ЛитМир - Электронная Библиотека

Тень появилась на высокой скале. Шорох и шум скольжения привлекли его внимание. Громоздкая и неуклюжая фигура приближалась к нему. Онемевший, дрожащий, он включил радио. Воздух здесь был достаточно чист, и он услышал сквозь статические разряды:

— Ты, жив! О крылья Вальфара, осеняющие нас, ты жив!

Услышав ее рыдания, он и сам заплакал.

— Ты не должна была, — забормотал он. — Я и думать не мог, что ты станешь рисковать собой…

— Мы не осмелились ждать, — сказала она, когда они успокоились. — Мы видели из космоса, что буря огромна. Она продолжалась бы несколько дней. А мы не знали, как долго ты продержишься. Только были уверены, что ты попал в беду, раз не вернулся. Мы спустились. Я едва не подралась с отцом, но убедила его и пришла. Риск для меня невелик. Правда, невелик, поверь мне. Она защищала меня, пока мы не нашли твои сани. Потом мне пришлось пойти пешком с металлоискателем, потому что она не могла подойти ближе. Но опасность не велика, Дейвен. Я могу перенести гораздо более сильную радиацию, чем ты. Я по-прежнему прекрасно собой владею, даже никакие средства не нужны. Теперь я подам сигнал, а она увидит и подойдет настолько быстро, что мы сможем сделать рывок… с тобой ведь все в порядке, не так ли? Ты выдержишь?

— О да, — медленно ответил он. — Я прекрасно себя чувствую. Лучше, чем когда-либо в жизни. — Глупо, что нужно еще отвечать на вопросы, когда она пришла за ним и оба они живы. — «Она»? А кто твоя спутница?

Она рассмеялась и приблизила к нему свое закрытое защитной маской лицо.

— «Джаккаври», конечно. Кто же еще? Ведь не думал же ты, что твои женщины оставят тебя одного, не так ли?

Корабли летели домой. Они двигались не торопясь. Не мешало помнить об осторожности, пока они не выбрались из созвездия и не направились к Голове Дракона.

— Мои люди и я рады, что вы в безопасности, — сказал с экрана Демринг, как того требовали законы вежливости, но не смог удержаться и добавил: — Мы также одобряем ваше решение прекратить исследование этой планеты.

— За первое — спасибо, — ответил Лаури. — Что же касается второго…

— Он пожал плечами. — Необходимость исследования отпала. Меня интересовали некоторые эффекты атмосферы, но мой компьютер решил, что для анализа достаточно собранных данных.

— Могу я спросить, каковы ваши цели?

— Вначале я хотел бы обсудить этот вопрос с вашим навигатором. Лично.

Зеленые глаза долго изучали Лаури, прежде чем Демринг ответил:

— Что ж, вы — командир. По нашим обычаям, между спасенным и спасателем возникает особая связь. Но я снова советую вам подумать.

Лаури пропустил совет мимо ушей. Радость участила его пульс. Он распрощался с Демрингом так быстро, как только позволяла вежливость, и велел «Джаккаври» блеснуть кулинарным искусством.

— Ты уверен, что хочешь объявить о своих намерениях через нее? — спросила машина. — И не просто через нее, но именно в такой ситуации?

— Уверен. Думаю, я заслужил это удовольствие. А теперь я удаляюсь, чтобы навести на себя лоск. Позаботься обо всем. — Насвистывая, Лаури вышел в коридор.

Но когда Грайдал поднялась на борт, он взял обе ее руки в свои, и они долго смотрели друг на друга в молчании. Она украсила косы драгоценностями и уложила в прическу. Форму сменило темно-голубое платье, оттенявшее медь кожи и янтарь глаз и подчеркивавшее ее стройность. И не запах ли духов веял в воздухе?

— Добро пожаловать! — сказал он наконец.

— Я так счастлива, — прошептала она в ответ.

Они прошли в салон и сели на софу. Дайкири уже ждал их. Они чокнулись.

— Доброго пути, — произнес он старинный тост, — и счастливой посадки!

— Для меня да. — Улыбка ее поблекла. — И, надеюсь, для остальных тоже. Теперь я на это действительно надеюсь.

— Ты думаешь, они смогут поладить с внешними мирами?

— Да, несомненно. — Длинные ресницы взметнулись вверх. — Но им не суждено узнать такое счастье, какое… какое, думаю, ждет меня.

— Ты что-то решила? — Кровь застучала в его виски.

— Я сама еще не знаю, — застенчиво ответила она.

Ему хотелось оттянуть сообщение удивительной новости, но он не мог дольше оставлять ее в неведении. Он откашлялся и объявил:

— У меня есть новости.

Она наклонила голову и ждала с тем спокойным вниманием, которое он так любил в ней. Помимо воли по губам его скользнула улыбка, которую он счел глупой. Пытаясь восстановить достоинство, он пустился в пространные объяснения:

— Вы удивлялись тому, что я настаивал на исследовании центра скопления, да еще таком подробном. Возможно, мне следовало бы открыть вам все с самого начала. Но я боялся возбудить напрасные надежды. Не было никаких гарантий… Неудача стала бы для вас слишком ужасным ударом, знай вы, что может означать успех. Но я трудился на ваше благо — и это все.

Видишь ли, поскольку моя цивилизация основана на индивидуализме, она ставит во главу угла права собственности. В частности, открыватели незаселенных территорий могут провозглашать себя их владельцами.

В общем, мы… вы… наша экспедиция совершила необычайные открытия. Мы нашли Облачную Вселенную, разведали, что это такое, определили ее местонахождение, насколько это возможно сделать без маяков… — Он видел, как она боролась с собой, не давая вырваться наружу потоку надежд.

— Что касается местонахождения, — сказала она, — я не могу представить, каким образом мы сможем кого-либо вывести именно к этим звездам.

— Я тоже, — сознался он. — Но это неважно. Теперь мы можем быть уверены в том, что практически каждая планетная система в сердце скопления состоит из тяжелых элементов. Так что незачем искать какую-то определенную систему. Вдобавок мы узнали много такого, что может быть полезно другим людям. И наконец… — он усмехнулся, — хотя мы не сможем заявить права на всю Облачную Вселенную, любой суд закрепит за нами право на долю от добычи. Твоя команда сколотит целое состояние на богатейших шахтах Галактики. На миллионе шахт.

Против его ожидания ею овладела задумчивость.

— Вот как? Мы на «Макте» спрашивали себя, не надеешься ли ты найти редкие металлы. Но мы решили, что это невозможно. Потому что какой от этого толк? Разве их нельзя добывать более легким путем, ближе к дому?

Несколько разочарованный, он сказал:

— Нет. Видишь ли, большинство миров на этой границе сравнительно бедны металлами. У них есть кое-какие рудные месторождения, это так. Кое-что можно добывать из океанов — как на Сериве. Но всему есть предел. Со временем, подстегиваемые необходимостью, которую вызовет повышение рождаемости, люди стали бы высвобождать такое количество тепла, что подскочила бы планетная температура.

— Подобное предположение кажется невероятным.

— Нет. Простые вычисления подтверждают это. Исторически утверждают, что сама Земля оказалась перед подобной проблемой вскоре после начала индустриальной эры. Независимо от далеких перспектив, люди захотят начать разработку шахт в этом скоплении немедленно. Правда, это долгий процесс, и операции придется полностью автоматизировать. Но здесь такое изобилие тяжелых элементов! Боюсь, что вы не сможете уйти от своей судьбы. Вы будете… не богатыми. Назвать вас богатыми — это все равно что назвать сверхновую «светящейся». В ваших руках окажется больше ресурсов, чем у целой цивилизации.

Взгляд обращенных к нему глаз выражал печаль:

— Ты сделал это для нас? Ты не должен был. Какая нам польза от богатства, если мы потеряем тебя?

Он не ожидал от нее таких слов. Киркасанский социум не мог обходиться без денег, но не признавал их власть. Так что слова эти весили меньше, чем если их произнесла девушка с одной из планет Сообщества. И все равно радость всколыхнулась в его груди. Она поняла это, провела ладонью по его руке и пробормотала:

— Но твои намерения были благородны.

Больше он не мог сдерживаться и громко рассмеялся.

— Благородны? — воскликнул он. — Я бы назвал их умными. Дьявольски умными. Неужели ты не понимаешь? Я же вернул вам Киркасан!

15
{"b":"1628","o":1}