ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Теперь русское правительство, думал Хмельницкий, должно бы увидеть, насколько ослаблена нами Польша, какая мощь таится в украинском народе. Теперь, возможно, оно не будет больше тянуть с подготовкой войны против Польши. А он, Хмельницкий, станет настойчивее добиваться воссоединения Украины с Россией.

РЕШЕНИЕ ЗЕМСКОГО СОБОРА

Несмотря на успехи, достигнутые украинским народом в освободительной борьбе, положение Украины оставалось очень тяжелым. Долголетняя война вконец разорила ее. Неурожаи, саранча, уничтожавшая из года в год посевы, вызывали голод, эпидемии, от которых умирали тысячи людей. А тут еще Украину постигло моровое поветрие. И снова смерти, которым, казалось, не будет конца.

Из летописи Самовидца:«В том же году очень большие приморки были в Корсуне и других городах в тех поветах, также и на Заднепре в Переяславле и в пригородах его, в Носовке, Прилуках, опроч Нежина, — много вымерло людей, аж пустые остались дворы».

Польский король объявил новое «посполитое рушение». Стремясь обезопасить себя, Ян-Казимир посылает в июне 1653 года своего посла Андрея Марштына к трансильванскому князю Георгию Ракоци с предложением военного союза. При этом он стремился запугать Ракоци нарастающим могуществом Хмельницкого, якобы мечтающего захватить Трансильванию. Пойти на союз с Польшей против Хмельницкого князь должен был убедить и турецкого султана. «К тому же, — наставлял король своего посла в инструкции, — туркам следует обратить внимание на подвластных им греков, чтобы, увлеченные примером удачного восстания Хмельницкого, и они не замыслили чего-нибудь».

Шляхта стремилась противопоставить Хмельницкому и Москву, всячески натравливая ее на повстанцев.

Отряды польских войск начали совершать набеги на Украину, доходя до Чернобыля, Паволочи, Брацлава. Возглавлял их Степан Чарнецкий.

— И на развод не оставим русина! — кричал он в лютой злобе и превзошел в своей жестокости даже Вишневецкого.

Тогда Хмельницкий поручил Ивану Богуну организовать защиту западных земель. В марте 1653 года разбитый Богуном под Монастырищем Чарнецкий ушел в Польшу. А в июле на Украину вступило шестидесятитысячное польское войско во главе с королем. Оно направилось ко Львову, а оттуда 12 августа — к Каменец-Подольскому. Тогда же на Молдавию двинулись войска валахского господаря Матвея Бессараба и трансильванского князя Георгия Ракоци, начавших войну против господаря Лупу, чтобы посадить на престол логофета Георгия Стефана. Плохо подготовленный к боям, Василе Лупу спешно отступил вначале к Хотинской крепости, а потом к Каменец-Подольскому. Здесь он оставил семью, а сам помчался в Чигирин просить помощи. Господарем Молдавии в Яссах был провозглашен Георгий Стефан.

В это время Хмельницкий принимал русского посла Федора Абросимовича Лодыженского, привезшего царскую грамоту от 22 июня 1653 года. В ней царь впервые сообщал о положительном решении вопроса о воссоединении Украины с Россией. С волнением читал Хмельницкий слова грамоты: «И мы, великий государь… изволили вас принять под нашу царского величества высокую руку… А ратные наши люди по нашему царского величества указу сбираются и ко ополчению строятся. И для того послали мы, великий государь, к вам стольника нашего Федора Абросимовича Лодыженского, чтоб вам, гетману и всему Запорожскому Войску, наша государская милость была ведома. И прислали б есте к нам, великому государю и нашему царскому величеству, посланцев своих, а мы, великий государь, наше царское величество, пошлем к вам наших царского величества думных людей».

Спешно созвали старшинскую раду, на которую прибыли все полковники. Грамота была встречена с огромной радостью.

Из отписки яблоновского воеводы Г. Куракина в Разрядный приказ от 29 июня 1653 г.:«А Богдан-де Хмельницкий полковников своих сбивал в круг и их допрашивал: которой-де земли царю или королю поклониться и бить челом, чтоб их принял в свое царство?

И полковники ему, Богдану, в кругу сказали, что они хотят поклониться тебе, православному христианскому государю царю и великому князю Алексею Михайловичу всея Руси, а иным-де, государь, неверным царям и королям служить и в их вере быть не хотят».

Хмельницкий тут же отправил в Москву своих послов — полковника Герасима Яцкевича и Павла Обрамовича, которые везли письма патриарху московскому Никону и царю с выражением радости по поводу предстоящего воссоединения. Послы выехали 9 августа вместе с возвращавшимся в Москву Ладыженским.

Подготовили ответ и турецкому султану, предложившему Богдану Хмельницкому «стать под его руку». Ему отписали, что «под его рукою быть не хотят».

Как только со стольником Ладыженским были отправлены в Москву послы, в Чигирин прибыл новый посол царя Артамон Матвеев с подтверждением царской грамоты и для ведения переговоров о подготовке к воссоединению. Долгие беседы с ним еще больше уверили гетмана в государевом решении. И теперь, когда его известили, что крымский хан, в который раз согласившийся участвовать в войне с поляками, снова за его спиной заключил с ними договор, он воспринял это спокойно, сообщив через Выговского, что будет вести войну один.

Он чувствует себя настолько сильным, что оказывает помощь своему свату. В июле 1653 года в Молдавию вступил девятитысячный отряд во главе с Тимофеем Хмельницким. Это был уже второй поход сюда Тимофея. Первый раз в мае того же года по просьбе Лупу двенадцатитысячное войско казаков стремительным маршем достигло столицы Молдавии — Ясс и принудило Георгия Стефана отступить. Сейчас Георгий Стефан, получив подкрепление от трансильванского князя, снова занял Яссы.

10 августа казаки подошли под стены окруженной врагами крепости Сучава, пробились в нее и соединились с местным гарнизоном. Здесь их осадили объединенные силы венгров, поляков и валахов Георгия Стефана, надеясь на легкую победу. Но за одну ночь под руководством Тимофея были построены укрепления, которые приступом взять было невозможно. Своим мужеством и отвагой Тимофей Хмельницкий вселял в осажденных силы и веру в победу.

В это время в Сучаве пребывал антиохийский патриарх Макарий из города Алеппо близ Дамаска и Сирии, который со свитой направлялся в Россию к царю Алексею Михайловичу за материальной помощью, чтобы поправить дела совсем оскудевшей «древнейшей из восточных патриархий». Вместе с патриархом был его сын архидьякон Павел Алеппский, человек весьма любознательный и начитанный. Он оставил нам подробное описание событий, происходивших в Сучаве, и свидетельство героизма Тимофея Хмельницкого.

Из записок Павла Алеппского «Путешествие антиохийского патриарха Макария в Россию в половине XVII века»:«Между осажденными и войсками господаря в течение долгого времени Тимофей, сын Хмеля, ежедневно делал вылазки на врагов… Никто не имел силы противиться ему по причине великой его храбрости… Он то стрелял из лука правой рукой, то действовал им левой, потом колол мечом, стрелял из ружья, так что обеими руками метал орудия войны из-под брюха своего коня и убивал врагов… Никто не мог попасть в него из ружья или другого оружия: такой он был превосходный наездник и подобно молнии вертелся на спине лошади…»

Однако в одном из боев Тимофей был тяжело ранен. Силы казаков таяли. И Тимофей посылает гонца к отцу с просьбой о помощи. Гонец настиг Хмельницкого в Борках, куда он выехал из Чигирина для руководства войсками. Гетман тут же дает приказ части казаков идти в Молдавию на выручку сыну.

Долгие годы, постоянные битвы утомили и его начальников. И казаки решили отказаться от похода. Когда Хмельницкому сообщили об этом, он приказал созвать старшинский совет, чтобы запугать полковников смертной карой за непослушание. Но перед самым советом гетману пришло печальное известие: 5 сентября 1653 года его сын скончался.

Павел Алеппский по этому поводу записал: «Тимофея похоронили после того, как вынули его внутренности и, набальзамировав, положили в гроб, обитый бархатом снаружи и изнутри… Перед своей кончиной он получил радостную весть, что его жена родила двух мальчиков, но не успел насладиться счастьем…»

70
{"b":"162227","o":1}