ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Минуточку. Позвольте напомнить, что вы вторгаетесь на частную территорию.

— Это егерь, мисс, и он пытается задержать браконьера, — сказал констебль.

— Пусть делает это на чьей-нибудь другой собственности, — воинственно заявила Андреа. — Стрелять в мальчишку, который охотился за птицей или кроликом! Неслыханно! Здесь что, феодальные порядки? Я хочу, чтобы этот человек держался подальше от моего дома, констебль, и мне срочно нужны доктор и «скорая»!

Полицейский развернул свой велосипед.

— Хорошо, мисс Карсон. Вам лучше уйти, мистер Форд.

Оба укатили прочь. Андреа вернулась к машине и оставила включенными только габаритные огни. Потом пошла назад к Руди и присела рядом с ним.

— Я послала за «скорой», Руди. Как ты себя чувствуешь?

— Не слишком болит, мисс. Жаль, что я не смог удрать. Этот мистер Форд наверняка упечет меня за решетку.

— Ну, не знаю. Не хотите рассказать, что вы здесь делали? Без передачи, конечно.

— Фазанов выслеживал, мисс. Несколько штук устроились ночевать на старом дубу, что на углу вашего участка растет. Я подумал — если я дам вам одного, то вы не будете против, что я брожу здесь в темноте.

Андреа хотела было рассмеяться, но вовремя остановилась.

— А я и не знала, что у меня дуб есть. Откуда мистер Форд стрелял в вас?

— С ваших мостков, мисс. Так тихо подплыл, что я его даже не услышал.

— С моих мостков? Руди, мне думается, нам обоим нужен адвокат. Советую вам не отвечать на вопросы, пока с ним не увидитесь.

— Я не могу позволить себе адвоката, мисс, да он все равно ничем помочь не сможет. Полковник всегда своего добивается здесь, в деревне.

— Не всегда, Руди, и не волнуйтесь по поводу оплаты услуг адвоката. Я беру это на себя. Просто не отвечайте пока на вопросы, и все.

— Как скажете, мисс.

Вскоре появилась «скорая помощь» с констеблем в качестве штурмана. Руди осмотрели, ногу зафиксировали. Мальчишку увезли, но полицейский остался. Держался он очень сдержанно.

— Мне надо снять с вас показания, мисс Карсон.

— В таком случае нам лучше пройти в дом, констебль. Там света больше, к тому же я замерзла.

Андреа пошла вперед, закрыла дверь и включила в гостиной электрокамин.

— Не знаю, пренебрежете ли вы своими обязанностями, если присядете и выпьете чаю, пока будете показания записывать. Я же определенно сделаю себе чашечку, я совсем окоченела.

Он постоял в нерешительности, потом снял шлем и присел.

— Не торопитесь, мисс. У меня еще полчаса есть, и от чая я не откажусь.

Андреа поставила чайник, вернулась в гостиную и съежилась у камина. Полицейский уже достал блокнот и что-то неторопливо записывал туда.

— Я пока фиксирую события до того момента, как мы с мистером Фордом появились у ваших ворот, — поглядел он на нее.

— Не буду мешать вам, пока чайник не закипит.

Андреа устроилась поудобнее. Если не считать сломанной ноги Руди, все это забавляло ее — здоровенный егерь тихо крадется в темноте по запруде, потом бросается к такому же дородному молодцу констеблю, и они оба мчатся на велосипедах по полям и лугам за парнишкой, решившим подстрелить парочку фазанов.

Запел чайник, и она пошла готовить чай. Полицейский залпом проглотил свой напиток, Андреа потягивала свой, раздумывая, какие вопросы ей будут задавать и как она должна отвечать на них. В итоге полицейский оторвался от блокнота и обратил взор на нее:

— Расскажите мне все, что знаете, мисс Карсон.

— Да рассказывать-то особенно нечего. Я стояла в спальне у окна, когда раздался выстрел. Через несколько секунд в сторону моего сарая проковыляла какая-то фигура. Я спустилась вниз, взяла фонарик и выбежала из дому. Оказалось, что это Руди, и у него сломана нога. Я устроила его поудобнее и как раз заводила машину, чтобы поехать за доктором и «скорой помощью», когда появились вы с мистером Фордом. Вот и все, пожалуй.

— Отлично, мисс. Благодарю вас. Пойду я. Можете больше не беспокоиться по поводу этого дела. У юного Руди вряд ли хватит наглости объявить себя невиновным.

— Невиновным в чем?

— Обвинение мистер Форд сформулирует позже, но я полагаю, оно прозвучит примерно так — нарушение границ частной собственности в погоне за дичью и, конечно же, охота в неположенное время.

— И чьи же границы он нарушил, позвольте поинтересоваться? Он был на моей земле, а я давала ему разрешение приходить и уходить, когда он пожелает. И как можно доказать, что он гнался за дичью?

Констебль покраснел:

— Думаю, мне лучше промолчать, мисс.

— Как пожелаете. Но я молчать не стану, непременно выскажусь в нужное время в нужном месте. Мне хотелось бы знать, можно ли одному человеку стрелять в другого в подобных обстоятельствах.

— Оставим этот вопрос более компетентным людям, мисс. Я просто делаю свою работу.

— Да, конечно. Извините, если я немного погорячилась. Спокойной ночи, констебль.

Андреа закрыла за ним дверь и снова поднялась наверх. Она припомнила колючую изгородь и свои собственные действия. Господи! — ужаснулась она. Она в Ярбурге не больше месяца и уже третий раз сталкивается с законом. Что о ней люди подумают?

Вскоре она провалилась в тяжелый сон с кошмарами. Вот она держит румпель громадной яхты. Небо затянуто черными облаками. Мачта клонится, паруса причудливой формы готовы взорваться под давлением бури. Все, что она может, — держаться за румпель, но веревки змеями обматываются вокруг ее ног, пытаясь утащить за борт.

И Род. Почему он стоит в сторонке, с презрением поглядывая на нее? Или с отвращением? Почему не подойдет, не поможет ей?

Веревки завязываются в крепкие узлы, румпель вырывается у нее из рук. Еще секунда — и она окажется за бортом, одна в бушующем море волн.

— Род! — зовет она в отчаянии.

Комната залита ярким светом, кто-то стучит в дверь. Андреа выбралась из-под одеяла, натянула халат и спустилась вниз. На пороге стоял телефонный мастер.

Глава 8

Андреа приготовила чаю и выпила две чашки, прежде чем приняться за прочие дела. Ночной кошмар не прошел даром, нервы совсем расшатались. Обычно она девушка не суеверная, но на этот раз ей казалось, что сон ей приснился вещий. Это своего рода предупреждение. Но о чем ее предупреждают? Не лезть не в свое дело? К примеру, в дело Руди?

Она оделась и спросила работающих у ее дома мужчин, не желают ли они чаю. Те вежливо отказались. Андреа обрадовалась этому обстоятельству. Она чувствовала, что не в силах разыгрывать из себя радушную хозяйку.

В итоге она пошла в студию и решительно взялась за кисть, но не успела она сосредоточиться, как в дверь постучали. На пороге стоял третий рабочий.

— Покажите, где бы вы хотели поставить аппарат, — попросил он.

— Сюда, пожалуйста, — указала она на маленький столик в крохотной прихожей.

— Хорошо, мисс. Через час сможете поболтать со своим бой-френдом, — улыбнулся он.

С бой-френдом! Андреа вздрогнула, ответила что-то невпопад и вернулась к работе, но сосредоточиться так и не смогла — ей все время мешало громкое насвистывание рабочего. В итоге он крикнул, что все готово.

Андреа глядела на кремовый аппарат и раздумывала над тем, зачем она установила его в такой спешке. Ей было просто некому звонить. Потом она вспомнила о Руди. Она может узнать, как он себя чувствует и когда его можно навестить.

Она набрала номер, и ей ответил бодрый голос. И тут Андреа пришла в замешательство. Она ведь не знает фамилии Руди! Девушка объяснила, кто ей нужен, и вскоре получила ответ:

— Это Руди Коул. У него все в порядке, мисс. Часы посещения — каждый вечер с шести до восьми.

Андреа положила трубку, и тут ей в голову пришла еще одна мысль. Она позвонила мистеру Джеймсону и попросила его заняться делом Руди. Он задал ей несколько вопросов и согласился:

— Да, я берусь. Случай довольно интересный. Обещаю поговорить с молодым человеком на этой неделе.

22
{"b":"162803","o":1}