ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

  Янтарные глаза посмотрели на меня, но я так и не поняла, что было в этом волчьем взгляде. Повернувшись обратно к Александру, Ян оскалился, обнажая острые зубы. Выйдя из голодного оцепенения, я, наконец, осознала, к чему тут все идет, а именно - к очередной драке. И что-то мне подсказывало, что я наперед знаю победителя.

  - Не надо, - попросила я Александра, встав перед его лицом, и загородив им друг друга.

  Левая бровь вампира в удивлении поползла вверх. Позади прокатилось рычание.

  - Ян, - услышала я голос Серафима. - Ты мне нужен.

  И тут Александр неожиданно рассмеялся. Его, кажется, вообще забавляла вся ситуация. Но это не мешало ему еще и бесноваться. Наклонившись к моему лицу, он произнес:

  "Я чувствую, как ты его хочешь, и меня это злит, а я не советую меня злить".

  Я недовольно нахмурилась:

  "Это мое дело, кого хотеть, а кого нет".

  - Я предупредил, - вкрадчиво вслух ответил он.

  Тут в пору было топнуть ногой и зайтись в истерике, если бы не понимание, что это все будет совершенно бесполезным и смешным для окружающих занятием. Только эгоистичный Первородный мог себе позволить такую наглость, чтобы запрещать что-то мне, когда у самого имелась жена. И кто? Смертная! Нет, вы только подумайте!

  Рука Александра снова обхватила мое предплечье, и он повел меня к выходу, по пути обращаясь к Яну:

  - Не расстраивайся, у тебя еще будет такая возможность.

  Ян продолжал рычать, но оставался на месте, а рядом с ним уже был Серафим, который будто совершенно отказывался смотреть в нашу сторону. Он просто стоял, не обращая внимание на то, что у него из-под носа уводят его дочь. Чувствовал ли он себя так, будто я его предала? И что вообще могло быть скрыто за пеленой его серых глаз, в которые мне удалось заглянуть сегодня лишь однажды?

  Что же до меня, то мне сложно было кого-то судить... сложно судить всех, кроме Александра. Но идти против Первородного довольно глупое занятие, если не подходить к нему с особой осторожностью. И это все с учетом того, что я совершенно не заслуживала, чтобы мне помогали.

  Свою судьбу я решила сама, поэтому самой мне теперь из нее и... выпутываться.

  ***

  Вытащив на улицу, Александр посадил меня в машину, сел рядом, и мы тронулись с места. Я не знала, куда нас везут, и даже не собиралась спрашивать. Мне было наплевать. Всю кожу саднило от чеснока, я дико хотела крови, и была совершенно не готова к такому повороту событий, который развернулся несколько минут назад. Первое - это чесночный дождь, который был явно нацелен на то, чтобы нам навредить. И второе - мне не нравилось отношение Александра к тем, кого я любила, а ко мне - так тем более. Он не имел права их трогать! Но он был Первородным, а это значило, что он имел право на все.

  Повернув голову, я взглянула на профиль Александра. Он всегда был и остается для меня самым красивым мужчиной. Других нет, но были те, кто тоже смог завладеть моим вниманием. И сравнивая теперь свои чувства, я понимала, что они совершенно не похожи одно на другое. Я любила всех по-разному. Юлиана - как отца и наставника, Леонида - как сына и поддержку, а Александра... как мужчину.

  Зеленые глаза вампира встретились с моими. Заворожено наблюдая, как по его лицу пробегают полоски уличного света, я думала о том, что же чувствую к нему в настоящий момент? Ненависть... трепет... восхищение... страх... и что-то еще, в чем я сейчас совершенно не хотела разбираться. "Только бы не прежние чувства" - уговаривала я саму себя.

  Всю дорогу мы провели в молчании. Автомобиль въехал в один из престижных районов города и остановился перед шикарным подъездом.

  - Это твой дом? - спросила я ради простого любопытства.

  - Один из нескольких.

  - Мило.

  Мы вышли из машины и зашли в дом. Как я и ожидала, здесь роскошь была в каждой детали, начиная от дверных ручек и заканчивая люстрами. Сколько было комнат, судить оказалось сложно. Но как я поняла, тут было несколько квартир, которые располагались на весь этаж. Квартира же Александра находилась на седьмом, и это было так по-людски, что совершенно не казалось привычным и подходящим жилищем для вампира. Но Александр был одним из немногих, если не единственный, кто мог себя чувствовать в безопасности в любом месте, куда способны проникнуть солнечные лучи. Удобно, ничего не скажешь.

  - Где здесь ванная? - спросила я вампира, который молча следовал за мной, пока я разглядывала убранство комнат.

  Александр проводил меня к ванной. Причем, он еще не открыл дверь, а я уже почуяла насыщенный запах крови. Так что, когда вошла внутрь, то была приятно удивлена, увидев ванную, наполненную этим свежим источником нашей жизни.

  - Ничего себе... - вырвалось у меня уже сквозь слипшееся горло.

  Не часто выпадает возможность на такую роскошь, особенно в нынешнее время.

  - Располагайся, - ответил мне Александр, прежде чем оставить одну.

  Он вышел, но я даже не стала думать - куда и зачем, я уже была поглощена предвкушением и мыслями о том, как принимаю эту сладкую ванную. Единственное, что заставило меня потерпеть еще немножко, это нежелание испортить эту сладость ядовитым привкусом чеснока, поэтому, первым делом я наспех приняла холодный душ с большим количеством пены. И вуа-ля! Свежая и чистая я подошла к ванной, опустила в нее руку и слизала с кончиков пальцев алую жидкость. Вкус оказался бесподобным, хоть кровь и была слегка разбавлена добавками против свертывания и немного пресной водой. Но я все равно была готова в этой ванной захлебнуться, или хотя бы - опуститься над ней и лакать как кошка до потери сознания. Я практически так и сделала. Я залезла в ванную и погрузилась в нее с головой, проглатывая все, что попадало в рот. А когда вынырнула, то принялась слизывать кровь с кожи рук, смаковать пальчик за пальчиком, и снова опускать их в кровь... пока... почти донесенную до рта ладонь не перехватила мужская рука Александра. Мой язык замер у самых пальцев, так что пришлось его спрятать обратно в рот.

  Вампир подкрался ко мне со спины и не торопился появляться перед моим взором. И меня это нервировало, как и вообще его присутствие.

  - Отпусти, - строго произнесла я, пытаясь выдернуть ладонь из его руки.

  Но Александр не позволил, сжав мою ладонь до хруста косточек, так что я вскрикнула от боли.

  А потом... он поднял мою руку вверх, и я задохнулась от эмоций, когда его влажные губы обхватили мои пальцы, и кожи коснулся влажный язык. От того, как он слизывал с меня кровь, я потонула в ощущениях, закрывая глаза. Секунду назад я хотела его прогнать, и вот теперь уже сама не знала, чего же хотела на самом деле. Я откинула голову на бортик ванной, и вовсе перестала дышать, когда мои губы попали в сладостный плен его губ, раскатывая по языку привкус крови. Такой поцелуй у меня был впервые, когда мужчина целовал с такого положения. И это было... так невероятно ново, что разом пало все мое сопротивление. Но главной причиной было то, что рядом со мной находился Александр, и этим все объяснялось. Сейчас я была готова ему позволить все что угодно, потому что я этого хотела... всегда хотела. И это несмотря на всю мою ненависть к нему сейчас. Ведь я мечтала о близости с ним еще будучи его невестой, хихикая и обсуждая с подругами всякого рода информацию, которую нам только удалось узнать о первой брачной ночи. Мне тогда казалось, что я не вынесу этой ночи, потому что чувствовала себя едва живой от одного прикосновения этого мужчины, будь то случайное касание или любое другое, скромно прикрытое нормами приличия. У нас ведь с ним почти ничего не было, и даже наши спрятанные от всех поцелуи можно было пересчитать на пальцах. И вот сейчас, он предлагал мне все то, о чем я когда-то мечтала смертной, и чего была лишена.

  Прекратив поцелуй, Александр попытался отстраниться. Показывая свой протест, я обхватила его ладонью за шею и потянула к себе, ощущая как под рукой каменеют мышцы. А по моим губам прокатился томный и низкий смех, так по-мужски, и так по-смертному...

9
{"b":"162842","o":1}