ЛитМир - Электронная Библиотека

– Теперь следует определиться, как нам действовать дальше.

– Здесь будем сидеть, хватит, уже надействовались, – вдруг смело заявил Брюс Матерсон. Капитана вполне можно было понять, военный юрист не должен воевать, подвергая свою жизнь смертельной опасности. Его задача – следить за законностью. – Сколько уже людей потеряли, – зло скривился он.

– Не думаю, что полное бездействие – это выход, – не согласился с Матерсоном Кацц. – Сепаратисты, после того как подбитая техника догорит, могут прочесать округу. А нам не выиграть бой с ними.

– К тому же американские летчики, поднятые по тревоге, наткнувшись на место недавнего боя, хорошенько все причешут из пушек и пулеметов, – поддержал израильтянина Родион, это тоже было сущей правдой. Американские пилоты ударных вертолетов и штурмовиков не особо утруждали себя в выборе целей, поэтому во время воздушных ударов в «битве за Косово» куда большие потери несли косовские беженцы, чем югославские армия и полиция.

После такого заявления над «военным советом» повисла гнетущая тишина. Трое оставшихся в живых американских военнослужащих не хотели умирать от скорых на расправу соплеменников.

– Нам нужно выйти к ближайшему населенному пункту и связаться по телефонной связи с командованием. Это будет куда быстрее, чем сидеть сложа руки в ожидании, когда нас найдут, – стараясь сохранить свое лидерство, проговорила Флетчер, и ей никто не возражал. Из накладного кармана своего бронежилета полковник извлекла черный прямоугольник приемника спутникового позиционирования. Несколько минут Каролина колдовала над G-P-S, потом вскинула голову и объявила: – Тут рядом в семи километрах прямо у подножия горы есть сербское село, туда мы и пойдем.

Выбравшись из своего укрытия, американские военные вместе с международными наблюдателями короткими перебежками, укрываясь за росшими по склону горы деревьями, стали удаляться от места сепаратистской засады.

Отойдя с полкилометра, группа дальше двинулась уже в обычном порядке разведывательного патруля. Впереди, как наиболее подготовленный для таких ситуаций, шел Хейб, в небольшом отдалении от него следовали остальные.

Первой, повесив на правое плечо штурмовую винтовку, шла Флетчер. Бредущий позади юрист Матерсон не имел автоматического оружия, только армейский самозарядный пистолет, который он еще ни разу не доставал из кобуры. В этом пешем походе капитан Брюс Матерсон чувствовал себя не очень уютно, боевая обстановка не придавала ему энтузиазма. Он то и дело останавливался и пугливо оглядывался по сторонам, при этом мешая тем, кто шел за ним.

Крутов свой «М-16» держал в руках, предварительно дослав патрон в патронник и сняв оружие с предохранителя. В таком положении Родион был готов мгновенно открыть огонь.

Так же держал югославский «калашников» и Кацц. Невысокому израильтянину выпало замыкать группу. Двигался он профессионально, совершенно бесшумно. Время от времени Моше замедлял шаг и, приседая на левое колено, оглядывался, проверяя, не преследуют ли их.

Двигаться по пологому склону горы было довольно легко. Таким образом прошли около трех километров, пока дозорный Хейб не наткнулся на гигантский оползень. Часть горы, подмытая подземными водами, осела в недра земли, образовав тридцатиметровый обрыв.

– Проклятье, – выругалась Каролина и даже топнула ногой в бессильной злобе. Сегодня явно был не ее день.

– Нужно идти вдоль этого обрыва, – особо не настаивая, предложил капитан Матерсон.

– И мы удалимся от населенного пункта на добрый десяток миль, – с трудом сдерживая свой гнев, вскипела Флетчер. Все ее попытки связаться с командованием до того момента, как штаб KFOR оглушит своим ревом сигнал боевой тревоги, были тщетными. Против коварных выбрыков судьбы не попрешь.

– Можно попытаться спуститься вон по тем ступеням, – предложил рядовой Хейб, указывая на волнообразные отвалы земли, образующие по краям обрыва гигантские двух-трехметровые спускающиеся вниз ступени.

– Не стоит рисковать, – проговорил до сих пор молчавший Крутов. – Почва там рыхлая, стоит только ступить на одну из этих ступеней, как она тут же обвалится и со скоростью водопада понесется вниз. После такого «катания» костей не соберем.

– Откуда вы такой умный взялись? – совершенно неожиданно окрысился на русского Брюс Матерсон. – Стреляете, как Джон Вейн, по лесу перемещаетесь, как Рембо, и даже в оползнях разбираетесь, как профессиональный альпинист. Кто вы, мистер Зорге?

Намек был более чем прозрачный. Крутов поставил свою штурмовую винтовку на предохранитель, чтобы, не дай бог, в чем коварном не заподозрили, и обвел задумчивым взглядом собравшихся. Хейб, под впечатлением от недавно произошедшего, смотрел на него настороженно, даже с долей испуга. Брюс Матерсон, напротив, даже не пытался скрывать свою злость, в глазах Каролины Флетчер отражалась горечь размышлений. И только в зрачках Кацца прыгали бесовские искры, «рыбак рыбака видит издалека», в данном случае поговорка себя оправдывала. Бывший спецназовец Моше опознал в русском собрата по военному ремеслу. Крутов действительно стрелял, как легендарный американец, оружие держал на манер английских коммандос (без ремня, в руках) и даже по лесу двигался, как по воздуху летел. Но главное, что выдавало в Родионе диверсанта, – быстрота мышления и решительность действий. Так было и на базе «Ярова Застава», и то же самое произошло, когда потребовалось поджечь перевернутый «Хаммер».

Конец ознакомительного фрагмента. Полный текст доступен на www.litres.ru

15
{"b":"162696","o":1}