ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Едва стало известно о нападении на лагерь секретного отряда «Скарабей», сразу же включился план «Апач», суть которого заключалась в экстренном уничтожении лагеря и сокрытии всех улик его принадлежности к оккупационным войскам.

Как только сигнал «Апач» поступил на курсирующий в Персидском заливе эсминец «Чэндлер», с него тут же стартовала крылатая ракета «Томагавк»…

Длинная черная сигара угодила в центр лагеря. Над пальмами взметнулся высоченный огненный куст взрыва, ударная волна, как спички, ломала толстые стволы пальм.

Но это еще был не конец светового шоу. Вскоре над уничтоженным лагерем появилась пара истребителей-бомбардировщиков «Ф-16». Остроносые реактивные самолеты, спикировав на развалины лагеря, синхронно сбросили две продолговатые колбы зажигательных баков.

Напалм вспыхнул яркой оранжевой стеной, пожирающей все на своем пути. Полторы тысячи градусов легко плавили песок, превращая его в монолит. Теперь не осталось никаких доказательств принадлежности убийц к оккупантам…

Глава 3. Рывок через границу

Представитель питерского УФСБ был лет на семь моложе Христофорова, хотя и в одном с ним звании. Во всей его внешности чувствовалась уверенность в себе и ощущалась прыть, по всей видимости, он был из породы победителей, тех, кто всегда добивается положительного результата в любом порученном ему задании. Прикрепленный к группе Владимира, он быстро вник в курс дела и уже к вечеру развил настолько бурную сыскную деятельность, что из вспомогательного звена стал основным.

Сейчас, сидя в салоне «комитетского» «Мицубиси», он не спеша затягивался «Парламентом» и докладывал московскому гостю:

– В общем, если честно говорить, то сильно вы нам удружили. Гиви, он же Арбитр, уже не один год сидит у всего Управления в печенках. Вся контрабанда идет в область и дальше через него. Крестный отец, мать его.

– Чего же раньше не прижучили? – бесстрастным голосом поинтересовался Христофоров, хотя ответ знал заранее. Сам когда-то работал по подобной публике.

– У него все схвачено, – горестно вздохнул питерец. – Вор в законе из новых, бывший цеховик. Воровскую корону купил, имеет обширные связи в высших эшелонах власти и бизнеса. А самое главное – умеет, шельма, обзаводиться новыми покровителями. Скользкий, как налим, потому и всех устраивает. Любые споры зовут его разбирать.

– Потому и кличут Арбитром? – с усмешкой уточнил Владимир.

– Вот-вот, – оживился чекист. – Но теперь все, кранты гаду, как только возьмем за жабры, все его окружение если не разбежится, то в ил зароется по самое не хочу. Главное, Москва дала отмашку на захват.

– Честно говоря, нам сейчас не до вашего «лаврушника», другая задача поставлена.

– Вот я к тому и веду. Когда начальство приказало вам оказать помощь, я распорядился своим операм «околпачить» вашего Анзора, а вот он-то как раз и привел к Гиви. Видимо, серьезное у них дело, если сам Арбитр забегал, как будто ему под хвостом скипидаром намазали. В течение двух суток три раза мотался в сторону Нарвского водохранилища, встречался с местными жителями, босяками, промышляющими «контрабасом», значит, думаю, действительно у них что-то серьезное намечается.

«Еще бы не серьезное, ядерный фугас – это даже не тонна героина», – ухмыльнулся недобро про себя Христофоров, но озвучивать свою мысль не стал. Собеседник хоть и свой брат-чекист, но допуска к этой информации не имел.

– В общем, суета сует. Но «окно» они подготовили основательное, – между тем продолжил питерский полковник. – Думаю, не сегодня-завтра рывок через границу устроят. Но мы тоже основательно подготовились. Так что не сомневайтесь, не соскочат. Возьмем по всем правилам Уголовно-процессуального кодекса.

– Помощь нужна? – осведомился Христофоров.

– Нет, не нужна. Начальство раскошелилось, выделило от своих щедрот региональную группу захвата. Плюс два взвода спецназа из пограничного отряда. Этих мы выставим в оцепление, чтобы во время операции не толкались задницами.

– Это хорошо, – внимательно выслушав полковника, сказал Владимир. – Действовать предельно жестко. – На мгновение задумался: ставить ли задачу по открытию огня и если да, то не будет ли при этом поврежден пулями ядерный заряд. Вовремя вспомнив тактико-технические данные боеприпаса, сообразил, что автоматные пули не смогут повредить титановый пенал, в который упакован фугас. – В общем, при малейшей попытке оказать сопротивление разрешается открывать огонь на поражение. Преступники значения не имеют, главное – захватить груз неповрежденным.

– Без вопросов, – широко улыбнулся полковник.

Парням из группы захвата развязали руки. Ну уж очень они не любят, когда бандиты их встречают автоматным огнем, а начальство требует брать отморозков живыми. Теперь все выходило вроде как по справедливости…

В нескольких сотнях километров от оперативников госбезопасности также проходила подготовка только к нелегальному переходу границы.

Встав на рижском рейде, яхта «Жемчужина Балтики» спустила на воду легкий моторный катер, который доставил на берег Дюка Ларрсена.

Во второй половине дня бывший прогулочный катер содрогнулся от залихватских песен Верки Сердючки, усиленных во много крат динамиками. Началась крутая вечеринка.

Алкоголь лился рекой, девицы вовсю «гудели» с экипажем. Жмотистые латыши во главе с капитаном веселились на халявную выпивку.

К вечеру моторный катер доставил на борт «Жемчужины» группу высших чинов таможни порта, и веселье закипело с новой силой. А когда на Ригу ночь опустила свое черное одеяло с блеском далеких звезд, яхта озарилась десятками разноцветных фейерверков, и в небо понеслись яркие букеты салютов.

Музыка гремела все громче, но все же не могла заглушить радостный женский визг. Вскоре пьяный загул плавно трансформировался в не менее пьяную оргию…

Голова болела, боль была настолько невыносимой, что не было сил поднять веки. Казалось, что выпадут глазные яблоки. Тем не менее пришлось себя подбодрить и перебороть. Рядом кто-то неприятно дул в ухо.

Астра осторожно открыла глаза и огляделась по сторонам. Она лежала на широкой постели совершенно голая, рядом сопел такой же голый капитан яхты, выдувая слюнявыми губами во всю мощь легких сонную элегию. В ногах примостился старший таможенный инспектор, выставив кверху тощий и дряблый зад.

– Свиньи, – искривив свои пухлые губки, буркнула блондинка. Набравшись душевных сил, она сползла с кровати и, страдальчески морщась, подошла к тумбочке и из верхнего ящика достала упаковку «алказельтцера». Бросила несколько таблеток в стакан, залила доверху водой и стала дожидаться, когда лекарство полностью растворится.

Облегчение наступило через несколько минут, когда Астра стояла под тугими струями душа. Насухо вытершись, девушка набросила на себя махровый халат и, грозно глянув на спящих пьяным сном кавалеров, вышла из каюты.

На палубе хозяйничал свежий утренний бриз. Подставив лицо восходящему солнцу, Астра с наслаждением вдохнула полной грудью насыщенный морской солью и йодом воздух и, к своему недовольству, уловила в нем примесь табака и ментола.

– Привет, крошка, – неподалеку от блондинки у самого борта стояла огнегривая Гвоздика, зажимая между пальцами длинную сигарету. Ее пышные формы лишь формально скрывал короткий шелковый халат с огромными алыми маками.

– Привет, – вяло откликнулась Астра, а про себя подумала с невольной завистью: «Вот же кобыла, пьет как лошадь, трахается как течная сука, а наутро свежая, как силиконовая кукла».

Обычно «гербарий» устраивал подобного рода «праздники» после каждой проведенной акции, а в этот раз Папик посулил им «вольную» с солидным «приданым». И девушки решили, как только все будет закончено, они сразу же разбегутся, чтобы больше никогда не увидеться.

– Паршиво? – без особого участия то ли поинтересовалась, то ли констатировала факт Гвоздика.

– А-а, – отмахнулась Астра, – терпимо.

30
{"b":"162693","o":1}