ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Именно, – подтвердил Зимогляд, поджимая губы. – Вместо того чтобы вернуться на «точку ожидания», эти двое вступили в сговор с оперуполномоченным ГУБОП подполковником Донцовым, соответственно, раскрыв свое инкогнито, что является само по себе разглашением государственной тайны. Затем привлекли в свой преступный сговор офицера диверсионного отряда Виктора Савченко. Дальше вообще идет чистый криминал – нападение на дом подпольного оружейника и, наконец, резня в поселке Озерный. Пять трупов и поджог усадьбы. Как говорится, криминала выше крыши, на два десятка «вышек» хватит.

– Так что ты предлагаешь, Степан Алексеевич, зачищать Христофорова и его помощника, а заодно милицейского сыщика и морпеха? Кстати, где Савченко?

– После выписки из госпиталя отказался от положенного отпуска и отбыл в свою часть, – замялся «особист».

– Ну, хоть здесь все слава богу, – с видимым облегчением кивнул Журавлев и прекратил выбивать пальцами барабанную дробь, после чего посмотрел на начальника «особого отдела» исподлобья. – Так что, этих троих будем зачищать? Для соблюдения служебной тайны.

– Нет, ну зачем же, – неожиданно бездушный киборг стушевался. – Христофоров и Лялькин неплохие специалисты, и их можно было бы использовать на объекте стратегического назначения в Норильске или, скажем, в Петропавловске-Камчатском. Да и милиционеру можно туда же устроить перевод.

– Ну да, как говорится, с глаз долой – из сердца вон, – задумался генерал-полковник. Отодвинув папку на край стола, продолжил: – Но давайте взглянем на эту проблему с другой стороны. Сперва оценим действия полковника Христофорова. Узнав о похищении дочери, он организовал боевую группу, действовавшую в автономном режиме, кстати. Вооружил ее, разработал операцию нейтрализации террористов, потом успешно провел. Заложница была освобождена, террористы ликвидированы, и даже был захвачен довольно интересный «язык». После чего Владимир Николаевич написал подробный рапорт-отчет. Это, так сказать, констатация факта. А теперь посмотрим положительные стороны произошедшего. Уничтожены пятеро матерых боевиков, которые спустились с гор и благополучно обосновались в Москве вовсе не для того, чтобы строить дома в столице. Второе, обозначенный выше подпольный умелец оружейник оказался просто находкой для нашей спецлаборатории. Третье, «язык» указал на возможность крупномасштабной диверсии на территории России.

На лице киборга появилось некое подобие усмешки, эта гримаса не ускользнула от взгляда Журавлева.

– Речь идет именно о возможности диверсии. Теперь наша главная задача – установить, так это или нет. Если действительно террористы готовятся, то мы получаем серьезную фору во времени. И это первый шаг к победе, – начальник «Комитета информации» достал из стола пластиковую папку и положил ее перед собой. – Теперь о подполковнике ГУБОПа Донцове, я подробно изучил его досье. Высококлассный профессионал, ко всему еще и обладающий значительным боевым опытом. Его вербовка позволит нам в случае необходимости под официальной «крышей» действовать в Москве.

На подобное заявление Зимогляд лишь неопределенно пожал плечами, дескать, вы начальник, вам виднее, кого привлекать к службе.

– Ну, а теперь перейдем к самому неприятному, к негативу произошедшего. Вот представьте себе, Степан Алексеевич, если это «дело» будет рассматривать следак военной прокуратуры, то кого он сделает главным виновником?

– Кого? – хрипло переспросил полковник, чувствуя спинным мозгом подвох со стороны вышестоящего начальника.

– Тебя, уважаемый Степан Алексеевич, – глядя на Зимогляда в упор, произнес Журавлев.

– Это почему же? – На грубом лице киборга обозначилось недоуменное выражение.

– Вы, полковник, начальник отдела внутренней безопасности «Комитета информации». Ядро комитета – это всего лишь двести с лишним человек. Нелегалы, находящиеся на оперативной службе, составляют всего десять процентов от общей массы сотрудников. Они наиболее незащищенные, так как, являясь «фантомами», не могут себя светить перед официальными органами. Соответственно, и их семьи относятся к так называемой «группе риска», и в этой ситуации «особый отдел» должен не только отслеживать утечку информации внутри «комитета», но еще и контролировать ситуацию извне, чтобы избежать подобных ситуаций. Это ясно?

– Так точно, – бросил настороженный взгляд на генерала Зимогляд.

– Что с семьей Христофорова?

– До конца месяца они пробудут в Орле у сестры Дарьи Васильевны.

– А потом?

– А потом вернутся в Москву.

– Вполне возможен рецидив конфликта, – голос генерал-полковника звучал жестко и безапелляционно, обычно так Журавлев говорил, когда при проведении операции происходил срыв и было необходимо срочно выправлять ситуацию.

Зимогляд на мгновение задумался, потом четко, по-военному, ответил:

– Зачинщики похищения на свободе, так что рецидив более чем возможен.

– Вот и решите эту задачу. Раз и навсегда. Возможностей вашего отдела хватит с лихвой, – глядя на «особиста» в упор, открытым текстом сказал Журавлев, как говорится, «без комментариев»…

Георгий Майсурадзе, двадцатипятилетний оболтус, внешне мало походил на грузина. Высокий, белокожий, с коротко стриженными рыжими редковатыми волосами, едва прикрывающими плешь на макушке, он разговаривал без малейшего акцента. Еще бы, москвич в третьем поколении. Впрочем, и уголовник он был также в третьем поколении. Его дед Мишуко промышлял квартирными кражами и свою жизнь закончил в далекой Салехардской зоне, скончавшись от туберкулеза. Отец Давид был одним из лучших катал Советского Союза, он не дотянул полгода до сорока лет. Какой-то буйный сибиряк-нефтяник во время игры проломил ему череп бутылкой из-под шампанского.

Георгий, который предпочитал называться на местный манер Гошей, не пошел ни в деда, ни в отца. Отсидев по молодости три года за хулиганство, он пришел к выводу, что чалкина деревня не его судьба. И вместо квартирных краж и шулерства определил себе сладкую нишу сутенера. А что, всегда с деньгами, в тепле и бабы, мягко говоря, под рукой. Для того чтобы вовсе ни о чем не переживать, Гоша ушел под «крышу» чеченца Рамзана Мебеджиева по прозвищу Кровник. Прозвище говорило само за себя. Рамзан часто вызывал из Чечни боевиков, чтобы те разбирались с конкурентами или обидчиками. Репутация дороже любых денег, и с Рамзаном старались не связываться. Уютная «крыша» дала Майсурадзе не только спокойную жизнь, но и новые обязанности. Теперь сутенеру приходилось один раз в несколько месяцев отправлять девушек в Турцию и Эмираты, где у Кровника были публичные дома. И ко всему еще пришлось создавать сеть распространителей «экстази» для дискотек и ночных клубов.

Впрочем, новые обязанности ему были не в тягость. Москву буквально распирало от наплыва молодых наивных провинциалок. Перли, что лосось на нерест, только успевай выбирать погрудастей да пожопистей, тех, что так заводят арабов. А торговля «экстази» позволяла быть все время в центре постоянного внимания гламурной тусовки и считать себя едва ли не самым популярным мэном. Жизнь прекрасна, только недавно до сих пор безоблачный небосвод счастья заволокли тучи неприятностей. И дернул же его черт связаться с местной фурией Олькой, что, периферийных девок не хватало? Идиотка оказалась борцом за здоровый образ жизни и утопила в унитазе колес на пятьдесят штук «зелени». Хорошо, что эту проблему взялся решать лично Кровник, а то тяжело пришлось бы ему.

Остановив свой «Понтиак» на стоянке, Гоша хлопнул дверцей и в предвкушении удовольствия посмотрел на сверкающий разноцветными огнями ночной клуб «Пирамида». Сегодня сутенер собирался оттянуться по полной программе.

Неожиданно на лицо молодого мужчины накатила тень непонятного животного страха. Георгий на мгновение остановился, пытаясь определить природу этого ощущения, и тут же все понял. Некоторое время назад Рамзан привез группу молодых чеченцев, которые гуляли в ночных клубах, а заодно знакомились с географией города и потихоньку привыкали к цивильной жизни. Четыре дня назад Мебеджиев уехал в Ростов по делам, а Гоше велел развлекать гостей, которых в город должен был привозить его водитель. Но за это время ни водитель, ни гости Кровника не появились в Москве. Их мобильники не отвечали. Это настораживало, если учесть, что эти абреки охраняли похищенную Ольгу.

11
{"b":"162693","o":1}