ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

В 1625 году тридцатитысячное польское войско пришло на Киевщину. Опустошая и грабя города и села, оно приблизилось к Канову. Казацкий гарнизон в три тысячи человек под селом Мошнами дал бой карателям и отошел к Черкассам, где соединился с двухтысячным отрядом местных казаков и направился к устью реки Цибульник; сюда стягивались и другие казацкие отряды. 15 октября 1625 года состоялся жестокий бой двадцатитысячной казацкой армии с польской. Повстанцы причинили шляхетскому войску значительный урон, но вынуждены были отступить перед превосходящими силами врага.

После этого казаки, объединившись в октябре 1625 года в урочище Медвежьи Лозы за Куруковым озером (недалеко от Кременчуга), под предводительством запорожского гетмана Марка Жмайло, вновь сразились с королевскими войсками, которые понесли большие потери убитыми и ранеными. Богдан Хмельницкий знал Жмайло. Знал его открытую ненависть к польской и украинской шляхте, за что не любили его атаманы реестрового казачества, и боялся, что они не дадут гетману довести восстание до конца. Так и произошло. После того как попытка королевского войска разгромить казаков на Куруковом озере не увенчалась успехом, Конецпольский был вынужден начать переговоры. Тогда и показала себя реестровая старшина. Став на путь предательства, она сбросила Жмайло и избрала гетманом приверженца поляков Михаила Дорошенко, который сразу же подписал с поляками мир. Узнав об условиях мира, Хмельницкий лишь горько усмехнулся.

— Что ж, захотели наши паны получить королевские привилеи [20]и сравняться с польской шляхтой.

Действительно, Куруковский мир был заключен вовсе не для того, чтобы улучшить положение простого народа и нереестрового казачества. Все исключенные из реестра (около 40 тысяч повстанцев) должны были возвратиться под власть панов. В Запорожье вводился гарнизон в тысячу человек для борьбы с нереестровым казачеством. Хорошо, что хотя бы всем участникам восстания была объявлена амнистия.

Зато реестровое казачество увеличивалось до 6 тысяч человек. Ему устанавливалась ежегодная плата в 60 тысяч злотых, кроме добавочной оплаты старшине. Сохранялось право избирать старшину, которого утверждал король или коронный гетман от имени короля.

Сразу же после перемирия Дорошенко и польские комиссары начали ездить по казацким городам, составляя новый реестр. Дорошенко лично проводил запись, включая в реестр самых зажиточных казаков, обладавших имуществом, необходимым для отбывания воинской службы.

Все те, кто не был записан в реестр, оставались крепостными. Вместе с неимущими крестьянами к ним относились бедные казаки: хорошие вояки, они были неугодными старшине, так как считали наибольшей бедой для Украины хозяйничанье шляхты и магнатов. Недостойные стать реестровыми составляли основную массу казаков. И свои надежды они возлагали на Запорожье и Москву.

Реестр составили в срок и торжественно передали назначенным Конецпольским комиссарам в Киеве. Тогда же учредили и шесть реестровых полков — Киевский, Переяславский, Белоцерковский, Корсунский, Каневский и Черкасский. В каждом городе, именем которого назывался полк, создавалось управление. Здесь проживала старшина во главе с полковником. Полк делился на сотни, которыми командовала сотенная старшина.

В Чигиринскую сотню Черкасского полка и был записан Богдан Хмельницкий. Ему, тридцатилетнему казаку, знающему грамоту и прошедшему уже нелегкий путь неволи и военных тревог, было хорошо известно, что делалось на Украине. И с очень многим он не мог примириться. Например, с тем, что весной 1626 года сформированный по приказу Конецпольского отряд реестровых двинулся на Запорожье усмирять непокорных казаков и установить там «польские» порядки. И как же Богдан был рад, когда узнал, что низовые [21]казаки дали решительный бой Дорошенко.

Отступив на остров Хортица, гетман оставил там гарнизон в тысячу реестровцев под началом полковника Ивана Кулаги, а сам с остальными казаками вернулся восвояси.

Но паны не унимались. Насаждая католицизм, стараясь сломить непокорных, не останавливались перед самыми кровавыми мерами. Львовский летописец писал, что жолнеры на Украине «убийства и кривды несносные чинили, людей без всякой причины убивали».

Издевательства шляхты затронули даже реестровых казаков. В 1627 году они подали прошение в сейм, где жаловались, что местные паны забирают у них добро, избивают и мучают казаков.

Хмельницкий пока продолжал нести обязанности по службе в полку. Часто бывал на казацком низовье, ходил в походы. С подчиненными ему отрядами реестровых казаков по приказу короля принимал участие в его походах. В одном из них он особенно отличился, взяв в плен видных военачальников.

Из летописи Григория Грабянки:«…по выкупе, ходячи в походы (Хмельницкий. — В. З.), Орду бивал и языков до короля приводил, а в году 1629 двоих Кантемиров живыми к королю привел (от которых король много о тайных замыслах турецких на ляхов известился), из-за чего имел у короля милость великую, ибо был от природы разумен и в науке языка латинского беглый…»

1629 год был нелегким для Речи Посполитой. Долгая война, которую она вела со шведами, закончилась, наконец, в сентябре этого года перемирием, заключенным на шесть лет в Альтмарке. По его условиям шведы удерживали в своих руках Ливонию и Эльблонг, а также все порты Восточной Пруссии. Им удалось в это время фактически подчинить своей власти все принадлежащее Речи Посполитой или зависимое от нее балтийское побережье и полностью поставить под свой контроль всю ее морскую торговлю. Даже Гданьск, с которым шведы заключили особую конвенцию, должен был отдавать им львиную долю своих таможенных сборов.

Тревожным было положение и на южных рубежах: оставалась угроза новой турецкой агрессии. Когда и откуда ее ожидать?

Король принял меры для укрепления польского государства, а Хмельницкий получил высшее благословение, которое поднимало его авторитет среди шляхты и казачества.

В это же время он женился. Женой стала сестра его старого друга Якима Сомка Анна.

Началась счастливая семейная жизнь, но продолжалась она недолго. В стране начинались события, которые потребовали от Богдана его участия.

КРЕПОСТЬ КОДАК

Солнце уже садилось за темную стену густого леса, покрывшего долины и холмы Холодного Яра. Хмельницкий смотрел, как его ярко-желтый круг опускался в лесную непроницаемую глушь, как будто бы она поглощала его.

«Вот так и людей поглощает этот Холодный Яр, — думал он. — С незапамятных времен прячется в нем окрестный люд от татарских набегов, а сейчас находит приют от шляхетских разбоев. Будет он надежным защитником и для нас».

Хмельницкий стоял около дома, и мысли эти как-то особенно волновали его. Только что он узнал о новых событиях в Запорожье и решил, что дальше так жить не сможет. Не сможет смотреть на то, что творит с его народом польская шляхта, как все более притесняются не только крестьяне, но и рядовое казачество и даже реестровики.

Люди идут к нему, ищут защиты. Земли Субботова заселены до предела. Разоренные крестьяне, выписчики [22], чтобы поселиться на его землях, готовы на даровую работу. Только бы не прогонял. Из-за этого чигиринская и черкасская старшина на него волком смотрит. Считают, что он людей к себе переманывает, да и польские шляхтичи недовольны.

Из летописи Григория Грабянки:«…Ляхи великие тяжести людям украинским и казакам налагаху, насилия и обиды церквам божьим творяху, отъемлюще нуждою от благочестивых имения и самых смерти предаяху, от чести и власти изгоняху, суду не даяху, казаков всячески озлобяху, от всякого бидла и пчел десятое взимаху. Имет ли кто звера — кожу дай пану, имет ли рыбу — дай урочную дань оттуда на пана; от военных корыстей татарских конь или оружие в казака будет — дай хлопе на пана…»

вернуться

20

Привилей— королевская жалованная грамота, устанавливающая права и привилегии.

вернуться

21

Казаки, пребывавшие на Запорожье на самом его низу (разг.).

вернуться

22

Выписчики— казаки, выписанные из реестра.

6
{"b":"162227","o":1}