ЛитМир - Электронная Библиотека

Когда он дошел до нас высказался, правда сквозь зубы о задохликах, которых придется тащить на своем горбу, так как надежды на нашу физическую подготовку у него нет. Показательным примером была принцесса, одевшая на себя волочащуюся по снегу меховую шубу.

Принцесса покраснела, собираясь разразиться гневной тирадой, но вытянувшийся в струнку сержант, крутанувшись на месте, бегом унесся к приближавшемуся капитану с докладом.

— Вольно бойцы! Вам выпала первая стража, во время нашего пути! Удвоить бдительность, в первую очередь в колонне полно балласта, ни черта, не смыслящего в боевых столкновениях! — капитан встал посреди выстроенных шеренг. — На вас ложится не сколько защитная, сколько обязанность поднять тревогу, чтобы никто не смог напасть на лагерь внезапно! Не важно, то люди, волки или иные существа. Сержант заканчивайте развод.

— СМИ-И-И-ИРНО! НА-А-АПРА-АВО! ШАГО-О-М МАРШ!

Выстроенные шеренги повернулись как единое существо, в пару движений перестроившись в пеший строй. Не знавшие строевой подготовки адепты младших курсов заметались как испуганные птицы в клетке. Краем глаза я заметил как капитан, глядя на суету, поморщился. А лицо сержанта напоминало спелый, свирепого вида помидор, если кому-то удастся представить себе это лицо.

Каждые десять минут лагерь обходился по двум кругам. Малому охранному, и большому тоже охранному, но игравшему роль первой линии обороны, точнее, первой линии подачи тревоги.

Спутник планеты Луноликий брат Светоликого (как называли в этом мире луну и солнце), светил серебристым светом делая поле нестерпимо красивой равниной засыпанной мириадами сверкающих драгоценных камней.

Как любят говорить живые, это поле пахло «смертью». Дело в том, что глубоко под землей, не менее чем в двадцати-тридцати метрах, лежало большое количество мертвецов. Если судить по армии привидений выстроенных в боевые порядки, слегка просвечивающие в свете луны…

— Чо замер, салага?

Видя, что я остановился ко мне подошел молодой, чуть старше Олеса стражник, и хлопнул по плечу, выводя из задумчивости.

— Любуюсь.

Принцесса, которую заставили переодеться, посмотрела на заснеженное поле и произнесла:

— И в правду красиво, свет Луноликого так и играет на снегу.

— Да я не на это, — я покачал головой и пояснил: — На поле две армии выстраивают свои полки, чтобы снова сыграть древнюю битву, которую призраки повторяют каждое полнолуние в течение многих сотен лет.

Судя по тому, как вытянулись лица, такого ответа не ожидал никто, однако все тут же бросились рассматривать заснеженное поле.

— Нич-че не вижу! — сплюнул солдат, и поднял воткнутый в снег факел.

— Могу показать.

— В смысле?

Я активировал браслет, кстати, скоро придется его сдавать в ремонт, так как изделие рассчитывалось на смертных магов, хоть и владеющих магией моего рода, но они бы от той концентрации старели бы в день как за год. Перед нашим патрулем появилась прозрачная пластина два на два, закрывая часть поля, и теперь ахнули все. Старший патруля длинно и витиевато выругался, заставив принцессу сравниться цветом со своей новой шубой. Она кстати была в тонкой красной шубе, с меховой окантовкой, и пушистым воротником, и точно такой же шапкой. С кем-то она у меня ассоциировалась, вот только припомнить не могу…

— Доспехи миранийской эпохи!

— Обалдеть! — Саларат потыкал пальцем иллюзию. — Капрал, наш полковой маг и тот не смог такую иллюзию забабахать, а тут какой-то шкет!

Бах! Тяжелая рука капрала приголубила любителя нецензурной брани, со словами:

— Сал, еще раз выразишься при ее высочестве, я лично тебя вздерну как оскорбившем корону, и буду прав!

Из снега выполз Саларат, до которого только сейчас дошло, что в отряде не только дама, но и младшая дочь императора. Тут же бросившийся просить прощения, принцесса же просто отмахнулась, заворожено смотря на иллюзию. Я отошел немного в сторону, чтобы лучше видеть, иллюзия мне не нужна, чтобы видеть само действо.

Призраки словно ждавшие, а может быть, так оно и было, начали атаку. Звук трубящего горна был слышен только мне. Баталия набирала свой ход, вскоре нас догнал второй патруль, между капралами произошла ругань, после чего мы отправились дальше, точнее попытались. Патрульные прежнего патруля тоже засмотрелись иллюзией, и теперь ни в какую не хотели меня отпускать, в итоге они выпнули какого-то «салагу» со второго курса в мой патруль. Я же пообещал капралу записать всю баталию…

Ситуация повторилась через полчаса, и через полчаса…

В итоге я первую свою патрульную службу проработал создателем иллюзий. Бой закончился с первым лучом восходящего солнца… Светлоликого.

«Ну, никак не привыкну к тому, как они именуют солнце и луну, непривычно мне».

Меня как героя почетно проводили в лагерь, сунули в руки деревянную тарелку с горячей мясной похлебкой и хлеб. Пока я ел, вокруг костра собрались остальные патрули первой смены, всем хотелось посмотреть то, что не удалось, из-за обхода территории.

Как оказалось, капитан был в курсе, так как раздал массовикам-затейникам за нарушение устава караульной службы отческие подзатыльники, и сам присоединился к просмотру.

«Еще одна непонятная черта смертных!»

Во время просмотра я узнал много нового о построении древних полков, вооружении солдат. Какую роль играет в бою конница, и многое другое… Особенно сухими и емкими были комментарии капитана. Он кстати достал из кошелька с монетами пустой кристалл, попросил копию иллюзии, как потом пояснил для наглядного пособия, как себе, так и солдатам своего полка.

Как я потом узнал данная иллюзия, потом вошла в обязательный курс, который проходили все командиры отрядов, с наглядным описанием всех ошибок и гениальных ходов древних армий.

«Вот так маленькая крошка алмаза, вписывается в узор истории».

Когда я подошел к саням, моему взору предстала любопытная картина. Принцесса притащила с собой кого-то и теперь пыталась выгнать нас из саней, хотя не совсем всех, меня зачем-то решили оставить… Причем принцесса оказалась не одной такой. Тиалль заметив мое появление, пролила свет на перепалку. Как оказалось мое ночное приключение в патруле, а так же «фильм» расписанный ее подружками, оказалось большой щепоткой соли на рану скуки в душах адептов.

Проблему решил подошедший капитан, запихнув нас в сани, и принцессу, на свободное место. Остальные были посланы на дальний хутор, так как пересадка была запрещена, из-за того что тогда приходилось переписывать списки охраняемых! Лишняя работа, и делать ее из-за прихоти адептов никто не собирался.

На второй части просмотра кинофильма я уснул. Меня бесцеремонно разбудили, когда фильм кончился, пришлось запускать последний. На просьбу отдать кристалл с иллюзиями, чтобы больше не будить, были предупреждены, что тогда не только просмотра, вообще ничего не дождутся.

Ага, потом кристаллов недосчитаешься, они у меня в единичном числе, и не копируются, отче предусмотрел хорошую защиту, особенно радовало то, что никто кроме меня ими не воспользуется. Но говорить живым бесполезно, в своей алчности и неверии они, переплюнут даже богов.

Поле третьей части растормошить меня не удалось, попытка пощупать карманы плаща оказались безуспешными.

Когда я проснулся во время остановки колонны на обед, меня сверлили семь пар злобных и возмущенных глаз. Изобразив вежливую улыбку, я вылез.

Колонна остановилась посредине деревушки, служившей перевалочным пунктом многих караванных путей. Потому местные к такому объему знати были привычными, и посему большинство не высовывалось на улицу, чтоб случайно не попасть на глаза. Дворяне они разные бывают.

Придорожная таверна оказалась уже забитой адептами и солдатней, как это любят сравнивать авторы многих книг: «яблоку негде было упасть».

Заметив меня, капрал из ночной смены, распихав своих позвал меня к себе за стол. Подозвав полового, я сделал заказ.

31
{"b":"162733","o":1}