ЛитМир - Электронная Библиотека

— Полковник Фредерик Люциус Джонсон. Я с нетерпением ждал встречи с тобой. Меня зовут Андерсон Доуз. Я работаю на АВП.

— Андерсон, значит? — сказал Фред,  на что мужчина пожал плечами.

— Родители назвали меня в честь объединённой промышленной группы Андерсона и Хьюосана.  Так что, с именем мне еще повезло, более-менее.

— И что? Станция Андерсон была тебе как  сестра?

— Тёзка. Зови меня Доуз, если тебе так удобнее.

—  Да иди ты, Доуз.

Доуз кивнул,  присев на  корточки перед Фредом.

— Chi-chey au? — спросил один из тех, что был еще в  баре. — Etchyeh, — ответил Доуз, и мужчины  вышли.

Доуз подождал,  пока дверь закрылась, а затем продолжил.

—  Ты  постоянно сидишь в барах белтеров, полковник.  Можно подумать, будто  что-то ищешь.

— Доуз?

— Фред?

— Нас по поводу всевозможных допросов натаскивали так, как тебе никогда не снилось.  Пытаешься расположить к себе? Валяй. Поговори немного, сними веревки, затем скажи, что сможешь  освободить меня, и всего лишь за то,  чтобы я рассказал тебе о том, что знаю. А потом я резко подорвусь, вырву тебе глаза и  расхерачу тебе черепушку.  Вот так, понятно?

—  Вполне, — даже не моргнув, ответил Доуз. — Так скажи мне, Фред. Что с тобой случилось на Станции Андерсон?

***

Когда группа стрелков зачистила коридоры от последних солдат противника,  отряд  бойцов сопроводил Фреда на отвоеванную станцию. Он немного задержался на укреплённой ранее позиции, сразу же за шлюзовыми дверями, подготовленной еще в начале атаки. Десантники уже возвращались обратно после исполнения разных приказов и поручений.  Все будто пьяные – от адреналина,  и немного дергались  – обычное состояние после боя.

Фред встречал каждого лично.

Похлопывал  солдат по плечу, благодарил за  отлично проведенную операцию. Кого-то несли на носилках. Жёлтые точки с его экрана теперь обретали реальную плоть.

Среди раненых торопливо сновали санитары. Они вставляли небольшие диагностирующие аппараты в специальные порты в броне раненных солдат. Приборчики считывали информацию  о состоянии здоровья каждого, на основе чего, в зависимости от серьезности ранений, распределялось, кому требуется неотложная помощь, а кто может подождать. Временами они нажимали на какую-то кнопку, и одна из жёлтых точек на экране Фреда становилась чёрной. При этом о смерти бойца автоматически уведомлялись командиры отряда и отделения,  где служил солдат,  после чего офицеры должны были в письме сообщить семье погибшего о случившемся.

И в его собственном списке задач появлялась соответствующая запись.

Всё было организовано очень чётко и эффективно – результат уже столетиями отлаженной системы управления боевыми операциями в эпоху повальной компьютеризации.

Фред сжал руку женщины, чей костюм говорил о тяжелой травме позвоночника. Она подняла большой палец вверх. Мол, всё отлично,  и это было – будто удар в живот.

— Сэр?

Фред поднял глаза и увидел старшего лейтенанта, стоящего по стойке «смирно».

—  Все готово?

— Да, сэр. Возможно, где-то на станции ещё осталась немногочисленные противники, но мы контролируем все коридоры отсюда до пункта управления станцией.

— Проводите меня туда, — сказал Фред.

Бойцам потребовались часы, чтобы взять те проходы, которые сейчас они прошли всего за несколько минут.

Группы по расчистке станции после битвы всё ещё находились на транспортниках, ожидая, пока не будут уничтожены все  силы противника.

Во всех коридорах  повсюду лежали мёртвые тела белтеров. Фред присмотрелся к ним. Они выглядели так, как он и думал, единственное, в глаза бросалось отсутствие отличительных знаков АВП. Высокие, худощавые мужчины и женщины. На их телах были видны открытые ранения от взрывов, либо многочисленные маленькие отверстия, полученные от стрелкового оружия. Многие из них были вооружены, хотя и не все.

Они свернули в главный коридор и, наконец, достигли баррикады, которую Фред приказал разрушить.

Больше дюжины тел лежало вокруг. Некоторые из них были облачены в самодельную броню, хотя большинство носило лишь легкие защитные костюмы.

Да,  взрыв очистил коридор, но при этом разорвал противников, как перезрелый виноград.

Вакуумная броня Фреда защищала от запаха разбросанных вокруг кишок и других внутренностей, она также сообщила и о незначительном повышении содержания метана в воздухе.

Зловоние смерти немного уменьшилось. Небольшая груда оружия и самодельных взрывных устройств лежала рядом.

— Неужели они были вооружены вот этим? — спросил Фред.

Его сопровождающий кивнул.

— Довольно бесполезные вещицы, сэр. Это только для гражданских. Большая часть их оружия не оставляла даже вмятин на нашей броне.

Фред наклонился и подобрал самодельную гранату.

— Получается, они кидали бомбы, в надежде держать нас на расстоянии, при этом, они даже не знали, что их пулеметы не в состоянии пробить нашу броню...

Лейтенант засмеялся.

— И этим вынудили убить большинство из них осколочными гранатами. Если бы мы знали, что они вооружены всего лишь винтовками, то могли бы просто подойти ближе и вырубить их электрошокерами.

Фред тряхнул головой и бросил гранату обратно в кучу.

—  Назначить саперную группу и уничтожить снаряды, пока это самодельное дерьмо не взорвалось и не убило здесь кого-нибудь.

Он взглянул на расположенный вблизи узел жизнеобеспечения, повреждённый устроенным им взрывом.

 На сегодня уже хватало потерь среди гражданских, которых можно было избежать. Фред запросил отчёт о состоянии станции у команды, находящейся в центре управления. Отчёт показал полный отказ элементов жизнеобеспечения в секции, в которой Фред находился, а также в двух соседних.

Чуть больше одиннадцати сотен людей остались без воздуха и электроэнергии.

За любой из этих дверей могла быть семья... погибшая от удушья в страшных мучениях, без воздуха, в попытке вырваться из комнат. И всё потому, что кучка идиотов белтеров построила свою баррикаду именно в этом месте. А ещё потому, что он отдал приказ взорвать её.

Пока лейтенант вызывал специалистов для обезвреживания неразорвавшихся снарядов, Фред двинулся по направлению к командному центру. По пути лежало еще несколько трупов. Даже после того, как его бойцы снесли первую баррикаду, белтеры ещё пытались удержать коридор. Укрывались за самодельными ограждениями и бросали в наступающих самодельную взрывчатку. Так они выиграли время, но зачем?  Ведь  сомневаться не приходилось, в чью пользу закончится этот бой.

У сопротивлявшихся чрезвычайно не хватало людей и снаряжения.  Весь штурм занял так долго – аж три часа – только потому, что Фред осторожничал.  Сейчас, когда Фред видел всех этих убитых, совершенно безоружных, он ясно осознавал, что станцию можно было взять в два раза быстрее. Понимали это и те, что уже лежали на полу.

Идиоты, они  вынудили нас убить их.

Лейтенант догнал Фреда в тот момент, когда он уже входил в командный центр. В комнате было, по крайней мере, двадцать трупов. Большая часть из них были одеты в некое подобие защитных костюмов, однако один человек в центре комнаты был облачён лишь в дешёвый комбинезон голубого цвета с логотипом горнодобывающей компании на плече.  У него – как минимум с десяток пулевых ранений.  А на руке – на его собственной запекшейся крови держался, будто приклеенный – небольшой пистолет.

—  Наверное, это их главный, — произнёс сопровождающий Фреда. — Похоже, он что-то передавал по линии связи. Остальные боролись до последнего, чтобы выиграть время. Мы пытались взять его живым, он вытащил  эту маленькую пушку из кармана, и тогда...

 Фред еще раз оглядел это кровавое месиво вокруг, от чего у него в животе аж свело, на  долю секунды. А затем наступила злость. Будь он сейчас один, он бы точно пнул это мертвое тело в дешевом костюме. Но вместо этого Фред лишь сильно стиснул зубы.

—  Да вы что здесь все, с ума что ли посходили, белтеры? — потребовал он ответа у мёртвого.

3
{"b":"162823","o":1}