ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ясно, — донеслось с пола. «РАФ» с красными крестами по бокам выехал на окраину аула, чтобы возглавить движение колонны…

Все было так, как и предсказали на совещании в Моздоке, вскоре город заполонили толпы аккредитованных в России иностранных журналистов. Просто было удивительно, как они умудрились так оперативно сработать. Вслед за их нашествием пришла депеша из Кремля: «Не препятствовать работе СМИ и не допустить кровопролития».

Представители армии и внутренних дел выделили журналистам необходимое количество вертолетов, которые должны были сопровождать колонну с «заложниками совести» по всему периметру, и, как говорится, умыли руки.

Другое дело ФСБ, им была адресована другая депеша, за подписью главы государственной безопасности: «Не допустить проезда колонны в Москву. Террористов уничтожить, заложники не должны пострадать ни при каких условиях. Руководителем операции назначается полковник Христофоров».

— Да как же не допустить гибели заложников, — возмущался командир «Альфы», — если все они добровольцы и наверняка обвешались взрывчаткой. Как их будут спасать мои бойцы? Да эту колонну надо на хрен разбомбить, а еще лучше напалмом сжечь.

— Бушуй, не бушуй, это ничего не даст, — попытался остудить уже лично ему подчиненного полковника Христофоров. — Нужно выполнять приказ. Значит, так, летим, вначале сопровождаем, ну и по ходу думаем, как выполнить приказ и под суд не угодить.

Колонну, состоявшую из одного микроавтобуса «РАФ» и двух красно-белых «Икарусов», сопровождали пятнадцать транспортных вертолетов «Ми-8», из которых девять винтокрылых машин занимали тележурналисты, и только в шести находились бойцы ударной группы отряда «Альфа».

Штаб двигался параллельным курсом на специализированных автобусах, получая информацию с беспилотного самолета-шпиона «Шмель», который плыл высоко в небе над колонной и при помощи своей аппаратуры передавал происходящее в режиме реального времени. Никто из находящихся здесь экспертов и аналитиков не верил, что Асламбек Максуров также направляется в Москву, уж слишком коварным и опытным воякой тот был, чтобы рисковать собой. Поэтому и пытались понять, что он задумал, ведь только выяснив конечную цель террористов, можно было их переиграть.

— Что же он задумал? — бормотал под нос начальник штаба, опершись локтями в стол и вглядываясь в карту маршрута террористов. — Грозный обошел, Моздок миновал, идут без остановки километров шестьдесят-восемьдесят. Куда они стремятся?

— Новое сообщение, — возле начальника вытянулся радист. — Колонна свернула на Ставрополь.

— Ставрополь, — задумчиво повторил полковник, его лицо озарила внезапная догадка. Он взглянул на радиста и коротко скомандовал: — Быстро запрос в диспетчерскую аэропорта Ставрополя и все близлежащие аэродромы, без разницы — гражданские или военные. Сводку перемещений бортов или любые нестандартные ситуации.

Радист вернулся только через сорок минут и положил перед начальником штаба распечатки сводки.

Несколько минут полковник внимательно вчитывался в текст распечатки, потом решительно подчеркнул ногтем сообщение с военного аэродрома, находящегося на пути колонны. И тут же услышал новое сообщение от оператора визуального наблюдения.

— Колонна увеличила скорость до ста километров.

— Черт возьми! — выругался начальник штаба. Времени на раздумье не оставалось. — Срочно связь с полковником Христофоровым…

Крепко сжимая руль двумя руками, Николай Федоров замотал головой, как ошалевшая лошадь.

— Что такое? — спросил Виктор Савченко, прятаться все время не было никакой нужды, и он с Синицыным вольготно развалились в креслах, обшитых дерматином.

— Спать хочется, — широко зевнул Дядя Федор. — Девять часов за рулем, никаких сил не осталось.

Действительно, ночная езда по горным дорогам — удовольствие не из лучших. Да и потом держаться за баранку, ожидая каждую минуту выстрела снайпера, тоже энтузиазма не прибавляет.

Виктор расстегнул нагрудный карман камуфляжной куртки и вытащил небольшую пластиковую коробочку, внутри которой оказалось несколько бледно-коричневых подушечек, похожих на жевательные конфеты. Высыпав на ладонь три такие подушечки, Савченко сунул одну себе под язык, две другие отдал проводнику Синицыну и Дяде Федору.

— Положите под язык, они вкусные, с привкусом лимона и кофе, — пояснил диверсант.

— А что это? — забрасывая «подушечку» в рот, спросил Николай.

— Стимульген.

— Типа «Сиднокарба»? — продолжал интересоваться бывший морской пехотинец, вспоминая названия тонизирующих таблеток, которые выдавали разведчикам перед выходом на боевые.

— Типа того, — согласился Савченко, — только эти позабористей будут. Уже через три минуты себя почувствуешь терминатором.

— Это то, что нам надо, — закивал головой Николай. — А то чувствуется, что совсем скоро должна наступить развязка.

И тут же, как в подтверждение слов наемника, раздалась трель спутникового телефона. Федор незамедлительно включил трубку и рявкнул в микрофон:

— На проводе!

— Сейчас будет поворот налево, — из динамика донесся голос Асламбека Максурова. — Сворачивай и выжимай из своей керосинки все, что сможешь. Понял?

— Естественно, — ответил наемник, отключая телефон. Примерно через минуту он свернул влево, выезжая на дорогу, выложенную бетонными плитами.

— Вау-у, — во всю мощь своих легких рявкнул Дядя Федор, вдавливая педаль газа до упора. Стимульген начал действовать…

Сообщение, полученное от начальника штаба «Альфы», на какое-то мгновение повергло Христофорова в шок. Оказывается, ответ на ребус, загаданный террористами, был совсем рядом, только сразу разглядеть его не смогли. В десяти километрах от них находился бывший вспомогательный аэродром ВВС России. Еще в середине девяностых его сократили за недостаточностью финансирования, потом предприимчивый люд взял аэродром в аренду, дабы развивать челночный бизнес. Но соперничать с налаженными линиями оказалось весьма затруднительно, поэтому акционерное общество «Ставрополь Авиа» перебивалось случайными заработками. Например, охраной грузового самолета «Ил-76», он уже вторую неделю стоял в конце взлетной полосы. И главное требование заказчика, чтобы экипаж проживал на борту лайнера, — свидетельствовало о возможности внезапного взлета. Так даже простые смертные из семейства «новых русских» не чудят, ведь каждый день немало денег на ветер вылетает. Такое удовольствие по карману очень серьезному товарищу.

Владимир Христофоров бросился опрометью в кабину пилотов. Шестерка вертолетов со спецназом ФСБ оторвалась от общей стаи винтокрылых собратьев и, увеличив скорость, взяла курс на виднеющиеся вдали аэродромные постройки. Время было упущено, бойцы «Альфы» не успевали захватить самолет, ожидающий террористов.

Все, что можно было сделать в подобной ситуации, — это окружить взлетную полосу, на которой застыл толстопузый транспортник.

— Зачем? — не понял мрачный полковник, командир антитеррористического отряда.

— Нужно дать им возможность сесть в самолет. После того, как они попытаются взлететь, не позволить это сделать. — Владимир Христофоров начал быстро объяснять ход своих мыслей. — Заблокируем их на ВПП, и все, кранты.

— Пожалуй, это выход, — после недолгого раздумья согласился командир «Альфы» и послал двух бойцов за тягачом, чтобы потом перекрыть взлетную полосу…

— Впереди аэродром, — включив телефон, сообщил Дядя Федор. — Что дальше?

— Тарань шлагбаум, — донесся из динамика голос Асламбека Максурова. — А дальше, видишь, бело-голубой лайнер, вот и жми к нему. Это наш билет в теплые страны.

— Ладушки, — ответил Николай, отключая телефон, и, схватившись двумя руками за руль, заорал что было мочи: — Эх-хэ-хэ, разойдись, рука, размахнись, плечо. — Микроавтобус ощутимо тряхнуло, а бело-красный шлагбаум, сваренный из трехдюймовой трубы, согнуло пополам и отшвырнуло в сторону.

Белоснежная махина транспортного самолета с широкой голубой полосой по фюзеляжу стремительно приближалась…

90
{"b":"162690","o":1}