ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ладно, — промямлила она.

«Умница!» — подумал Фрезер. — «Эта нерешительность убедила его».

Радар захватил «Олимпию» и выпустил свой луч.

— Дайте мое положение и скорость, — напомнил Фрезер.

— Естественно, — ответил Свейн. — Но у меня есть дополнительные инструкции для вас. Я не хочу, чтобы вы приземлялись на поле. Вы можете поддаться соблазну и выкинуть какой-нибудь трюк. Со своими ракетами, например, когда будете вне радиуса действия наших пушек. Приземляйтесь на Синусе, в миле от Авроры, северней кратера Навайо. Там вы будете досягаемы для наших орудий. Любое отклонение от курса — и мы стреляем.

— Понятно, — мрачно сказал Фрезер. — Ставьте меня на автопилот.

— Сию минуту. Власек, начинайте называть имена.

Приемник Фрезера был настроен на диапазон вышки, и он не слышал ее голоса. Глядя, как движутся ее губы, он, кажется, угадывал имена: Билл Эндерби? Пит ла Понте? Элен Сванберг?

«Нам необходимо завершить свою миссию, иначе их жизни будут потеряны.»

Он стал спускаться. На носовом экране возник пейзаж спутника. Над Авророй поднималось утро. Юпитер выглядел бледным полумесяцем.

Двигатель ревел вовсю.

— Через шестьдесят секунд вы будете на расстоянии прямой видимости, сказал незнакомый голос. — Начинаю отсчет: шестьдесят, пятьдесят девять, пятьдесят восемь… Ноль. Сопровождение закончил.

Фрезер окинул взглядом темную и пустую Долину Привидений, Пропасть Данте, Клыки Гунисона. Когда-нибудь здесь будет море. Но к тому времени он уже будет старым. Он мечтал о возвращении на Землю, хотя и понимал, что это невозможно. Значит, Лорейн должна покинуть Ганимед. Она заслужила океаны и голубые небеса.

Поверхность ринулась ему навстречу. Он начал маневрировать рулевыми двигателями, чтобы обойти кратер.

«Сейчас!» — подсказывал высотомер. Он нажал на тумблер выпуска шасси.

Пыль заволокла все вокруг. Балансируя с помощью боковых двигателей, он удерживал равновесие. Чертовски непростое это дело — неаэродинамическая посадка. Невозможное на любой другой планете, более крупной, чем Ганимед.

Он никогда не тренировался. Если произойдет крушение…

— Не бывать этому, — сказал он и выключил основной и вспомогательный двигатели. Нос принял горизонтальное положение. Ускорение рулевых двигателей стало меньшим, чем гравитация. Корабль начал падать.

Противоударное шасси приняло основную часть удара. Тем не менее его хорошо тряхнуло. Почувствовав кровь во рту, он понял, что прикусил язык.

Вот так герой!

Ядерный реактор продолжал пульсировать, но сквозь шум просачивалась тишина. Пыль осела, и показалось солнце.

Лорейн отключила от пульта свой приемник, настроенный на стандартную частоту.

— Он хочет, чтобы мы вышли немедленно. Я ответила ему, что кабина заполнена газом и мы не хотим быть выброшенными через воздухоприемник из-за перепада давлений. Нам надо время, чтобы выпустить его и…

Ее слова повисли в воздухе. Она уже хлопотала над своими ремнями.

Фрезер с волнением посмотрел на «Вегу». Корабль, огромный даже на расстоянии одной мили, поблескивал на взлетном поле. Он вздохнул с облегчением: «Олимпия» была нацелена точно. Объяснения на случай возможного выравнивания судна у него были готовы. Но Свейн был настолько подозрительным, что они могли не сработать. Он быстро подключил автопилот к инерционному компасу.

Лорейн установила таймер.

— Пять минут, — сказала она. — Пойдем.

Ее лицо побелело. Они вошли в воздухоприемник и подождали, пока упадет давление. Странное спокойствие охватило Фрезера. Он сделал все, что было в его силах. Остальное зависело от законов физики. Или Бога. Он похлопал по стальной перегородке.

— Прощай, — сказал он. — Ты был хорошим кораблем.

Лорейн всхлипнула почти безмолвно. Пыхтение помпы стихало. Фрезер открыл внешний люк. Лестницы не было, а земля оказалась далеко. Он прыгнул и ударился коленями.

Лорейн последовала за ним. Их шлемы соприкоснулись.

— Они наблюдают за нами с линкора, — заключила она. — Нам лучше идти.

— Чтобы тебя испепелила выхлопная струя? Нет!

Он дернул ее за руку. Они устремились к кратеру Навайо.

— Эй, вы! — раздался хриплый голос Свейна. — Куда это вы направились?

— Как куда? За стену безопасности, — невинно ответил Фрезер. — Вы ведь ждете нас в городе?

— Я хочу, чтобы вы вышли прямо на поле. И быстрее, пока мы не открыли огонь.

Несколько часов назад неподалеку упал метеорит. Воронка была еще свежей. На дне ее лежал валун. Фрезер и Лорейн бросились туда.

Блеснул нестерпимо яркий луч лазера. Там, где он касался поверхности, образовывалась лава. Луч догонял бегущие фигуры. Фрезер схватил Лорейн и швырнул ее на землю, прикрыв своим телом.

— Нет, — закричала она. — У тебя Ева…

Таймер отработал положенное число циклов. Сработало реле. Пружина нажала на рычаг, присоединенный к главному выключателю. «Олимпия» рванулась вперед.

Кто-то успел выстрелить. Снаряд взорвался в нескольких ярдах позади убегающего корабля. Детонация распылила осколки камней. Распространяясь, продукты выхлопа окутали Фрезера. Земля задрожала и подбросила его.

Несмотря на термозащиту он почувствовал жжение. Ослепленный и ошеломленный, он слышал вой, который уже нельзя было назвать шумом.

Сорвавшаяся с цепи дикая сила колотила его по костям.

Не будь «Олимпия» так надежно спроектирована, шасси вспороло бы ей корпус. Колеса выдалбливали двойную борозду из дыма, пыли, искр и осколков. Запрограммированный на прямую линию автопилот использовал боковые двигатели для коррекции курса. Справа и слева от бегущего вулкана вздымались столбы пламени.

У экипажа «Веги» было не более пятнадцати секунд для созерцания атакующего дракона. Остановить этот штурм было невозможно. Корабль оказался под минимальной траекторией полета снаряда или ракеты раньше, чем это поняли на «Веге». Лазерная батарея могла бы уничтожить их, но время было упущено.

И все же «Вега» оставалась в боевой готовности. Двигатели были прогреты, все боевые расчеты занимали свои места. Пилот включил двигатель, и она взмыла вверх. С максимальным ускорением она успела подняться над нагрянувшей громадой «Олимпии» и охватить ее выхлопом, от которого крошилось бетонное покрытие.

Газовый шар лопнул. Вслед за ним треснули отсеки с образцами юпитерианской атмосферы. Газы вырвались в вакуум. Под выхлопной струей линкора треснул несущий каркас судна, открывая пассажирский салон, заполненный газом. Водород ринулся наружу под давлением, сравнимым с давлением на дне моря. Осколки и валуны аллотропического льда полетели вверх. В безвоздушном пространстве под действием высоких температур молекулы воды экзотермически перешли в газообразное состояние.

Высвободившуюся энергию если и можно было измерить, то трудно представить.

Ударная волна подбросила Фрезера. Приземляясь, он сильно ударился.

Задыхаясь от боли, он еще несколько раз перевернулся и почти не заметил этого. Невозможно было ничего заметить, кроме дьявольского взрыва, поглотившего «Вегу». Все длилось не более секунды. Газы улетучились в межзвездное пространство. На поле образовался небольшой кратер. На него дождем посыпались обломки. Дым и пыль рассеялись. Вновь заблестели звезды, и воцарилась бездонная, жуткая тишина.

Фрезер, покачиваясь, встал на ноги и помог подняться Лорейн. Она смотрела на него безумными глазами.

— Ты в порядке? — спрашивала одна его половина. Другая продолжала гудеть и корчиться.

— Жива пока что, — сказала она, задыхаясь. — Ты? Город?

Потрясенно, она смотрела на восток, где всходило солнце. Стена безопасности была частично разрушена. Покосившаяся радиовышка представляла собой печальное зрелище. Но Аврора выстояла.

— Мы добились своего, — вздохнул он. — Клянусь богом, добились!

— Да. Н-но… я полагаю, что уже могут вступать фанфары. А сейчас я знаю только, что у меня все болит и что мне нужно отдохнуть, как и всем ребятам, как и тебе… Пойдем домой, если можно помедленнее.

37
{"b":"1622","o":1}