ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Русское войско численностью свыше семи тысяч человек под командованием В. Б. Шереметьева находилось в это время на южных границах Русского государства по Белгородской оборонительной черте и в случае наступления польско-шляхетского войска на Украину должно было поддержать Войско Запорожское.

Раньше, 22 апреля 1654 года воевода В. Б. Шереметьев и В. Ф. Бутурлин, который в это время находился в Рильске, получили приказ русского правительства идти со всеми ратными людьми в Киев и оказывать помощь украинским казачьим полкам под началом Богдана Хмельницкого.

Из отписки В. Б. Шереметьева, В. Ф. Бутурлина и В. П. Головина царю Алексею Михайловичу, мая 18,1654.«Что по твоему государеву указу велено мне, холопу твоему Ваське с товарищи, со всеми ратными людьми, с конными и с пешими, и с нарядами, идти к Киеву… гетману Богдану Хмельницкому помогать, над польскими и литовскими людьми промышлять с ним, Богданом, вместо сообща…, а мы, холопы твои, по твоему государеву указу станем ему помогать, сколько милосердной Бог помощи подаст…»

Тем временем Хмельницкий сам отправлял казацкие полки царю в помощь.

В середине мая к гетману в Чигирин приехали два брата Золотаренко. Статные, ловкие. Старшинская одежда ладно сидела на них. Хмельницкий видел, как жена любовалась братьями, и сам с удовольствием смотрел на них. После обеда он пригласил братьев в канцелярию, где ознакомил с письмами царю. Особенно обратил внимание на второе от 17 мая 1654 года, в котором писал, что наказал нежинскому полковнику Золотаренко, «чтоб во всем, по велению твоего царского величества, исправлялся и никакие людям не чинил обиды, идучи с полком твоего царского величества Запорожским».

Хмельницкий прочитал Ивану и Василию Золотаренко последние слова и сказал:

— На большое дело идете, и не дай вам боже оступиться в этом деле, особливо против братьев-белорусов. Они ваша помощь и сила. Потому и прошу литовские города не разорять, а людям их не чинить обиды, а если сами поддадутся под его царского величества руку, то жаловать их милостью.

Долгой и поучительной для братьев Золотаренко была беседа с гетманом. О многом было переговорено. И о том, как вести себя с русскими, и как осаждать города, и как беречь своих людей — казаков. А утром чуть свет братья выехали к войску.

Определяя задачу войскам И. Н. Золотаренко, русское правительство считало, что они должны действовать в районе Северной Украины вверх по течению Днепра и Сожа, перпендикулярно движению русских сил, нанося удар польско-литовским войскам на фланге.

Осуществляя этот план, казаки И. Н. Золотаренко в середине июня 1654 года из Новгорода-Северского двинулись на Стародуб, а оттуда под Гомель. В конце июня они приступили к осаде этого города. Гомель, «место велми оборонное», защищали хорошо вооруженный двухтысячный гарнизон и крепкие оборонные сооружения. Взять его было непросто. Казаки до 11 июля четыре раза штурмовали Гомель, но приступы их были отбиты. Осажденные делали вылазки, завязывая бои с казаками. В одном из них был убит казацкий черниговский полковник Степан Побадайло.

Убедившись, что с ходу взять Гомель не удастся, Золотаренко часть своего войска оставил под стенами города, а остальных переправил на другую сторону Днепра. К 15 июля казацкие отряды Ивана Золотаренко заняли Речицу, Жлобин, Стрешен, Рогачев.

Белорусское крестьянство и низы городского населения с радостью встречали русских и украинских братьев. Они всячески помогали наступающим войскам, захватывали в плен польских панов и шляхту, громили их имения, сообщали о передвижениях польских войск.

Януш Радзивилл, гетман Литовского княжества, возглавивший военные силы Речи Посполитой в Белоруссии, писал в августе 1654 года виленскому епископу, что «недоброжелательными нашими мужиками» русские войска осведомлены о всех его действиях. А один из очевидцев шляхтичей писал в Варшаву, что «неприятель (то есть русское войско. — В. З.) здесь в этих краях берет большой перевес. Куда бы он ни пришел, везде к нему собираются мужики толпами».

Шляхетское войско вынуждено было отступить.

Еще в июле 1654 года И. Н. Золотаренко получил распоряжение русского командования идти со своими войсками под Смоленск, который только что был осажден русскими войсками. Однако он медлил. Оставлять в своем тылу хорошо укрепленный Гомель, который пока не удалось захватить, было небезопасно.

В это время положение русского войска под Оршей осложнилось. Одному из отрядов войск Радзивилла удалось здесь нанести поражение войскам Я. К. Черкасского. И 26 июля 1654 года И. Н. Золотаренко получает новое распоряжение — идти со своими войсками под Оршу.

Не имея возможности снять осаду с Гомеля, он решает отправить под Смоленск своего брата Василия с отрядом. По дороге казацкий отряд, возглавляемый Василием Золотаренко, 8 августа 1654 года принял участие в отражении вылазки ляхов из Могилева. А потом в составе армии В. П. Шереметьева воевал под Витебском.

13 августа после более чем полуторамесячной осады Гомель сдался, и казацкие части начали развивать наступление на Могилев. 29 августа они взяли Чечерск, потом Пропойск, Новый Быхов и начали осаду Старого Быхова.

2 сентября после долгой осады смоленская шляхта и духовенство подали царю Алексею Михайловичу статьи об условиях, на которых они готовы были добровольно сдать город. Смоленский воевода Обухович и полковник Корф просили прислать своих уполномоченных для переговоров. В результате переговоров, в которых с русской стороны принимали участие И. Б. и С. Ю. Милославские, А. С. Матвеев и М. Лихачев, пришли к соглашению, что Обухович, Корф и все желающие из шляхты и мещан могут покинуть город.

23 сентября царь со своей свитой и всеми 32 полками подошел к стенам Смоленска и стал против Молоховских ворот. Сколько видел глаз — блестели на солнце золотом шлемы, трепетали знамена, массы воинов покрывали все видимое поле. Здесь же возвышались бунчуки и казацкие пики отрядов И. Н. Золотаренко, вернувшихся по повелению царя под Смоленск. Впереди казацкого войска на резвых конях восседали Иван и Василий Золотаренко, честно и смело сражавшиеся плечом к плечу с русскими воинами.

А впереди всего войска, окруженный царедворцами, стоял в полном царском облачении российский самодержец Алексей Михайлович. Черты лица его выражали суровость и величие, в руках он держал массивный крест и державное яблоко.

И вот открылись кованные железом городские ворота и показались воевода и полковник, а за ними «литовские ратные люди». Головы их были склонены, знамена опущены. Тяжелым глухим шагом они подошли к государю и ударили ему челом, молча положили перед ним знамена и, повернувшись, отошли по дороге на Литву.

После того как все, кто хотел уйти, вышли из города, а кто пожелал остаться, остался в нем, царь с боярами и со всем своим воинством вошел в Смоленск, все так же торжественно держа в руках державное яблоко и крест.

Победу отмечали широко. Праздновали ее не только русские и украинские воины, но и оставшееся население Смоленска, и все начальные, и служилые, и жилецкие люди.

Царь многих жаловал своей милостью и наградами. Не оставил своим вниманием и казаков за их храбрость и отвагу. Старшину звал на обеды, а простых казаков награждал медалями.

Особой царской милостью были отмечены Иван и Василий Золотаренко, получившие от царя за храбрость города и поселения в Белоруссии.

СОЮЗ ПРОТИВ УКРАИНЫ И РОССИИ

Такого еще не было в истории Речи Посполитой. В один из последних дней сейма, проходившего в июле 1654 года в Варшаве, польский король Ян-Казимир в присутствии всех сенаторов унизился до того, что когда в зал вошел посол от вероломного крымского хана Сулейман-ага, прибывший для заключения договора против воссоединившихся Украины и России, король, презрев обычаи, поспешно поднялся со своего места и пошел к нему навстречу. При этом король снял корону и приложил по восточному обычаю руку ко лбу и сердцу, выказывая этим свою полную приверженность посланцу татарского хана.

79
{"b":"162227","o":1}