ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

  - Иди в спальню, - скомандовал я Маргарите.

  Она открыла рот, чтобы ответить, но я ничего не собирался слушать.

  - В спальню, я сказал! - рыкнул я, два так гневно и громко, что Марго вздрогнула.

  Вместо протеста она промолчала, сжав губы - уже умница, и вдвойне умница, что поднялась и прошла в спальню, пусть даже хлопнула дверью напоследок.

  Оставшись один, я мысленно позвал своего прислужника по имени Ромул, который оказался в доме уже через пять минут. Это был темноволосый и темнокожий вампир, который служил мне вот уже две тысячи лет. Я обращался к нему всегда, когда мне нужна была его помощь, от мелочей до серьезных дел. Он был вне иерархии, он так же принадлежал мне, вел одинокий образ жизни и не умел разговаривать вслух просто потому, что у него был отрезан язык его прежним смертным хозяином, от которого я его избавил в свое время.

  "Да господин" - произнес он в моем сознании.

  Я снова опустил глаза вниз.

  - Забери ее. Ты знаешь, что нужно делать.

  Подойдя к жене, Ромул поднял на руки безвольное тело, бережно и осторожно, будто для нее это еще имело значение, или скорее - имело для меня. Скорбел ли я? Скорбел, но совсем не так, как мог бы скорбеть муж или влюбленный. Я скорбел о потере, к которой не готовился. Но я уже привык терять. Мне будет ее не хватать так же, как и прежних моих спутниц, которые скрашивали мое одиночество, которые наполняли его жизнью. Каждая из этих смертных была хороша по-своему, каждая по-своему была мною любима, но эта не та любовь, которую я испытывал сейчас к Маргарите. Марго забрала меня всего, без остатка, что я прекрасно понимал, и Серафим был прав - я отказывался это принимать. Эта любовь была слишком неуправляема, что воспламеняло и злило одновременно. Эту любовь я не мог контролировать, и я готов был в ней сгореть, но опасался только одного - что она поставит меня на колени. Вот только этого мне еще не хватало в свои года. И именно по этой причине я не собирался ее принимать, а принять для меня значило сделать Марго себе равной или, упаси меня Солнце, выше меня. Никогда!

  - Стой, - оборвал я шаг Ромула, заставив остановиться.

  Подойдя к нему, я потянулся рукой к лицу жены, убрал с лица волосы, наклонился и коснулся губами чуть теплого лба. Так я с ней попрощался, прекрасно зная, что Ромул сделает для нее все необходимое. Когда же он вышел, я развернулся и отправился в спальню.

  ***

  Маргарита ожидала мое появление, невозмутимо лежа на кровати. Следя за каждым моим шагом, который я делал к ней, попутно расстегивая рубашку, она настороженно сощурилась. Одна за одной пуговицы выскальзывали из петель. Церемониться я не собирался и, встав у изножья кровати, наклонился, обхватил рукой изящную лодыжку и дернул к себе. Марго зашипела, подлетая вверх, чтобы выпрямиться, и стоило ей это сделать, как я схватил ее за ворот халата и рванул ближе.

  - Она была тебе так дорога? - ревниво спросила моя вампирочка.

  - Была, - прорычал я в ее губы, только в моем рыке уже находилось гораздо больше вожделения, чем злости.

  Марго зарычала в ответ, схватив меня за руку и начиная ее драть, до крови, до мяса.

  - Ненавижу тебя, ненавижу, - слышалось в ее рычании. - Убери от меня свои подлые... руки.

  На последнем слова она запнулась, когда вдохнула запах моей крови. И сдавленный хрип выдал все ее состояние - моя девочка снова была голодна. Мною. От этого понимания по телу разлилась дрожь истинного удовлетворения. Она нуждалась во мне больше, чем сама бы того хотела. Она стойко пыталась сопротивляться своим желаниям, и эти ее безуспешные потуги приводили меня в возбужденный восторг. Дернув ее к себе, я обхватил ртом манящие губы, жестко, настойчиво, царапая ее влажность клыками, приправляя поцелуй кровью, и проглатывая жалобный женский стон. Ее руки обхватили мою шею, а тело прижалось плотнее, тревожа бедрами и без того напряженный пах. Маргарита быстро сдалась и уже льнула ко мне всем телом, желая касаться.

  Но только не заслужила она сейчас этого.

  Развернув к себе спиной, я толкнул Марго лицом к комоду. Пусть он послужит для нее опорой - хоть одну уступку я могу себе позволить. От силы удара и ее хватки дерево затрещало. Марго дернулась, но я удержал ее на месте, вжимая округлы бедра в предмет мебели. Сдернув халат с хрупких плеч, выбросил его куда-то за спину. Моя вампирочка дернулась снова, выдавая прерывистый вдох и неровный выдох. Носком ботинка пошире расставив ее ножки, я расстегнул брюки одним быстрым движением, приподнял аппетитную попку и без лишних прелюдий ворвался в горячее лоно... Именно что горячее, и эта бесценная способность Марго - убивала. Она вскрикнула, цепляясь за мебель. Я хотел сделать ей больно, и в тоже время заставить умирать от удовольствия вместе со мной. И я видел, что мне это прекрасно удавалось. Собрав в горсть темные локоны, я сжал их и дернул назад, чтобы ее ушко оказалось возле моего рта.

  - Ты сделала меня вдовцом, моя дорогая Маргарита, - напряженно произнес я, вбиваясь в нее бедрами и медленно покидая.

  С губ вампирочки сорвался сдавленный стон, а ногти прочертили на дереве глубокие борозды.

  - Понимаешь, к чему я веду?

  - Нет, - резко выдохнула она мне.

  - Место моей спутницы теперь свободно, - произнес я, снова вбивая себе в сладостную тесноту. - Сейчас стало яснее?

  - Не очень, - снова выдохнула вампирочка, всхлипывая под конец слова.

  - Тогда я скажу прямо - займешь это место... ты.

  - О-о-о, нет, не дождешься, - поспешно ответила бунтарка.

  Я усмехнулся такому ответу, снова резко растягивая ее собой и прикрывая глаза от сладкой муки своих ритмичных движений и ее мне навстречу.

  - Разве я спрашивал?

  Марго вскрикнула, заканчивая рваным стоном.

  - Ты ведь этого когда-то ждала, ты ведь хочешь этого до сих пор. Не так ли?

  Марго жалобно заныла, а ее язычок проворно пробежал по пересохшим губам, вызывая жажду и во мне.

  - Так ты станешь моей женой? - уже спросил я, учащая темп, но при этом медленно погибая от удовольствия в ее таком жарком, бархатном теле.

  Марго продолжала молчать, только всхлипывая и постанывая в такт моих толчков.

  - Не слышу, - прорычал я, так быстро теряя терпение.

  Мои движение в раз стали сильнее и жестче, заставляя ее вскрикивать и крепче хвататься за опору. Если она не хочет говорить, то мне придется этот ответ из нее выбить.

  - Так ты станешь моей женой, Маргарита? - повторил я, подогревая свои движения яростью, что делало их неумолимее.

  И Марго снова сдалась, после хриплого стона отпуская с губ короткое:

  - ...да.

  - Повтори,- жестко приказал я, желая бы услышать это еще раз.

  И она повторила:

  - Да!

  Снова и снова, в такт каждого моего сладостного удара:

  - Да... да...

  И вопреки своей сути я почувствовал нечто, что показалось мне ново - я был сдержанно, но трепетно счастлив, что эта женщина, моя любовь, скоро будет принадлежать мне по всем законам бытия, как я того когда-то так же ждал с нетерпением.

  Маргарита

  Такого поворота событий я не ожила ну никак. У меня и в мыслях не было, что Александр сделает мне предложение, и это во второй раз, да еще в такой форме. Да, я мечтала об этом и всегда хотела быть ему женой еще со времен свой смертной жизни. Только вот сейчас я уже не та смертная глупышка и не собиралась ведь прогибаться. А тем не менее - гнулась. Радовало одно, что в итоге получала желаемое. Пусть Александр добился от меня согласия насильно, но ведь я совсем не была против этого. Ведь главное - я добилась того, чего хотела, а быть противоречивой - это ли не тонкая прелесть женской натуры?

  Я потянулась и перевернулась на живот, подмяв под грудь подушку. На моих испачканных в его крови губах играла счастливая улыбка. Взгляд был устремлен на Александра, который застегивал рукава на чистой и новой рубашке. Он куда-то собирался. И он до сих пор был на меня зол. Что ж, я была не против и этого, потому как его злость оставляла во мне и на моей коже лишь приятные следы. Так что - пусть злиться так почаще.

33
{"b":"162842","o":1}