ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Нечего было «ерша» мутить, тем более с джином.

– Тебя забыла спросить, – окрысилась блондинка.

Ей сейчас больше всего хотелось впиться в холеную физиономию рыжей, вырвать ей горло или хотя бы выдавить глаза. Но бросаться Астра не торопилась, она не один раз спарринговала с Гвоздикой, но ни разу не смогла ее одолеть. Тренировались вроде бы одинаково, а все равно победить ее ни разу не удалось. Скорее всего загадка скрывалась в начальной подготовке: одна была пистолетчица, человек интеллигентный, зальной, то есть тирной, специфики, а другая – скаковая лошадь, привыкшая гонять десятки километров, да еще с грузом.

Неожиданно ярость Астры обратилась к другому объекту.

– Хелло, девчонки, – на палубу вплыли две фигуры в прозрачных пеньюарах. Фиалка обнимала Ромашку за выпуклые ягодицы, пышка положила голову на плечо своей подруги.

– Мы не сестры, мы не панки, мы подружки-лесбиянки, – сквозь зубы прошипела блондинка и зло сплюнула под ноги.

– Заткнись, сука! – зло крикнула Фиалка, и ее лицо исказила гримаса бешенства.

– Сука от природы, но не извращенка с комплексом неполноценности, – с вызовом парировала Астра.

– Сейчас ты будешь физически неполноценной, – рявкнула биатлонистка и, оттолкнув упругую попку Ромашки, резко развернулась, одновременно сгибая ноги в коленях и готовясь к прыжку.

Но неожиданно между девушками встала монументальная фигура Гвоздики.

– Ну вы еще подеритесь, горячие финские фройляйн, – рыжая тряхнула своей огненной гривой, давая понять обеим сторонам, что вполне в состоянии в одиночку не допустить потасовки.

Ни одна из забияк не решилась на схватку, зато огнегривая Гвоздика уже завелась:

– Через несколько дней мы расстанемся навсегда. Потом, спустя много лет, возможно, мы будем вспоминать эти дни с глубокой тоской, и не стоит допускать, чтобы то сокровенное, что было между нами, испортила память о вырванных клоках волос и расцарапанных мордах. Не так уж долго осталось нам терпеть друг друга, поэтому не стоит направлять злость против своих. У нас и без того достаточно врагов.

Гвоздика боковым зрением уловила, как ослабло напряжение в мышцах Астры, Фиалку она видеть не могла, но догадывалась, что и бесцветная биатлонистка остыла.

«Все-таки японская философия вкупе с современной психологией позволяет творить чудеса с человеческим материалом», – подумала девушка и, чтобы закрепить свою победу, добавила:

– Пока мужики дрыхнут, пускают слюни, предлагаю поправить здоровье.

– Чем? – буркнула блондинка. – Эти халявщики выжрали даже пиво.

– Не переживай, – подмигнула Гвоздика. – Я с вечера спрятала бутылку коньяка.

– Вау-у, – радостно загалдели девушки.

– Нужно позвать Бегонию, – вспомнила до сих пор молчавшая Ромашка.

– А где она, кстати? – вскинулась Гвоздика.

– В кубрике, – со смехом сказала Фиалка. – Всю ночь насиловала матросов, только под утро угомонилась.

Сказанное вполне могло быть правдой, кубрик экипажа располагался прямо под каютой поклонниц однополой любви.

– Что ж, придется ее побеспокоить, коньяка всего пятьсот граммов, и это не та доза, чтобы опоздавшим оставлять долю, – хмыкнула Гвоздика, потом подмигнула Ромашке и попросила: – Слушай, солнышко, позови нашу шоколадную принцессу. Нет времени ждать ее, после обеда мы должны сиять, как рождественские игрушки…

Во второй половине дня «Жемчужина Балтики» вошла в порт и мягко причалила к бетонному пирсу, обложенному старыми автомобильными покрышками.

С пришвартовавшегося судна на берег спустили сходни, по которым спустились начальник таможни и старший таможенный инспектор. Процедура досмотра была удачно завершена.

Вслед за таможенниками на берег сошли пять элегантно одетых молодых женщин. Тут же подъехал микроавтобус, в который четверка матросов загрузила большой сверток.

– На эстонской границе вам обеспечен «зеленый коридор», ну, а дальше вы сами знаете, что делать, – по-русски негромко проговорил начальник портовой таможни, украдкой поцеловав Гвоздику в оголенное плечо.

– О, да, дорогой, – не глядя на мужчину, томно произнесла монументальная женщина…

– Кажется, начинается, – проговорил свистящим шепотом питерский чекист, когда мимо их укрытия промчались «Ленд Крузер» и миниатюрный грузовичок «Газель» с укрытым тентом кузовом. Машины свернули с трассы на грунтовую дорогу.

Несмотря на то что места здешние были едва ли не центром Европы, вокруг царила глухомань, густо заросшие лесные массивы, испещренные болотными топями. Прямо настоящая сибирская глушь.

– Я смотрю, братва себя здесь чувствует как дома, несмотря на то что это пограничная зона, – недовольно произнес Христофоров, наблюдая за удаляющимися габаритными огнями.

– А что тут поделаешь, – неожиданно стал оправдываться представитель питерского УФСБ. – Президент хоть и сказал, что границу нужно охранять по-современному, а не как во времена Карацупы и Джульбарса, только граница у нас по периметру бесконечная. И сейчас ее облагораживают по-современному, где наиболее опасно или где вовсе не было. А здесь что, центр Европы, цивилизация, ну, подумаешь, НАТО свои щупальца сюда дотянуло, так вроде же не враги теперь. Короче говоря, временные трудности, а несознательный элемент пользуется моментом. Но ничего, сегодня кой-кому мы соли под хвост насыплем.

«Все верно, сегодня насыплем», – мысленно согласился с напарником Владимир Николаевич. Он уже ознакомился с географией места предстоящей операции. Район действительно глухой и болотистый, но контрабандисты народ сообразительный. Соорудили через топкие места гать, по которой могли передвигаться быстро и мобильно легковые автомобили. Кроме того, гать была хорошо замаскирована, обеспечивая скрытность при воздушном патрулировании.

По данным питерских оперативников, которые выслеживали Анзора и Гиви, выходило, что последние два дня гать значительно усиливали, это было лишнее подтверждение того, что фугас повезут именно здесь…

Ждать пришлось почти час, наконец чекисты увидели приближающиеся узкие лучи белого света.

Вскоре оба офицера смогли разглядеть плоскомордый грузовик «ГАЗ-66», машину, специально разработанную для частей ВДВ, а потому обладающую высокой проходимостью и приличной скоростью. Сущая находка для контрабандистов.

Грузовик наконец съехал с гати и остановился возле «Ленд Крузера», из его кабины легко выпрыгнул человек в длинной мешковатой куртке и мятой панаме. Навстречу ему из джипа выбрался грузный мужчина, он смешно переваливался на ходу, напоминая неуклюжего пингвина. Двое контрабандистов обнялись как старые друзья после долгой разлуки.

– Ну, что, я думаю, больше гостей не будет. Можем брать? – спросил питерский чекист, вопросительно глянув на Христофорова.

А Владимир в этот момент вспомнил информацию из Германии, где действовали великолепные стрелки с мощным бронебойным оружием. В случае какой-либо накладки эти стрелки могут принести много горя в семьи питерских чекистов.

– Ты своих бойцов предупредил, чтобы в случае попытки сопротивления открывали мгновенный огонь на поражение? Чтобы потом не было похоронных салютов?

– Конечно, предупредил, все будет в порядке, – последовал твердый ответ.

– Тогда с богом.

Полковник поднес ко рту рацию и четко скомандовал:

– Начали.

В ту же секунду со страшным грохотом над поляной взорвался ярко-белый огненный шар; все, кто находился возле машины, попадали. Следом по периметру взметнулась земля, и как призраки неизвестно откуда появились бойцы отряда ФСБ «Гром». Все было закончено спустя несколько секунд, рация в салоне внедорожника Христофорова ожила, и командир группы захвата бодро доложил:

– Все чисто.

– Никто не оказал сопротивления? – спросил полковник.

– Не успели, обделались с перепугу, – последовал ответ, прерываемый сдержанным смехом.

– Ну что, поехали посмотрим, чего в невод нам угодило, – предложил питерский оперативник, обращаясь к Христофорову.

31
{"b":"162693","o":1}