорожно сглотнул. Его ладони увлажнились. — Что ты думаешь по этому поводу?

— Свейн проглядел один корабль. Его ускорения будет достаточно, чтобы вовремя достичь Земли и предупредить правительство.

— Не понимаю.

— Это «Олимпия».

— Но…

— Я знаю. Его полет был отложен из-за бедствия на Юпитере и он еще не укомплектован пищей, водой и другими запасами, но в остальном корабль готов к полету! Неизвестно, сколько еще ловушек они заготовили. Кроме того, на корабль в упор смотрят пушки «Веги».

Кровь стучала в висках Фрезера. К горлу подкатил ком.

— Если экипажу каким-то образом удастся попасть на борт… Еще не знаю как, у меня не было времени, чтобы все обдумать. Может быть, мы сумеем найти выход. Ты бы мог управлять им, не правда ли?

— Как я попаду в него? До захода солнца Хоши должен покинуть город.

— Пойдем со мной в город. В суматохе эвакуации вход туда безопасен.

На самом деле желающих не так много. Высококвалифицированным специалистам не разрешат покинуть город. Ты можешь спрятаться в моей каюте. Мы все обдумаем, когда я вернусь с работы. Я не прочь поголодать, разделив с тобой свой паек. Риск очень велик, я осознаю это, поэтому не буду осуждать тебя, если ты откажешься. У тебя семья, а я свободна — разница существенная. Это все, что пришло мне в голову.

«Снова на свободу!»

Нет, это фраза из телевизионной мелодрамы. От сознания своей причастности к плану у Фрезера перехватило дыхание. Капитан Мэнли Вильянт, гроза космоса, погрузит несколько тонн припасов на кар, протаранит кордон охранников и у них на глазах ворвется на корабль. Они не успеют и глазом моргнуть. Но Марку Фрезеру довелось видеть побежденную армию. У него на руках умер человек. Их руководитель, в скорби, возвращался домой с двумя превратившимися в лед телами дорогих ему людей. Марк должен был позаботиться о Еве, Анне и Колине. В прошлом он мирился с любым правительством и находил, что жизнь не так уж плоха. Он был уверен, что если понадобится, он смирится и на этот раз. Будучи уже в зрелом возрасте, он понимал, что жизнь человека представляет собой серию компромиссов. Он не видел никаких перспектив, кроме своей героической смерти. Да и вряд ли это будет героизм. Взвизгнет, как животное на бойне, когда луч лазера продырявит ему пузо. Либо будет пресмыкаться, когда его схватят… Чисто женская мысль: допускать, что Свейн нуждается в его мозгах. Находясь в рядах сторонников Хоши, он подпадал под общую амнистию. Но если его заманят в город и арестуют, Ганимед не встанет на его защиту. Его казнь была бы еще одним ударом по боевому духу его товарищей. Возможно, последним для того, чтобы сломить его.

— Как ты поступишь, Марк?

Занятый своими мыслями, он едва слышал ее голос.

— Я соглашусь с любым твоим решением, — сказала она. — Но ты должен решить сейчас.

— Я надеюсь…

Его голос сорвался, и он начал снова:

— Я надеюсь, у тебя в номере найдутся успокаивающие таблетки, Лора?

Глава 12

Теоретически — удобней всего было бы спать в общежитии, питаться в столовой и пользоваться общей ванной. Но на практике была острая необходимость в уединении. Каждая квартира имела все удобства. Жители Авроры не ходили в гости без предупреждения. Более того, Лорейн подверглась бойкоту большинства жителей. Фрезер был готов ко всему.

Тем не менее его нервозность возрастала. Ее апартаменты состояли из спальни-гостиной, крошечной кухни и душа. Он почувствовал себя в ловушке.

Кроме того, не было табака, и его живот бурлил от недостатка пищи и психотропных препаратов. Их надо было экономить для грядущих испытаний.

Они провели свою первую «ночь» в разговорах, не требующих ответов, пока усталость не сморила их. Он плохо спал из-за непривычно малой гравитации в каюте.

После завтрака Лорейн отправилась на службу, и Марк приступил к делу.

Он должен был стать автором плана, — какого бы то ни было. Голова Лорейн была занята в основном «балансированием на канате». Некоторое время Фрезер мысленно находился за перевалом Гленна. К этому времени Хоши уже должен был вернуться домой и передать Еве письмо. Командир опротестовал решение Фрезера, назвав его лунатиком, и настаивал, чтобы с Лорейн отправился человек помоложе.

— Нет. Боюсь, что нет, — сказал Фрезер. — Видишь ли, те парни, которые прошли подготовку и инструктаж для полета на «Олимпии», теперь недосягаемы. Один из них находится в заключении за нападение на космонавта, а другой неизвестно где. Мы не должны подвергать себя излишнему риску, не правда ли? В случае погони судно может уйти, погрузившись в атмосферу Юпитера. Это ситуация, с которой обычный пилот не справится. А на Земле мне приходилось управлять погружаемыми объектами.

«Олимпия» спроектирована на базе сухопутного батискафа. Он пожал плечами.

Нервное подергивание щеки красноречиво говорило о его чувствах. — Мне чертовски жаль, что я не могу подыскать тебе замену. Если твой проект осуществится, то меня перевыберут.

На прощание Хоши долго смотрел на него, прежде чем сказал:

— Ну, ладно. Что бы из этого ни вышло, я завидую твоему сыну.

— Поймет ли Ева?

Она казалась такой далекой. Дела вытесняли воспоминания о ней.

Казалось, она была старой знакомой, когда-то промелькнувшей в его жизни.

Реальностью были эти стены, взрывы пульса от шагов в коридоре, отсутствие трубки, случайные мысли о судьбе Теора, убийственный круг планов снаряжения судна и осознание их тщетности.

А: Вокруг «Веги» постоянно стоят на посту несколько часовых. Они могут увидеть любого, кто попытался бы доставить груз на борт «Олимпии».

Затем последуют вопросы.

Б: Костюм. После ухода армии колонистов космические костюмы были возвращены их владельцам. Запасной костюм Лорейн, всегда висевший в шкафу, даст возможность Фрезеру добраться от городских ворот до корабля. Но ему не удастся дойти туда живым — часовые пристрелят его.

В: Лорейн могла бы тайно подобрать нескольких добровольцев для отвлекающей атаки на охрану, чтобы дать возможность Фрезеру пробраться на корабль. Но выявление их, проверка и подготовка заняла бы много дней. За это время Свейн сможет спокойно вывести «Олимпию» из строя. Кто-нибудь из коллаборационистов сможет напомнить ему о потенциале корабля. Кроме того, Лорейн не пользовалась безусловным доверием. Она редко бывала одна за пределами своей каюты. Это объяснялось самой сутью ее работы. К тому же, за ней наблюдали. Если у нее появится много посетителей, это быстро заметят и проведут расследование. Как бы то ни было, проблема снаряжения судна не решалась.

"Я погорячился. Следовало бы подумать, прежде чем связывать себя обязательствами. С таким же успехом этот корабль мог быть и на орбите Альфы Центавра.

Нет, спокойно. Что надо делать, когда проблема кажется неразрешимой?

Надо посмотреть на нее с другой стороны. Нужен другой подход.

Я слишком волнуюсь. Хорошо, я учту это в своем проекте."

К нему вернулись решимость и рассудительность. Он растянулся на кровати и расслабился, дав волю воображению. Решение возникло перед ним, как картина. Вошла Лорейн. Пока Фрезер садился, она закрыла за собой дверь.

— Привет, — сказала она. — Как успехи?

Ее голос был грустным, а под глазами обозначились тени. И все же двигалась она грациозно. Марк обратил внимание на ее румянец и отметил для себя, что ее внешность была более чем привлекательной.

— Кажется я придумал, — сказал он.

— Правда?

Усталость исчезла с ее лица как туман в лучах утреннего солнца. Одним прыжком она достигла кровати и схватила его за плечи.

— Я знала, что у тебя получится!

— Ладно. Давай обсудим план и посмотрим: в нем могут быть проколы.

Он чувствовал, как у него горят щеки. Какой бы ни была причина, румянец не уменьшался.

— Идет. Но ты бы не сказал «могут», если бы не был уверен.

Она сделала пируэт.

— Здорово!

22
{"b":"1622","o":1}