ЛитМир - Электронная Библиотека

— Гм, думаю, ты не познакомилась с письмом Вандажа. Да, именно так, оно не было введено в твою память. Во всяком случае, он утверждает, что его ассистенты изучили корабль. И они не обнаружили ничего, никаких механизмов, функционирование которых не было бы очевидным. Он по-настоящему негодует. Говорит, что упоминание о межпространственном времени — математический абсурд. Я не разделяю его слепой веры в математику, но признаю, что судит он с позиций здравого смысла. Если бы корабль мог каким-то образом перескочить из одного космоса в другой… ну, скажем, за пять тысяч лет межзвездных путешествий, если бы это случилось, разве бы мы не знали об этом?

— Возможно, корабли, с которыми подобное случалось, никогда не возвращались назад.

— Возможно. Или, может быть, весь этот спор лишь результат непонимания. Мы не так уж хорошо знаем язык киркасан. Или это мистификация — таково мнение Вандажа. Он утверждает, что во Вселенной нет подобного тому, что они описывают. Ни астрономы, ни астронавты никогда не упоминали ни о чем похожем на сверкающий туман, который полон звезд…

— Но зачем этим людям лгать? — «Джаккаври» казалась искренне озадаченной.

— Не знаю. Никто не знает. Именно поэтому серивское правительство решило обратиться к Сообществу.

Лаури вскочил и начал расхаживать взад-вперед. Это был высокий светлокожий блондин со слегка косящими голубыми глазами — обычная внешность уроженца гор Огненной Земли, что на планете Нью-Виксен. Но учился он в Старбурге, на Аладире, и перенял тамошний стиль одежды — предпочитал носить подчеркнуто простые тунику и узкие серые брюки. Слева на груди сверкала серебром комета — знак его отличия.

— Не знаю, — повторил он и замолчал. В нем нарастало сознание того, что он соприкоснулся с чем-то огромным, превышающим своими размерами корпус корабля.

— Может быть, они говорят чистую правду. Мы не должны отступать перед неведомым.

«Когда несколько миллионов людей заселяют целый мир, они чаще всего не строят высоких зданий. Это приходит позже, вместе с растущей сдержанностью, неодобрением к плодовитости и взрыву иммиграции. Города пионеров растут вширь, а не ввысь — по крайней мере, в тех цивилизациях, что входят в Сообщество. Мы знаем, что другие ответвления человечества избрали свои собственные пути, порой очень странные. Но Галактика так огромна, — два-три спиральных рукава, часть которых, вылившись тонкой струйкой, заняла наша раса, — что мы не можем даже пройти по следу собственной культуры, не говоря уже о чужой.

Основатели Пелогарда пошли против традиции, воздвигнув на острове за материком Бранзан, выше серивского полярного круга, индустриальный центр, застроенный по большей части высотными, многоквартирными зданиями».

Так думал Лаури, стоя у внешней, прозрачной, стены офиса Вандажа и глядя на город.

— Почему для города было избрано именно это место?

— Неужели вы не знаете? — изумился физик. Нотка скептицизма в его тоне была несколько утрированной.

— Боюсь, что нет, — признался Лаури. — Подумайте о том, какое огромное количество звездных систем приходится контролировать моей службе. Мы не можем помнить всего.

Вандаж, маленький, лысый и чопорный, сидел за большим столом. Он пожевал губами.

— Да, да. Тем не менее, я не думал, что многоопытные скитальцы прилетают на планету, не собрав предварительно хотя бы основных сведений о ней.

Лаури вспыхнул. Многоопытный скиталец быстро поставил бы на место этого самоуверенного старика с замшелым мозгом. А он слишком молод и робок. Ему удалось спокойно сказать:

— Сэр, мой компьютер обладает полной информацией. Ему нужно только поднять ее и сообщить мне, следует ли нам принимать какие-то меры предосторожности. Ваша планета прекрасна, и я могу понять, почему вы ею гордитесь. Но для меня это лишь промежуточная станция на долгом пути. Моя работа связана с теми людьми с Киркасана, и я думаю только о встрече с ними.

— Конечно, конечно, — несколько мягче сказал Вандаж. — Что же касается вашего вопроса, то выбор места обусловлен тем, что верхние течения океана обогащают минералами арктические воды. Расходы по добыче здесь ниже, чем были бы, построй мы город южнее.

Помимо своей воли Лаури заинтересовался.

— Вы уже получаете минералы из моря? На такой ранней стадии освоения планеты?

— Это солнце и его планеты бедны тяжелыми металлами. Как и большинство местных систем. Не удивительно. Мы удалены от северной кромки спирального рукава. Дальше — тонкий газ, мелкая пыль, древние шарообразные скопления, разбросанные на огромном пространстве. Межзвездный медиум.

Лаури подавил негодование: ему, как мальчику, читали лекцию. Возможно, Вандаж делал это по привычке. Взгляд Лаури устремился наружу, за стеклянную стену. Офис располагался на самом верху высотного здания. Отсюда были хорошо видны парящие блоки металла, бетона, стекла и пластиковых вплетений, подъездные пути, тянувшиеся до самой воды. Здесь громоздились механизмы, склады и воздушные доки. Грузовых судов было значительно больше, чем пассажирских. Должно быть, Пелогард был основательно автоматизирован.

Стояла поздняя осень. Солнце яркими лучами заливало серый океан, а ветер проводил по нему полоски ряби. То и дело проносились огромные стаи морских птиц. Или то были не птицы? Во всяком случае, у них были крылья, голубой сталью отливающие на фоне бледного неба. Возможно, они кричали или пели, кружа над волнами, но Лаури не мог этого слышать.

— Это одна из причин, по которой я не могу всерьез принять их сказку, — объявил Вандаж.

— А? — Лаури, вздрогнув, вышел из состояния созерцания.

Вандаж нажал на кнопку, вделанную в прозрачную стену.

— Сядьте. Давайте приступим к делу.

Лаури опустился в кресло напротив Вандажа.

— Почему я веду разговоры именно с вами? — начал он контратаку. — В основном с киркасанами работали семантики, в частности Паэри Феранд. Он консультировался с вашими коллегами по университету: антропологами, историками и прочими. Ваша роль в этом деле, как физика, была минимальной. Однако именно вы занимаете мое время. Почему?

— О, вы можете увидеться с Ферандом и другими — с кем пожелаете. Но они лишь повторят то, что сказали киркасане. А чего еще от них ожидать? Столь малонаселенный мир, как наш, не может содержать штат экспертов, способных истолковать любые данные, каждую несообразность, мельчайшую ложь. Я надеялся, что скитальцы пришлют настоящую группу… — Он оборвал себя. — Конечно, их внимания требует множество проблем. Они не поняли, насколько важна именно эта.

— Что ж, — разозлился Лаури, — если эти незнакомцы внушали вам столь серьезные опасения, зачем было беспокоить мою службу? Отправьте их в центральные миры, скажем на Сарнак, где есть нужные приборы и люди.

— Меня убедили, — буркнул Вандаж. — Меня и нескольких других, которые считали необходимым добраться до истины. В конце концов в поисках компромисса правительство решило прибегнуть к помощи скитальцев, то есть вашей. Теперь я должен уговаривать вас принять все возможные меры предосторожности. Убедитесь в том, не имеют ли эти… существа… враждебных намерений. Мы не можем позволить им шпионить за нашей цивилизацией, совершить атомный саботаж в жизненно важном центре, а потом исчезнуть, раствориться в космосе. — Голос его повысился. — Вот почему мы так долго продержали их, используя один предлог за другим, на нашей родной планете. Мы чувствуем свою ответственность перед остальным человечеством!

Лаури покачал головой. Бред какой-то!

— Послушайте, сэр, Лига, волнения, Империя, ее падение, Долгая Ночь — все это осталось позади. Пространство и время равны. Люди Сообщества не ведут войн.

— Вы так в этом уверены?

— А что так испугало вас? Старый корабль с горсткой людей на борту? Они явились сюда совершенно открыто, с мирными намерениями. Старались, если верить отчетам, преодолеть языковый и культурный барьеры и сотрудничать с нами во всем. Что же, ради космоса, тревожит вас?

2
{"b":"1628","o":1}