ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

В крепости насторожились. Тревожно зазвенели колокола. Ободряемые священниками осажденные готовились к бою.

Штурм начался во второй половине дня, ближе к вечеру, с северной и восточной стороны. Закидали рвы хворостом, зажгли факелы, медленно и грозно двигались к стенам крепости гуляй-города, за которыми гарцевали на лошадях казаки, готовые не только принять бой, но и подгонять посполитых, идущих за гуляй-городами, если они струсят и подадутся назад.

Но когда восставшие с шумом, гиканьем уже приближались к крепостным стенам, их внезапно встретил такой плотный и слаженный огонь из орудий и мушкетов, какого они еще не испытывали. Он не утихал до тех пор, пока не раздробились в щепки гуляй-города и в страхе не отступили оставшиеся в живых посполитые и казаки.

Чарнота со своими штурмовал крепость с северной стороны. Здесь стена была ниже и не защищалась башнями. Сначала казакам сопутствовал успех. Они даже успели поднести и приставить к стенам штурмовые лестницы. Но поляки вовремя скопили здесь силы и отбили наступающих. Был ранен и сброшен с лестницы сам Чарнота.

Все новые приступы были также отбиты, и бой пришлось остановить. Дело довершили вооруженные отряды осажденных, которые вырвались из крепости на вылазку и неожиданно напали на отходивших казаков. Им удалось захватить триста вьючных лошадей, амуницию и даже сотника Метлу.

После этого казаки больше не предпринимали боя против осажденных, тем более что начались холодные дожди, слякоть, в войсках вспыхнула чума. Много унесла она казацких жизней, в том числе полковника Кривоноса, «первого полковника Хмельницкого», который «лядскую славу загнал под лаву». Войско тяжело переживало смерть любимого командира.

5 ноября 1648 года, чтобы подтвердить свое мнение относительно короля, Хмельницкий посылает в Варшаву Андрея Мокрского и своего двоюродного брата Захария Хмельницкого. Они везли Яну-Казимиру письмо, в котором высказывалось желание видеть польским королем именно его.

Хмельницкий, как всегда, был дипломатичен и обосновал в письме действия восставших и даже их приход на западноукраинские земли единственно желанием поддержать королевича в его стремлении занять престол. «А важнее всего, — писал он, — о чем мы узнали от пленных из разгромленного кварцяного войска, что Речь Посполитая не хочет, чтобы ваша королевская милость, наш милостивый пан и защитник, был королем. Видя, что желают другого короля, мы преднамеренно выступили со всем войском Запорожским, верными слугами вашей королевской милости, желая, чтобы по воле вашей королевской милости, нашего милостивого пана, уже больше не было этих некоронованных короликов (т. е. магнатов. — В. З.). Просим господа бога, чтобы ваша королевская милость, наш милостивый пан, изволил быть самодержцем, как и другие короли, а не как святой памяти их величества, которые сами были в неволе, и чтобы наша греческая вера оставалась нетронутой, как и раньше, без унии и униатов, и чтобы нигде никакой унии не было».

С письмом были второй раз переданы сейму требования казаков. Они состояли из восьми пунктов и мало чем отличались от тех, с которыми казацкие посланцы были отправлены на варшавский сейм летом 1648 года. Они затрагивали почти исключительно интересы восточноукраинских магнатов и должны были поддержать у великопольской шляхты впечатление возможности заключения мира, путем небольших уступок казачеству.

Гетман требовал:

«1. Чтобы всегда было казаков 12 тысяч и чтобы действительным был тот привилей, который получили от святой памяти короля за подписью четырех сенаторов.

2. Чтобы кварцяного войска не было, а они сами будут охранять Речь Посполитую.

3. Чтобы Хмельницкому было дано на Украине староство, которое он себе захочет, а к этому староству 20 миль земли.

4. Чтобы паны не наказывали своих подданных и все простили этим мятежникам.

5. Чтобы можно было выходить в море, когда захотят и каким хотят числом.

6. Чтобы судились казаки правом литовских татар, а литовские татары судятся таким правом, как шляхта.

7. Чтобы то, что случилось, было забыто.

8. Чтобы не были под властью панов коронных гетманов, а только под властью самого короля его величества и имели своего гетмана, избранного из казаков».

Такие условия мира были выгодны и будущему королю; будучи направлены против восточных магнатов, они давали возможность укрепить королевскую власть над ними с помощью казаков.

Хмельницкий написал также письмо к польским сенаторам, в котором разъяснял причины войны и требовал амнистировать восставших.

Мокрский и Захарий Хмельницкий прибыли в Варшаву через девять дней, когда король уже был избран. Значительную роль в этом сыграл приход на сейм казацкого посольства, что было воспринято как нежданный и радостный конец войне.

Ксендз Мокрский совсем расхворался и уже не мог идти к королю. Но собравшись с силами, отправил ему письмо, в котором подробно изложил военные события на Украине и казацкие условия перемирия. Говоря о намерениях Хмельницкого, он просит короля быстрее дать ответ на письмо гетмана: «Если бы, однако, ваша королевская милость мог на его письмо поскорее ответить и как-нибудь задобрить его, чтобы он с этой территории поскорее ушел, было бы очень хорошо, так как он очень возмущался, что нет надежды на положительное решение вопроса. Прежде чем войска за Вислу переправятся, он так разорит эти края, что солдату нашему нечего будет и в рот взять, для лошадей зерна не найдется».

Он не знал, что король уже послал к Хмельницкому своего секретаря, украинского шляхтича православной веры Якова Смяровского, что, однако, не мешало ему верой и правдой служить Речи Посполитой. За ним к гетману прибыл и королевский посол Олдаковский, которым официально сообщил об избрании Яна-Казимира королем польским и о том, что сейм принял решение заключить перемирие с казаками на основании предъявленных ими условий, что за Богданом Хмельницким признается титул гетмана. Сейм решил также в ближайшее время направить к Хмельницкому комиссаров для вручения ему знаков гетманской власти и ведения переговоров о мире.

В это время Хмельницкий получил письмо от осажденных в Замостье. Они соглашались «заплатить пану Хмельницкому 20000 польских злотых, если казацкий предводитель… по получении суммы воротится на Украину».

14 ноября 1648 года была собрана рада, которая решила, получив предложенную сумму, снять осаду Замостья. Через Сокаль, Острог и Житомир войско двинулось на Поднепровье к Киеву.

КИЕВ ВСТРЕЧАЕТ ПОБЕДИТЕЛЕЙ

Конец ноября и почти весь декабрь 1648 года заняло возвращение казацкого войска в Киев. Золотые ворота, построенные еще Ярославом Мудрым в 1037 году, встречали многих победителей. Сейчас через эти ворота въезжал Богдан Хмельницкий. Он мог гордиться свершенным. Земля его родины была очищена от иноземных захватчиков. Наступал новый период истории Украины.

Однако он прекрасно понимал — это не конец борьбы. Никто, начиная от короля и кончая последним шляхтичем, имевшим на Украине свой хутор, не смирится с этим. В пути ему доносили, что отдельные отряды польских войск уже нападают на оставленные им гарнизоны казаков, снова издеваются над населением. 2 декабря 1648 года в Остроге, куда к нему прибыл королевский посол Чижовский с письмом, содержащим просьбу прекратить войну, он вынужден был издать специальный универсал к польской шляхте, чтобы не угнетали крестьян и не душили православную веру. «Желаем, — писал он, — чтобы вы не имели никакой злобы ни к своим подданным, ни к русской религии, а наоборот, сохранили к нам свое благоволение и оставили нас в покое, чтобы уже больше не тешился враг. Не приведи господи, чтобы до нас дошла весть о том, что некто упрямый и злой снова начал проливать крестьянскую кровь и убивать бедных людей, чем нарушил бы покой и мир, установленный его королевским величеством и, очевидно, привел бы к еще большему разорению Речи Посполитой».

Да, войне нет конца, как нет конца вероломству шляхты. И снова мысль его обращалась к союзникам, на которых можно было бы опереться в этой войне.

42
{"b":"162227","o":1}