ЛитМир - Электронная Библиотека

– А там что было?

– Четверки, – презрительно сказала Альбина.

– Какая глупость! – не удержалась Люба. – Он кому-нибудь жаловался? В школе должен быть психолог!

– Я не знаю. Отпустите меня. Я вам все сказала.

– Что ж, иди. Да! Я же обещала довезти тебя до метро!

– Я сама добегу! В магазин заскочу! Хлеба надо купить! – Альбина открыла дверцу.

– Как мне с тобой связаться?

– Пишите в блог!

Девушка выскочила из машины и торопливо нырнула в стеклянные двери, из которых тянуло ароматным теплом. На первом этаже была булочная, хлеб пекли тут же. Минута – и сутулая худышка скрылась из виду. Люба легко могла бы ее догнать, но зачем? Она узнала все, что хотела. И все еще больше запуталось. Кого хотели убить? Славу, Юлю или Свету? Или никого конкретно? Да, довели до самоубийства впечатлительных подростков. Психологический эксперимент. Может, кто-то еще пишет докторскую? Играет на чувствах людей, чтобы доказать какую-то свою теорию. Этот человек, безусловно, преступник, и… у него нет сердца. Ведь это же дети!

Почему Слава и Света учились в одной школе, а Юля на другом конце Москвы? Опять-таки случайность? Или за этим что-то кроется?

«Все всерьез, – подумала Люба. – И мне нужно в этом разобраться. Детей надо спасать».

Свидание вслепую

Видимо, Самохвалов всерьез собрался выдать ее замуж. Уже на следующий день раздался телефонный звонок:

– Люба, я все придумал. У меня через неделю день рождения.

– Поздравляю.

– Заранее не поздравляют, примета плохая. Предлагаю посидеть в ресторане: ты, я, он и Люська Иванова.

– Постой… А при чем здесь она?

– Потому что ты с ним, я с тобой, но вроде как с ней, – терпеливо пояснил Стас. – Два мужика, две бабы, что тут непонятного? Нормальный рас-клад.

– А почему именно Людмила? Она же замужем! И потом: кто она тебе, чтобы идти на твой день рождения в сомнительный кабак?

– Кабак будет хороший, – заверил Стас, – мне теперь зарплата позволяет. А Люська потому, что она звезда. Я обещал приятелю познакомить его с настоящей звездой.

– А я думала, со мной, – ехидно сказала Люба.

– С тобой само собой. Ты только оденься как человек. Маникюр сделай.

– У меня ногти всегда в порядке, – обиделась она. – И одеваюсь я хорошо.

– Не цепляйся к словам. Я тебе даю совет, как мужчина.

– И что ты мне, как мужчина, посоветуешь надеть?

– Что-нибудь сексуальное. Не как обычно.

– Мне сорок с… неважно сколько. Для мини я старовата.

– У тебя неплохая фигура. – Он так и сказал: неплохая. – А недостатки можно скрыть. Ноги у тебя не очень, так что мини не стоит, отпугнешь мужика. А вот грудь ничего. Пожалуй, это самое удачное место на твоем теле. На нее и лови. Лифчик купи на косточках, а еще лучше – корсет.

– Ты так хорошо разбираешься в женских нарядах?!

– Уж сколько я их расстегнул, этих лифчиков-корсетов. – Стас притворно вздохнул. Люба разозлилась: выставляется. – Ты все поняла?

После того как Стас разобрал ее «неплохую фигуру» по косточкам, Любе захотелось его убить. Каждая женщина прекрасно знает свои недостатки, но предпочитает, чтобы мужчина, даже если он просто друг, говорил о ее достоинствах.

– Значит, так: я обеспечиваю жениха, ты – звезду, – подвел итог Стас. – Счет пополам.

– Это же твой день рождения! – возмутилась она.

– А это твой мне подарок: половина счета. Хорошие кабаки недешевы. В семь тебя устроит?

– Меня – да, но вот Люся…

– Это твои проблемы, – сказал Стас и дал отбой.

Его хамство было беспредельно: обеспечь мне звезду в семь часов вечера. Сними с хмельного неба ночных тусовок, вытащи из студии, с прямого эфира, приволоки с концерта. Будто это так просто! Люба не представляла, что она скажет Люське, как ее уговорит.

– Люсенька, Стас приглашает нас с тобой на день рождения.

– Ты же знаешь, как я занята!

– Прекрасно знаю. Но он меня хочет познакомить со своим коллегой.

– Самохвалов занялся сводничеством? Брачное агентство открыл? – оживилась Люська. – Он с тебя денег возьмет или как? Неужели натурой?

– Он попросил оплатить половину счета в ресторане, – призналась Люба.

– Вот они, современные мужчины! – взвыла Апельсинчик. – Годятся только для постели! Но слишком уж дорого обходятся! Конечно, я с тобой пойду! Давно хочу вцепиться когтями в наглую самохваловскую рожу! Расцарапать до крови, и чтоб он сдох! – с чувством сказала подруга.

– Тогда не надо, – испугалась Люба.

– Сколько он тебя мурыжил? Лет десять? Если бы не он, ты бы давно была замужем! Он хоть как любовник-то хорош?

– Да.

– Сволочь! Ты мне обязательно расскажешь.

– Да я уже и не помню, когда в последний раз целовалась.

– Ничего, вспомнишь. Раз он с коллегой. Во сколько мы встречаемся? – деловито спросила Люська.

– В семь. Но у тебя же эфиры.

– Мы записали цикл программ, можно маленько передохнуть. Перед новым циклом. Кстати, ты у меня в плане.

– А что скажет Сережа? Ты ведь идешь в ресторан с двумя мужчинами. Я, правда, тоже там буду, но ситуация двусмысленная.

– Если бы я не попадала в двусмысленные ситуации, я не была бы звездой! – рассмеялась Люська. – До встречи, подруга! Не переживай: хорошо посидим.

…Это был самый кошмарный вечер в Любиной жизни, хотя началось все неплохо. Приятель Стаса оказался высоким симпатичным парнем, а Люська почти не опоздала. Увидев ее, Алекс (так звали парня) открыл рот.

– А я думал, Стас, ты прикалываешься! Это и вправду Людмила Иванова!

– Собственной персоной, – скромно сказала Люська и плюхнулась в заботливо отодвинутое Алексом кресло.

Она всегда была отчаянно некрасивой, но чертовски обаятельной. Перед Люськой не мог устоять ни один мужчина, хотя сама Апельсинчик со смехом говорила, что у нее кривые ноги, нос картошкой, а глаза как у ведьмы и косят. Но над своими недостатками Люська смеялась первой. Да что там! Хохотала! И все время экспериментировала с красками. Сейчас ее голову покрывал цыплячий пух, а глаза были густо подведены фиолетовым карандашом.

– Людмила Иванова! С ума сойти! Расскажу – не поверят! – все никак не мог успокоиться Алекс.

И Люську понесло. Как только она видела легкую добычу, устоять не могла. Анекдоты из жизни телешоу сыпались из нее, словно из рога изобилия. Люська талантливо пародировала своих звездных гостей, наивных героев программы, даже оператора. Люба хохотала сквозь слезы. Потому что приглашенный для нее Алекс не отрывал от Людмилы глаз. Когда они пошли танцевать, Люба со злостью спросила у синеглазого подлеца:

– Стас, ты ничего не перепутал?

– Погоди. Он просто в шоке от того, что познакомился со звездой. Это быстро пройдет.

– Пригласи меня хотя бы танцевать! Пока мой жених в состоянии шока виснет на моей лучшей подруге!

– Пожалуйста!

Она прижалась к Стасу и закрыла глаза, чтобы не видеть этого безобразия.

Люба не знала, какой сценарий для сегодняшнего вечера сочинил Самохвалов. Наверное, она должна была танцевать сейчас с Алексом, а Стас делать вид, что увлечен Людмилой. Откуда-то должны были появиться папарацци. У Люськи красавец-муж, но он брюнет, а телезвезда вовсе не прочь засветиться с симпатичным блондином. Но теперь ее обнимал неуклюжий и вовсе не такой красивый, как Самохвалов, прыщеватый Алекс, и никаких папарацци не было и в помине. Да, Люба мстительно заметила, что у Алекса прыщи.

– Не понимаю, что на нее нашло? – Она взглядом указала на подругу. Танец закончился, но Алекс с Людмилой по-прежнему стояли в обнимку.

– Взяла бы да и спросила, – хмыкнул Стас.

И Люба увела Апельсинчика пудрить носик.

– Ты здесь зачем? – спросила она, протягивая Люське влажную салфетку.

– Он буквально смотрит мне в рот. Ловит каждое слово. Как ребенок! Со мной давно такого не было, – призналась Люська. – Я уже подумала, что теряю форму.

– У тебя муж и двое детей. А он никто. Какой-то менеджер. Или начальник отдела рекламы. Но все равно менеджер.

10
{"b":"162789","o":1}